September 13th, 2009

varing

Спорные вопросы методологии изучения русских летописей

В 1973 году на страницах журнала "Вопросы истории" развернулась весьма жёсткая дискуссия по вопросам методологии изучения древнерусских летописей. А.Г. Кузьмин выступил с анализом предшествующего летописеведения и высказал ряд критических соображений относительно подхода А.А.Шахматова. На статью отреагировали Д.С.Лихачёв, Я.С.Лурье и (за компанию) В.Л.Янин.

Позиция 1:
Кузьмин А.Г. Спорные вопросы методологии изучения русских летописей // Вопросы истории. 1973. N 2.

Позиция 2:
Лихачёв Д.С., Янин В.Л., Лурье Я.С. Подлинные и мнимые вопросы методологии изучения русских летописей // Вопросы истории. 1973. N 8.

Представленные материалы дают хорошую возможность оценить как работу Кузьмина (пересказывать её не имеет смысла), так и критику со стороны его оппонентов.

Общие положения критики А.Г.Кузьмина:

1. В науке существуют "специалисты" и "неспециалисты". Только для последних, будто бы, выводы Кузьмина "могут показаться резонными". Всё это софистика, призванная как бы изначально принизить оппонента. Или, если хотите, "баян".
2. Кузьмин настаивает на том, что анализ летописей "должен быть дополнен историческим осмыслением текста летописи", а не предваряться "формально-филологическим изучением". Видимо, оппоненты Кузьмина считают, что нужно наоборот.
3. Статья Кузьмина - это "переоценка ценностей" (в частности, критический подход к построениям А.А.Шахматова) без "убедительного опровержения критикуемого метода". В обратном можно убедиться в самой статье Кузьмина. Но критиковать Шахматова оказалось недопустимым потому, что его подход "оказал прогрессивное и очень плодотворное влияние на всё историческое источниковедение и на литературоведение".
4. Кузьмин делит учёных на "историков" и "филологов" и, тем самым, "вносит путаницу в понятие метода". Однако, во-первых, такое деление объективно присутствует, во-вторых, именно филологи зачастую выдвигают свои построения в полном отрыве от исторической действительности, что нередко приводит к разнообразным спекуляциям.
5. А заодно Кузьмин якобы перепутал, и Лурье совсем не сомневался в героический миссии Ивана Сусанина (???)

В общем, вот такая "критика". Ну и, естественно, про "подлинные" (раз у Кузьмина "мнимые") вопросы методологии изучения русских летописей - ни слова.

Впрочем, немаловажно, почему против Кузьмина столь единодушно выступили академик и два членкора АН СССР. В действительности поводом для выступления вряд ли стала критика Кузьминым шахматовского подхода к изучению летописей сама по себе (хотя для Кузьмина именно этот вопрос имел принципиальное научное значение). Скорее всего, Лихачёв увидел в статье Кузьмина угрозу для собственной монополии в области изучения летописей. Конечно, он не смог не отреагировать на взвешенную и аргументированную статью Кузьмина, которая осталась классической для отечественного источниковедения. А академик Лихачёв остался, с позволения сказать, "совестью интеллигенции". Его прозаические переводы ПВЛ могут пригодиться, разве что, детям школьного возраста.

Несомненно, радует и форма, в которой выражена позиция оппонентов Кузьмина - "коллективное письмо", обязательно с указанием научных регалий. Впрочем, сейчас такое тоже не редкость. Высказаться с ответом на "критику" Кузьмину не дали. Но редакция "Вопросов истории" постаралась свернуть дискуссию: "Ряд научных проблем, поставленных как в статье Кузьмина, так и в письме, требуют дальнейшего углублённого исследования".