July 9th, 2009

СF

О происхождении этнонима «русь»


Вопрос о происхождении корня «рус», составившего основу наименования древнего европейского рода, а позднее государства и целого народа, затрагивали в своих работах большинство исследователей, занимавшихся проблемами начала древнерусской истории, начала Руси. Безусловно, данный вопрос является лишь небольшой частицей сложной многоуровневой структуры кристалла проблемы, и, основываясь только на его решении, делать глобальные выводы ошибочно. Но в то же время нельзя забывать, что все составляющие кристалл элементы тесно связаны между собой, и недооценивать определенную важность вопроса происхождения этнонима «русь» для решения проблемы в целом, конечно, не стоит. Одновременно этимологию наименования народа надо рассматривать только в связи с происхождением и историей этноса, а не в отрыве от нее, и использовать лишь имеющие объяснения в историческом контексте версии, а не случайные необъяснимые созвучия.

Collapse )

"ПЕРИОДИЗАЦИЯ ЯЗЫЧЕСТВА" ИЛИ ОПИСАНИЕ ОБРЯДА?


Се слов(ене).иї ти начаша требы класти Роду и Рожаницам. преже Перуна бога ихъ. а переже того клали требу. упирем и  берегиням(1)

Эта цитата из «Слова святого Григория» известна всем, кто так или иначе интересовался исконной верой Руси. Немало послужил ее популярности Б.А. Рыбаков, в своих трудах «Язычество древних славян» и «Язычество древней Руси»  отметив «замечательную периодизацию славянского язычества, которая содержится во всех его списках». И действительно, вырисовывавшаяся схема столь совпадала с догмами материалистического религиоведения, что не заметить этого было крайне трудно – в полном соответствии с «историческим материализмом» все начиналось с анимистических культов духов природы, упырей и берегинь, потом были Божества плодородия, и, наконец, развитый пантеон небесных Богов.

Однако же покойный академик, к глубокому сожалению, совершенно не дал себе труда задуматься над вопросом – как такая последовательность могла прийти в голову средневековому книжнику-монаху. Он не был знаком с анимистическими культами племен Америки, Австралии и Африки, то есть о непосредственном наблюдении речи вести не приходится. Никакой источник не мог ему подсказать эту мысль тогда – как никому впоследствии, ибо таких источников просто нет. Ни один эллин, ни один скандинав не описывал «перехода» от почитания нимф и сатиров или троллей и ундин к почитанию Олимпийцев или Асов. Подобный переход до сих пор нигде и никем не наблюдался, и является голой схемой, созданной европейскими учеными Нового Времени по ознакомлении с вышеупомянутыми анимистическими культами. Эти культы были – совершенно, отметим, произвольно – сочтены изначальной формой религии – под влиянием совершенно определенной мировоззренческой парадигмы. Парадигма эта была средневековому сознанию, как христианскому, так и языческому, совершенно чужда. Языческому, пожалуй, в особенности.

Чего не портит пагубный бег времен?

Отцы, что были хуже, чем деды, — нас

       Негодней вырастили; наше

              Будет потомство еще порочней.

Восклицал римлянин-язычник Гораций. Та же схема отражена в «Трудах и днях» греческого язычника Гесиода, в Бхагавадгите, в ирландском «Плаче Морриган», в «Старшей Эдде» Германцев, в незамысловатой русской поговорке „Встарь люди были божики, а мы люди тужики, а познейские будут люди пыжики: двенадцать человек соломинку поднимать, так, как прежние люди поднимали такие деревья».

Общим местом любого языческого мировоззрения является убеждение в движении мира от Золотого Века, когда Боги ходили среди людей и земля была неотличима от рая, к пропасти Пралайи, Рагнарекка, Конца Времен. Очевидно, что сказочка про тупых дикарей-предков, только и знавших, что класть требы упырям с берегинями, и лишь спустя века невесть с чего дотумкавшим до поклонения Перуну и Хорсу, в языческом сознании просто не могла возникнуть.

С христианами было все еще проще. «Боги языцей – бесы»(Втор, 32:16-17, Пс 105:37, Коринф 10:10).  Точка. Никаких качественных различий в этом отношении для христианина не существовало и не существует, поклоняться нимфе рощи или Громовержцу – равно впадать в «прелесть диавольскую».

Наконец, подобному восприятию решительно противоречат источники по русскому язычеству, которые упоминали культ берегинь, Рода с Рожаницами, и Перуна с присными, как явления вполне синхронные. Все эти культы бытовали одновременно, а не предшествовали друг другу.

Итак, принять толкование  сведений «Слова святого Григория» Рыбаковым невозможно категорически.

Но о каком тогда «преже» идет речь – ведь явственно говорится о том, что почитание упырей и берегинь предшествовало почитанию Рода и Рожаниц, а то, в свой черед, почитанию Перуна и прочих Богов русского пантеона? Ответ на такой вопрос мог быть только один – временная последовательность существовала не в исторических масштабах, не в ходе изобретенной много позже «эволюции мировоззрения», но в рамках одного единовременного действа, в рамках ритуала!

Для сравнения обратимся к единственной индоевропейской религии, сохранившейся до наших дней - индуизму. При начале индуистского богослужения-пуджи совершается обряд для отвлечения внимания местных природных духов, дабы они не препятствовали проведению ритуала. Затем совершается обряд почитания Шивы-Рудры и его многоликой супруги-Шакти. И только потом доходит черед до многочисленных Божеств-Дэвов, с их царем, Громовержцем Индрой, во главе.

Налицо практически полный параллелизм с последовательностью из «Слова святого Григория». Местные духи – упыри и берегини, дэвы во главе с Индрой – боги во главе с Перуном. А посередине – Рудра/Шива и его Шакти. Рудру с Родом сопоставляют и Б.А. Рыбаков, и индолог Н.Р. Гусева.

Тут надо бегло коснуться темы Рода. Рода в качестве верховного Божества не «Рыбаков выдумал», как полагают малограмотные обитатели ру-нета. В таковом качестве его опознал еще дореволюционный исследователь Бестужев-Рюмин.

Надо сказать, нынешние кавалерийские наскоки на Рода меня убеждают весьма мало. Ибо фактом остается то, что в двух независимых источниках именно Род противопоставляется Единому иудеев и христиан. А это что-то да значит. Альтернативные объяснения, мягко говоря, не вдохновляют. Ни одно из них не может разъяснить ни этого противопоставления, ни сопоставления в том же «Слове святого Григория» Рода с личностными и весьма значительными Божествами египтян и эллинов; ни ярости обличений культа этого персонажа – ярости совершенно непонятной, если бы речь шла о почитании домашних духов, беспечально дожившем до нашего времени, или, тем паче, ассимилированном церковью в «родительские субботы», культе рода и предков.

Роль Рода, его упоминание почти постоянно в компании с Рожаницами, реконструируемый по упоминаниям рассеивания Родом зачинающих детей «грудъ»-капель фаллический характер Рода, наконец, само редкое его упоминание – все это (и кроме того, звучание и этимология имени) убедительно сближает его с Рудрой.

А укрепляет меня в восприятии обсуждаемого фрагмента «Слова святого Григория» другой средневековый источник, исповедальный вопрос из «Устава преподобного Саввы». "не сблудила ли с бабами богомерзкие блуды (2), не молилася ли вилам, или Роду и Рожаницам, и Перуну, и Хорсу, и Мокоши, пила и ела?»(3). Повторюсь – речь не об описании далеких времен, и даже не об анти-языческой риторике. Перед нами документ практический, можно сказать, инструкция. И описан тут именно ритуал, причем в той же последовательности – «вилы» - духи природы, Род и Рожаницы, и, наконец, Перун с присными. Это – XVI век. Отметим на полях: невзирая на распространившуюся моду отрицать существование такого явления, как двоеверие и приписывать его изобретение все тому же Б.А. Рыбакову, данный документ недвусмысленно свидетельствует, что и шесть столетий спустя после низвержения киевских кумиров русские люди не только жгли Масленицу, спускали в речки веночки на Купалу, пекли блины, расписывали яйца и украшали причелины с наличниками шестилучевыми колесами, а полотенца – свастиками. Они сознательно поклонялись языческим Богам под их собственными именами. Это – данные источника. Если они кому-то не нравятся – это сугубо его личное дело.

Таким образом, предполагавшаяся Б.А. Рыбаковым «периодизация» исчезает. Перун не «сменял» и не «вытеснял» Рода – их культы бытовали не просто одновременно, но в рамках единого обряда. По описанию в «Слове святого Григория» и исповедальном вопросе можно реконструировать обряд так.

1.                                   обращение и выставление «требы» духам природы – упырям, берегиням, вилам, с просьбой не мешать обряду.

2.                                   почитание жертвой Рода и его многочисленных Шакти – Рожаниц.

3.                                   Обращение собственно к Богам, начиная с Громовержца.

4.                                   ритуальный пир – поедание и распивание жертвенного питья и пищи.

 

 -----

1)Гальковский Н.М. Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси. М., 1913, с. 33.
                  2)Не надо представлять сие в духе группы «ТаТу». Слова «блуд», «блудить» имели на Руси не только сексуальное значение, но означали и «отпадать от истинной веры, впадать в раскол или в ересь».

3)Аничков Е.В. Язычество и древняя Русь. Спб, 1914, с. 267