September 8th, 2011

ФИНСКИЕ МИРАЖИ: "КЕРЕМЕТЬ" СКОТЬЕГО БОГА


Согласно "Сказанию..." на месте будущего Ярославля князь победил выпущенного на него язычниками "зверя лютого" из "керемети".

Город Ярославль недавно отметил свой 1000-летний юбилей. В связи с чем хочется прояснить один момент из его предыстории.
Наверно, многие знают, благодаря "Сказанию о построении града Ярославля", что перед основанием города на его месте находилось поселение язычников, почитавших "скотного бога Волоса". Но в описании культа этого славянского (а исходно балтославянского) Божества мелькает в "Сказании" нежданное словцо.

Этому злокозненному идолу и кереметь была сотворена и волхв (жрец) придан


Кереметь - слово нерусское, неславянское. Оно принадлежит языческой обрядности марийцев, мордвы, южных удмуртов, чувашей и татар.,, обозначает или священную рощу, или почитаемого в ней "злого" бога.  Откуда взялась кереметь в культе Бога Руси, колторым клялись Олег Вещий и Святослав Храбрый, договариваясь с ромеями, которому киевляне приносили жертвы на Подоле?
Разумеется, такой подарок судьбы не могли упустить наши замечательные финнобесы. Из этого слова они заключают, что "на самом деле" на месте будущего города поклонялись своему божеству... ну конечно же, "меря", пресловутые "финские аборигены края". Совсем уж отпетые потащили на свет из дряхлого сундука столетней давности лежалые, битые молью, пропитавшиеся пылью и нафталином фантазии аничковых о "финском"-де происхождении самого Волоса.
Однако ни в одном источнике по русскому язычеству, кроме "Сказания", святилище Волоса "кереметью" не называется, и не встречается само это слово.
Более того, крайне маловероятно, чтоб во времена Ярослава это название было кому-либо на Руси, будь то славяне, финны или кто угодно иной, известно.
Еще раз обратим внимание на перечень народов, употребляющих слово "кереметь". Кроме финских племен, там упоминаются и два тюркских народа - чуваши и татары. С другой стороны, термин "кереметь" известен отнюдь не всем финским народностям. Не только коми или, скажем, вепсы, но и северные удмурты понятия не имеют ни о каких кереметях, а свои священные рощи называют "вӧсяськон ӵаӵӵа". 
Слово "кереметь" не финского происхождения, оно заимствовано из арабского языка ("карамат" - чудо) через тюркские. В тюркские языки это слово не могло попасть ранее середины Х века, когда Волжская Булгария приняла ислам. Дабы чужеродное слово утвердилось в языке волжских тюрок, и перешло от них на языческие святилища финнов-соседей, должен был пройти немалый срок. Уж во всяком случае больший, чем от принятия ислама булгарами до основания Ярославля*. И произошло это только у тех финских племен, что непосредственно подчинялись Булгару (а впоследствии - Золотой Орде), как мы видим на примере удмуртов.
Ни хронологически, ни географически никакие "финские аборигены" будущего Ярославля слова "кереметь" употреблять не могли. Слишком рано, слишком далеко от Булгара и Казани.
Откуда же оно там взялось?
Не надо забывать, что "Сказание о построении града Ярославля" не памятник древнерусской литературы, а довольно позднее, записанное (?) епископом Самуилом (Миславским) в 1781 году. В XVIII-XIX  веках РПЦ активнейшим образом занималась обращением поволжских народностей в христианство. Термины их "идолопоклонства", соответственно, оказываются на слуху, особенно в церковной среде. Тогда слово "кереметь" и входит в русский литературный язык (вопрос, когда оно вообще приобрело значение языческого святилища, сейчас оставим в стороно, хотя есть серьезные основания подозревать, что произошло сие много позже основания Ярославля). Очевидно, именно поэтому в рассказе о древних временах употребил это слово или сам епископ Самуил, или его информатор.
Так что никакой керемети на месте Ярославля никогда не стояло. И никогда в кереметях не поклонялись Волосу.
_______
* - Со своей стороны, я полагаю, что для такого внедрения арабского слова в местные языки и его полного отрыва от первоначального смысла понадобилась бы глубокая исламизация хотя бы собственно булгар. А таковая, в свою очередь, произошла разве что в XIII-XIV веках, одновременно с кипчакизацией - недаром именно кипчакоязычное население Поволжья, т.н. казанские татары, ещё в начале ХХ века использовали слово "мусульмане", как этническое самообозначение. К тому же времени (XIII-XIV вв.) относятся и массовые захоронения по мусульманскому обряду.