November 8th, 2010

Портрет
  • savliy

Все ли безнадежно?

Периоды пессимизма бывают у всякого. В стране, которая вдоль и поперек раскатана злосчастной судьбой, мало поводов для радостного взгляда в будущее. Напротив, даже самые стойкие оптимисты видят, что все летит в тартарары, и ничего нельзя сделать. Мы закрываем глаза на свои бесконечные неудачи и продолжаем трудиться. В какой-то момент поднимаем головы и пытаемся осмотреться: как дела? А дела все хуже.
Где же в этой ситуации найти прочную основу для мужества и превосходства духа? Как настроиться на грядущие победы, если мы уже давно забыли, что такое вкус победы – и каждый отдельный человек, умученный бытовыми неурядицами, и нация в целом?
Есть соблазн простого ответа, который так любят церковные неофиты: а ты молись! Это ерунда. Молитвы нужны для укрепления в вере, а вера – для дел. Словами горю не помочь. И «на Бога надейся, да сам не плошай». Представить себе, что «Богородица спасет», а мы где-то в стороне будем радостно отбивать поклоны – дело наипустейшее. И угоднее Богу наши дела, а не бесплодный ритуал.
Какие же это дела? Кажется ведь, что наша беспомощность не может преодолеть сложившихся обстоятельств. Так ли это? Если вспомнить, что мы живем в условиях перманентного кризиса, то стоит рассматривать этот кризис как нестабильное состояние, в котором даже воля отдельного человека может направить судьбу нации в какое-то новое русло. Это и есть Божья Воля, реализованная через человека. Нам лишь не дано знать, в какой момент эта Воля совпадает с нашими текущими усилиями. Если ориентир верен, то они рано или поздно совпадут с Его Волей.
Правильный ориентир – тоже проблема. При внешней горделивой уверенности чуть не каждого современного человека в своей правоте всюду и во всем, где-то в глубине все мы очень неуверенны. Это собаке можно давать прикорм, и она становится послушной сложившемуся условному рефлексу. Человек все равно будет анализировать, сколь его ни прикармливай или не секи. Даже если одни виды деятельности угнетены, а другие поощряются пряниками. «Пряник», ради которого пришлось пройти по головам других, никогда не будет символом правоты. И «кнут» за правду никогда не будет признан справедливой оценкой.
Так где же брать знание о верном ориентире? Только в деяниях и выборе предков. Россию мы получили в обертке СССР – не в самом лучшем состоянии. Но мы не можем сделать вид, что не знаем, что Россия – величайшее историческое достижение, которого не было у других народов. Так в чем же дело? Почему так трудно понять, что в Российской Империи было преходящее, а что вечное; что в СССР осталось русским, нашим кровным, а что натащили интернационалисты-ленинцы и прочие наследники марксизма? Неужели так сложно отделить, что в России сегодня является для нас родным, завещанным нам веками русской истории, а что – чужое и зловредное?
Все небезнадежно, пока мы в состоянии отличать свое от чужого.
А.Н.Савельев
aquila

Правда о Мамае

Только что вышедшая в свет книга Р.Ю. Почекаева «Мамай. История “антигероя” в истории» (СПб., 2010) является первым значительным научным исследованием жизни и деятельности знаменитого ордынского правителя. Хотя это исследование во многих отношениях и не идеально, оно ценно тем, что на основании доступных научных источников даёт целостное жизнеописание Мамая и развеивает ряд мифов о нём – в том числе и евразийских. Приведённое ниже краткое изложение основывается в целом на книге Почекаева.

Collapse )

Подведём итоги. Мамай был не сепаратистом и узурпатором, а наследственным борцом за единство Золотой Орды в интересах законных ханов из династии Бату против сепаратистов и узурпаторов из младших ветвей рода Джучи. Мамай был назначен на должность беклярибека Бердибеком – последним ханом-Батуидом перед началом смуты. Впоследствии в этой же должности он защищал интересы законных ханов-Батуидов из рода Узбека – Абдаллаха и Мухаммада-Бюляка, на которые посягали представители родов Шибанидов, Ордуидов и Туга-Тимуридов, не имевшие прав на ордынский престол. Мамай и ханы, которым он служил, правили в ордынской столице дольше, чем кто-либо из их соперников (1362-1363, 1367, 1369-1372, 1374, 1375-1376 гг.). Отношения Мамая с итальянцами и папским престолом не были более дружественными, чем отношения с ними предыдущих правителей Орды. Тохтамыш был предателем, мятежником и узурпатором. Последний хан Золотой Орды из рода Бату был убит русскими в сражении на Куликовом поле, что способствовало победе Тохтамыша над Мамаем. Русские не считали Мамая узурпатором, а его ханов незаконными. Русские относились к Мамаю и Тохтамышу одинаково враждебно. Орда была для русских врагом независимо от того, кто ею правил.