November 21st, 2009

the don

Генетические параллели между населением Северо-Западной России и Северо-Восточной Польши

Обращаю внимание участников сообщества на любопытное исследование генофондов ряда русских, польских, литовских и западно-финнских популяций: "Следы балтийских славян в генофонде русского населения Восточной Европы", Б.Малярчук, 2009.

По результатам настоящего и предшествующих исследований центрально- и восточно-европейских генофондов автор формулирует следующие тезисы:

Collapse )

К процитированному должен добавить следующее. Предшествующие исследования генофондов восточно-европейских народов выявили значительное сходство между поляками, белорусами и русскими в целом — местами даже более значительное, чем между русскими и украинцами. Вместе с этим, по отцовским линиям Y-хромосомы белорусы обнаружили близость не только с поляками, но и с далёкими лужицкими сербами [Балановский, Тегако, 2008]. Такое положение вещей хорошо иллюстрируют карты расстояний на основании данных по Y-хромосоме: от русских популяций, от белорусов и украинцев [Балановский, Балановская, 2008].


По результатам автор касается истории и лингвистики, где находит параллель в отмеченных рядом историков следах колонизации областей Северо-Западной России большой группой балтийских славян — выходцев из Южной Прибалтики и Польского Поморья — в 5-6 вв. н.э.

При этом речь идёт именно о появлении большой массы славянского населения в Приильменье и верховьях Западной Двины, которое констатируется и археологами, и лингвистами, и антропологами. В то же время, распространённой точкой зрения на появление славян на юго-западном побережье Балтики — предположительно, исходном ареале миграции — является мнение о вытеснении оттуда германцев около 4-5 вв. н.э. и появлении достоверно славянской суковско-дзедзицкой (wiki) археологической культуры. По всей вероятности, вытеснившая германцев группа славян была настолько многочисленна, что буквально за несколько столетий заселила не только свободившиеся земли, но и — морским путём — северо-западные области будущей Руси. Без теории пассионарности за авторством Л.Н.Гумилёва здесь обойтись не удастся.

Если абстрагироваться от поиска исторических параллелей и вернуться к популяционной генетике, то указанный сценарий является далеко не единственным. Нам достоверно известен только факт сходства генофондов поляков, русских и белорусов, а также существование внутри них примечательной группы популяций Сувалки-Псков-Новгород, чего самого по себе недостаточно для заключения об имевшей место миграции с запада на восток или с востока на запад. Не менее вероятным выглядит «автохтонный» сценарий, в соответствии с которым указанная группа популяций некогда находилась в пределах единого ареала и была разделена лишь позже. За отсутствием откровенно противоречивых фактов возможность подобного процесса отвергать пока рано.


Какой бы ни была природа сходства генофондов Северо-Западной России и Северо-Восточной Польши, факт этого сходства генетикой выявлен и даёт возможность верифицировать уже имеющиеся в исторической науке теории появления русского народа и русской государственности.