Александр Нестеренко (tvister1) wrote in oldrus,
Александр Нестеренко
tvister1
oldrus

Category:

ЛИПИЦКАЯ БИТВА (ч.2)

  В 1216 году противники сошлись на реке Липица в окрестностях Юрьева Польского. Мстислав в последний раз попытался уладить конфликт миром. «Благоразумный Мстислав еще надеялся отвратить кровопролитие. Послы Новогородские говорили Георгию (Юрию), что они не признают его врагом своим, будучи готовы заключить мир и с Ярославом, если он добровольно отпустит к ним всех их сограждан и возвратит Торжок с Волоком Ламским. Но Георгий ответствовал, что враги его брата суть его собственные; а Ярослав, надменный и мстительный, не хотел слушать никаких предложений» (Карамзин. СС., т. 3, с. 440).
  Ярослав расценил попытку мирных переговоров, предпринятую его тестем, как признак слабости и заносчиво ответил послам, что новгородцы уподобились рыбе, которая не заметила, как оказалась на суше и испугалась: «мира не хочем, мужи у мене; а далече шли, и вышли аки рыбы на сухо» (НПЛ).
  
  Карамзин описывает, как перед битвой суздальские бояре, льстя самолюбию своих князей похвалялись что «никогда еще враги не выходили целы из сильной земли Суздальской; что жители ее могли бы с успехом противоборствовать соединенному войску всех Россиян, и седлами закидают Новогородцев» (Карамзин. СС., т. 3, с. 441).
  Перед битвой князья Ярослав и Юрий договорились о будущем разделе Руси. Ярослав должен был получить Новгород, а Галицкую землю Мстислава они собирались поделить между собой. Собрав бояр, братья отдают им неслыханный, по тем временам, приказ: под страхом смерти не брать пленных – убивать даже тех, на ком будет шитое золотом одежда.
  В средние века войны велись, прежде всего, с целью захвата пленных для продажи их в рабство или получения выкупа. Простой суздальский крестьянин, взяв в плен одетого в шитое золотом платье знатного новгородца, мог получить за него такой большой выкуп, что обеспечил бы себя на всю оставшуюся жизнь. Так что, приказ убивать пленных для наших предков такая же нелепость, как для современника прикуривание от ста долларовой купюры. Не говоря уже о морально-нравственной стороне этого распоряжения «милосердного и человеколюбивого» Ярослава. По счастью, кровожадным планам Ярослава по отношению к пленным новгородцам сбыться было не суждено. В Липецкой битве войска Юрия и Ярослава понесли сокрушительное поражение.
  Ярославу - главному виновнику этой войны совсем не хотелось испытать на своей шкуре участь, которая ожидала бы его противника, в случае если бы он одержал победу. Бросив на произвол судьбы свое войско, Ярослав в панике бежит с поля боя. И бежит так быстро, что загоняет четырех коней и лишь на пятом добирается до спасительных стен родного Переславля. В город он приехал в одном исподнем («одной первой сорочке»), бросив по дороге оружие, дорогие доспехи и верхнею одежду. Брошенные Ярославам доспехи - шлем и кольчугу нашла шестьсот лет спустя (в 1808 году) в кустах недалеко от Юрьева - Польского крестьянка, собиравшая орехи. В действительности жизни Ярослава ни чего не угрожало: новгородцы, по словам летописца, «по обычаю дедов» пошли в бой пешие и босиком а, поэтому, при всем желании не смогли бы угнаться за удирающим в одной рубахе верхом на коне Ярославом.
 
   Прискакав в Переславль Ярослав приказал схватить ни в чем не повинных новгородских и смоленских купцов, имевших неосторожность оказаться в суздальской земле. Сто пятьдесят схваченных по приказу Ярослава новгородцев заперли в тесной избе, где они в страшных муках скончались. Смолянам, коих изловили пятнадцать человек, держали в другом месте, и им удалось выжить.
  Когда войска победителей подошли к Переславлю, Ярослав послал гонцов к Константину, умоляя не выдавать его тестю. Затем и сам приехал к брату «ударил ему чалом и сказал: Господин! Я в твоей воле: не выдавай меня тестю моему Мстиславу, а сам накорми меня хлебом» (Соловьев СС., т. 1, с. 596). Осыпав богатыми дарами и подарками князей-победителей и их воевод, Ярослав вымолил себе прощение. Он вернул оставшихся в живых купцов и вынужден был возвратить Мстиславу его дочь – свою жену. После этого ему милостиво позволили остаться княжить в Переславле. Позднее Ярослав не раз посылал к Мстиславу с просьбой вернуть ему жену, но все напрасно.
  Но это не смущает многочисленных манипуляторов, которые продолжают внушать согражданам, что матерью Александра Ярославича (больше известного как Невского) была не половецкая или рязанская княжна Феодосия (как это доказал всемирно признанный авторитет в области генеалогии дома Рюриковичей Н. А. Баумгартен), а дочка Мстислава Удалого.
Tags: военная история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 69 comments