?

Log in

No account? Create an account
7 ноя, 2010 @ 12:40 Московская Русь и Крымское ханство. Часть 1 "Союзники"
About this Entry
sergey_rf_965:

Во второй четверти XV века Золотая Орда окончательно распалась на ряд самостоятельных ханств, в результате чего Московской Руси пришлось иметь дело уже с несколькими татарскими государствами, одним из которых было, образовавшееся в 1441-м году Крымское ханство. Крымское ханство просуществовало дольше других осколков Золотой Орды (до 1783 года) и именно борьба с Крымом, носила наиболее длительный и ожесточённый характер. Однако на первом этапе, во второй половине XV и в самом начале XVI столетия, отношения Московской Руси с Крымским ханством были мирными, каких-либо враждебных действий между двумя государствами, не происходило. Более того, в этот период Москва и Крым находились в союзнических отношениях, что было связано с наличием общих противников, прежде всего в лице Большой Орды и в меньшей степени Великого княжества Литовского.


После распада Орды, наиболее крупным татарским государственным образованием оказалась Большая Орда, правители которой вполне обоснованно считали себя правопреемниками бывшей Золотой Орды и периодически предпринимали попытки восстановления былого единства державы чингизидов, и той власти, которой обладала Орда над русскими княжествами. В этих условиях главным противником и для Московской Руси, и для крымского государства являлась именно Большая Орда, от успеха или неудачи противостояния с которой зависела свобода Руси, а в случае с Крымским ханством возможно и само существование этого государства.
В середине и второй половине XV века Московская Русь одержала ряд военных побед над Казанским ханством и ордой Сеид-Ахмада, а к концу 50-х – началу 60-х годов XV столетия прекратила выплату дани Большой Орде, что неизбежно привело к открытому вооружённому противостоянию с этим государством. Так, в 1460 году большеордынский хан Махмуд совершил нападение на подвластную Москве Рязань, ещё через 5 лет он же предпринял новое крупномасштабное нашествие «на Русскую землю со всею Ордою», однако на этот раз хану не удалось дойти до русских рубежей, в связи с тем, что выступившее в поход на Русь большеордынское войско подверглось внезапному нападению крымцев и было разгромлено: «Того же лета поиде безбожный царь Махмут на Русскую землю со всею Ордою и бысть на Дону. Божиею же милостию и Его пречистые Матери прииде на него царь Азигирей и би его и Орду взя. И начаша воеватися промежь себе, и тако Богъ избави Русскую землю отъ поганыхъ» (Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 12). Таким образом, Крымское ханство невольно способствовало срыву очередного крупномасштабного нашествия Орды на Русь.
В начале 70-х годов начинаются первые официальные контакты Москвы и Крыма, что было непосредственно связано с возросшей внешнеполитической активностью Большой Орды и обострившимися в связи с этим, отношениями Крыма и Москвы с Большой Ордой. Сменивший Махмуда, Ахмат предпринял определённые и весьма успешные шаги по восстановлению былого единства и могущества «Улуса Джучиева». Кроме того, не собирался хан отказываться и от восстановления утраченной власти над Русью, при этом, как видно из требований, выдвигаемых Ахматом в ходе переговоров с Москвой в 1474-1480-х годах, в планы большеордынского правителя входило не только восстановление даннических отношений, но и реставрация уже давно ушедших в прошлое, форм политической зависимости в виде поездок русского князя в Орду и утверждения его власти ханским ярлыком. Всё это естественно создавало угрозу независимости как Московского княжества так и Крымской орды.
В этих условиях и Москва и Крым объективно были заинтересованы в союзе друг с другом, в связи с чем неизбежно встал вопрос о заключении договора против «вопчего недруга». Первым инициативу проявил, находившийся на протяжении уже многих лет в состоянии войны с Большой Ордой, крымский хан Менгли-Гирей, направивший в 1473 году посольство в Москву с предложением установления союзнических отношений против Ахмата: «прииде посол к великому князю от царя Крымъского Менли Гирея Ачигиреева сына именем Азибаба, а прислал к великому князю с любовью и з братьством…» (Московский летописный свод конца XV в. ПСРЛ, Т.25 стр. 301). Со своей стороны и Иван III, после отражения под Алексином нашествия Ахмата, окончательно разорвавший даннические отношения с Большой ордой, также был заинтересован в наличии союзников, и в следующем году в Крым было отправлено ответное посольство. При этом, московский «проект договора» не ограничивался только антиордынской направленностью, но также содержал предложения о союзе ещё и против союзника Большой Орды, Великого княжества Литовского: «А на моего недруга на Ахмата царя быти ти со мною заодинъ: коли пойдетъ на меня царь Ахматъ, и мне къ тобе весть послати, и тобе моему брату великому князю Ивану отпустити царевичевъ своихъ на Орду. А пойдетъ на тобя Ахматъ царь, и мне Менли-Гирею царю на него пойти, или брата своего отпустити съ своими людми, а быти ми на него съ тобою заодинъ. Также ми и на короля, на твоего недруга, быти съ тобою заодинъ: коли ты на короля пойдешь, и мне на него пойти на его землю; или король пойдетъ на тобя на великого князя, или пошлетъ, и мне также на короля и на его землю пойти» (Сборник РИО. Т. 41, стр. 5). Однако по вине крымской стороны, не желавшей придавать союзу с Москвой антилитовский характер, переговоры не привели к ожидаемому результату. И хотя, несмотря на неудачу переговоров, контакты между двумя государствами не были прерваны, и в следующем году в Крым было направлено новое русское посольство, однако и на этот раз договор не был заключён…
В дальнейшем ситуация ещё более осложнилась, в связи с начавшимися междоусобицами внутри Крымского ханства. В 1475 году Менгли-Гирея сверг его брат Нурдавлет, тогда же турки захватили генуэзские владения в Крыму, а сам Менгли-Гирей был взят ими в плен. В 1476 году Большая Орда предпринимает успешный поход на Крым, в результате которого, крымский престол занимает ставленник Ахмата, Джанибек, и Крым оказывается под контролем Большой Орды: «Того же лета посла царь Ахматъ Ординский сына своего с Татары и взя Крим, всу Азигириевоу Орду» (Типографская летопись. ПСРЛ. т. 24). Но уже в следующем году Нурдавлет изгоняет Джанибека, и восстанавливает независимость Крымского ханства, в свою очередь через год Менгли-Гирей при поддержке турок возвращает себе власть, но при этом сам становится вассалом турецкого султана.
С возвращением Менгли-Гирея заканчивается период крымских междоусобиц, возобновляются и контакты Москвой. В итоге, после продолжительных переговоров, в начале 1480 года союзный договор был окончательно утверждён. При этом Менгли-Гирей всё-таки пошёл на уступки и согласился включить Литву в число «вопчих недругов», на чём с самого начала настаивал московский князь: «А на Ахмата царя быти намъ съ тобою заодинъ: коли пойдетъ на меня царь Ахматъ, и тобе моему брату великому князю Ивану царевичевъ твоихъ отпустити на Орду съ уланы и со князми. А пойдетъ на тобя Ахматъ царь, и мне Менли-Гирею царю на Ахмата царя пойти, или брата своего отпустити съ своими людми. Также и на короля, на вопчего своего недруга, быти намъ съ тобою заодинъ: коли ты на короля пойдешь, или пошлешь, и мне на него пойти и на его землю; коли король пойдетъ на тобя на моего брата на великого князя, или пошлетъ, и мне также на короля и на его землю пойти. А буду и въ шерти съ королемъ, а тобе моему брату великому князю каково дело будетъ съ королемъ, и мне королю шерть сложити, а быти ми на него съ тобою заодинъ» (Сб. РИО. Т. 41, стр. 20). Таким образом, настойчивость Ивана III, твёрдая и последовательная позиция русской стороны в итоге дали свои результаты, союзный договор, необходимый обеим сторонам, был заключён, что несомненно явилось существенной дипломатической победой Руси.
Первым испытанием и проверкой на действенность русско-крымского союза явились события 1480 года, когда Ахмат, не добившись восстановления власти над Русью дипломатическим путём, предпринял попытку силой достичь своих целей, организовав новое крупномасштабное нашествие, закончившееся знаменитым «стоянием на Угре». Как известно, русско-ордынское противостояние происходило без участия «третьих сторон»: крымские татары не оказали военной помощи Москве, литовцы также не оказали поддержки своим татарским союзникам, несмотря на то, что ранее король Казимир сам выдвигал инициативу о совместном литовско-ордынском походе на Русь: «А Казимер, король Литовской, то слышев князей великих розмирку, князя великого Ивана Васильевича з братьею не в миру, со князем Андреем да з Борисом, а слышев гнев великий Ахматов царев на великого же князя Ивана Васильевича, и порадовася тому король литовский Казимер. Служить ему тогда Ордынской князь Акирей Муратович, и посылает его в Орду ко царю Ахмату с тою речью, что князь великии немирен з братьею, что брат его князь Андрей и з братом князем Борисом из земли вышли со всеми силами, ино земля ныне Московская пуста. “А со мною ныне немирен же, и ты бы ныне на него пошел, время твое, а яз нынеча за свою обиду с тобою же иду на него”. Безбожныи же царь Ахмат порадовася тому и совет зол совещает с королем с Казимером, и отпущает его скоро х королю, и совет чинит на осень на усть Угры с королем. И совокупив выликиа силы, царь безбожный Ахмат въскоре поиде на Русь» (Вологодско-пермская летопись. ПСРЛ. Т. 26, стр. 262-263).
Причины по которым Казимир уклонился от исполнения своих союзнических обязательств перед Большой Ордой, часто связываются с наличием союза Москвы и Крыма, и в частности с набегом крымских татар на Литву в октябре 1480 года. Однако при детальном рассмотрении действий Менгли-Гирея и политической ситуации внутри ВКЛ, в обоснованности такого утверждения возникают сомнения. Прежде всего необходимо отметить, что нападение крымских татар на Литву, было ограничено набегом на Подолию, который литовцы достаточно легко отбили силами местных войск. Следовательно, данная антилитовская акция Крыма была незначительной по своему масштабу и вряд ли могла явиться причиной отказа Казимира от выступления на стороне Орды. Кроме того, существует прямые указания источников, объясняющие причины бездействия Казимира внутрилитовскими усобицами, а отнюдь не набегом крымских татар «Король самъ къ нему не поиде, ни силы своея не посла, понеже убо быша ему свои усобици» (Симеоновская летопись. ПСРЛ. т. 18. стр. 268). С высокой степенью вероятности можно предположить, что Казимир опасался выступлений промосковски настроенной знати ВКЛ. И подобные опасения были явно не безосновательны, известно например, о неудавшемся заговоре против короля Казимира православных князей Литвы в 1481 году, кроме того, на протяжении последующих лет, многие, находившиеся в вассальной зависимости от ВКЛ, русские князья вместе со своими вотчинами добровольно перешли под власть Ивана III. Всё это свидетельствует об имевших место серьёзных промосковских настроениях значительной части православной литовской знати, и вполне вероятно, что эти настроения уже в 1480 году могли перерасти в прямое вооружённое выступление против Литовского государства, как это неоднократно случалось позднее. Судя по всему, именно это обстоятельство, а не грабительский набег крымских татар, и явилось главной причиной того, что Литва не решилась оказать военную поддержку Большой Орде.
Таким образом, приходится признать, что во время событий 1480 года, Крымская сторона фактически уклонилась от исполнения своих союзнических обязательств перед Русью. В отношении главного противника, Большой Орды Менгли-Гирей не предпринимал никаких военных акций, как того требовали обязательства союзного договора с Москвой («А пойдетъ на тобя Ахматъ царь, и мне Менли-Гирею царю на Ахмата царя пойти…»), а татарский набег на окраины Литовского княжества, не мог быть причиной отказа Казимира от участия в русско-ордынской войне.
Подобная же ситуация повторилась и в период русско-литовской войны 1487-1494 годов. Начиная войну за освобождение Верховских княжеств, Иван Третий с полным правом, в соответствии с заключённым договором, рассчитывал на помощь Крыма. Но и на этот раз Менгли-Гирей не оказал никакой реальной помощи Московской Руси. В ответ на требование русского посольства 1492 г. о военной поддержке, хан ответил отказом, оправдывая своё нежелание посылать войска в помощь своему союзнику, занятостью строительством крепости в устье Днепра, которая якобы должна была стать главным опорным пунктом на «литовском направлении» и обеспечить успех в войне против ВКЛ. Однако Иван III хорошо понимал, что строительство крепости является лишь предлогом для уклонения от исполнения союзнических обязательств, и требовал от хана прямого участия в войне: «А что город делаешь на Днепре, и нам сказывали, что тот город далече от Литовской земли, близко деи устья Днепрьского, и ты бы ныне однолично то дело пооставил, а сам бы еси на конь всел и ратью пошол на Литовскую землю» (Сборник РИО. Т. 41, стр. 158)…
В то же время русская сторона надлежащим образом исполняла свои союзнические обязательства перед Крымом. Так, неоднократно в 1485, 1487, 1490 и 1491 годах, Иван III отправлял свои войска в походы на Большую Орду, с которой Крым в то время находился в состоянии войны, особенно действенной московская помощь оказалась в 1491 году, когда разбитая «Ахматовыми детьми» и вытесненная за Перекоп Крымская орда, оказалась в крайне тяжёлом положении, и только благодаря своевременному выдвижению русских войск в степь, Большая Орда вынуждена была отказаться от продолжения наступательных действий против Крыма. «Тое же весны маиа прииде весть к великому князю Ивану Васильевичю, что идут Ординскые цари Сеит, Ахмет и Шигахмет, с силою на царя Менли Гирея Крымского. Князь великы на помощь Крымскому царю Менли Гирею отпустилъ воевод своих в поле ко Орде, князя Петра Микитича Оболеньсково да князя Ивана Михаиловича Репню Оболеньского же, да с ними многых детеи боярьскых двора своего, да Мердоулатова сына царевича Сатылгана с уланы и со князи и со всеми казаки послал вместе же с своими воеводами. А Казанскому царю Махмет Аминю велелъ послати воеводъ своих с силою вместе же со царевичемъ и с великого князя воеводами. А князю Андрею Васильевичю и князю Борису Васильевичю и братьи своеи велел послати своих воевод с силою вместе же своими воеводами. И князь Борис Васильевич воеводу своего послал с великого князя воеводами, а князя Ондрея Васильевича воеводы и силы своея не послал. И снидошася вместе великого князя воеводы съ царевичемъ Сатылганом, и с Казанского царя воеводами со Абашь Уланом и съ Бубрашь Сеитом в поле, и княж Борисовъ Васильевича воевода. И поидоша вместе къ Орде. Слышавше же цари Ординьскые силу многу великого князя в поле к ним приближающуся, и убоявшеся възвратившеся от Перекопи, сила же великого же князя възвратися во свояси без брани» (Московский летописный свод конца XV века. ПСРЛ. Т. 25, стр. 332).
Хотя справедливости ради следует отметить, что наши крымские союзники под конец русско-литовской войны всё-таки выступили против Литвы. Зимой 1492-1493 годов, крымские татары подвергли нападению окрестности Киева и Чернигова, однако этот набег уже не мог существенно повлиять на ход и результаты этой войны: к тому времени боевые действия между Московской Русью и Литвой уже в основном завершились, к началу 1493 года большинство Верховских земель были очищены от литовцев, и весь этот год, противники вели длительные и трудные переговоры, завершившиеся в феврале 1494 года заключением в целом выгодного для Москвы мира.
Следующей проверкой на эффективность русско-крымского союза явилась новая русско-литовская война 1500-1503 годов, в которой на стороне Литвы принимала участие и Большая Орда. В первые месяцы войны русским войскам сопутствовал значительный успех: летом 1500 года были освобождены северские земли и одержана крупная победа в битве на Ведроши. Крымцы также приняли участие в боевых действиях против ВКЛ: «В ту же осень по наущению великого князя московского царь перекопский Менгли-Гирей послал сына своего Ахмат-Гирея, султана с прочими своими детьми и с многими силами татарскими. И воевали [они] земли Волынскую и Подляшскую и Польскую, и сожгли тогда города Владимир и Брест, и воевали около Люблина до самой реки Вислы и, перейдя за Вислу, большой город Опатов сожгли и много зла причинили и сотворили несказанное кровопролитие христианам в Великом княжестве Литовском и в Польше» (Хроника Быховца. М. 1966г.), но при этом следует иметь в виду, что это довольно крупное нашествие, произошло осенью 1500 года, то есть уже после того, как русскими войсками были одержаны решающие победы и на русско-литовском фронте наступило временное затишье.
В 1501 году военные действия между Московской Русью и Литвой возобновились с новой силой: русские войска начали наступление на Смоленском направлении. Но тогда же, и союзная Литве Большая орда совершила крупномасштабное нападение на недавно присоединённую к Московскому государству Северскую землю, татары взяли Новгород Северский, ряд других городов и разорили русские территории до Брянска… Положение Москвы осложнилось ещё и тем, что Ливонский орден, воспользовавшись отвлечением основных русских сил на борьбу с литовцами и татарами, начал боевые действия на северо-западных рубежах Руси. В результате Москва оказалась в крайне неблагоприятной военно-стратегической ситуации: помимо разорения Северской земли, неудачей окончилась попытка взять Мстиславль и наступление на Смоленск было приостановлено, таким образом Москве на заключительном этапе войны уже не удалось достичь таких же успехов как в 1500 году. В этих условиях, помощь крымских союзников была бы крайне необходима. Но и на этот раз Менгли-Гирей уклонился от согласованных с Москвой военных действий, выступив в поход против Большой Орды лишь в начале 1502 года, уже после завершения военных действий на «северской украине» и под Мстиславлем.
Ослабленная предыдущими боями с Крымом и Русью, Большая Орда оказалась не в силах сдержать натиск крымцев: «того же лета, июня, Крымский царь Менли-Гирей побилъ Шиахмата царя Болшиа орды и Орду взялъ» (Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 12). Так прекратило своё существование государство-правопреемник Золотой Орды. Безусловно, что разгром и последующая за этим ликвидация Большой Орды, имела огромное положительное значение как для Русского государства, так и для Крыма, но в то же время, на результатах русско-литовской войны это уже не отразилось, в следующем году Москва и Вильно заключили мир по условиям которого за Московская Русь сохранила за собой, присоединённые в первый год войны территории.
Война 1500-1503г. явилась последним событием в истории Восточной Европы, где Русь и Крым выступали в качестве союзников. Отсутствие большеордынской угрозы привело к коренному изменению характера русско-крымских отношений. Русско-крымский союз ушёл в прошлое, так как после прекращения существования Большой Орды, против которой изначально и был создан данный союз, надобность в последнем сама собой отпала, Крымское ханство отныне превратилось из союзника в главного противника Руси на южном направлении, а отношения Руси и Крыма тем самым вступили в новый этап – длительный период ожесточённого противостояния, продолжавшегося с переменным успехом на протяжении почти трёх столетий…
Оценивая «союзный» период русско-крымских отношений необходимо признать что, союз с Крымом, безусловно сыграл некоторую положительную роль: находясь в состоянии войны с Московской Русью, и Большая Орда и Великое княжество Литовское, вынуждены были учитывать наличие русско-крымского военного союза, который таким образом, являлся определённым сдерживающим фактором в политике этих государств по отношению к Москве. Однако следует признать и то, что союз с Крымом всё-таки не проявил себя должным образом, что было связано с неоднократными нарушениями крымской стороной своих союзнических обязательств. Участие крымских татар в русско-литовских и русско-ордынских войнах, почти всегда ограничивалось использованием весьма незначительных сил. Кроме того, походы крымских войск на Литву и Большую Орду, как правило не были согласованы с русской стороной, в результате чего крымская «помощь» часто оказывалась бесполезной и не оказывала существенного влияния на исход военного противостояния Руси со своими противниками. Однако, несмотря на отсутствие ожидаемой военной помощи от Крыма, Русскому государству в последней четверти XV – начале XVI века, всё-таки удалось добиться значительных результатов в решении внешнеполитических вопросов, главными из которых было успешное отражение попыток Большой Орды восстановить иго, и начало процесса освобождения, ранее захваченных Литвой, западнорусских земель. Указанные успехи были результатом разумной и решительной политики Москвы, при этом, союз с Крымским ханством, являлся всего лишь одним, и как показала практика, далеко не самым главным и эффективным, из элементов внешней политики Московского государства.