October 20th, 2014

Уточнение антропономического аспекта в отношении Рюриковичей.

Для объяснения существования среди политической элиты Руси не-славянских имен, каковыми можно считать антропоним — Трувор и возможно ряд других, помимо исторического аналога с культурным обменом, который обоснован иранистом В. Абаевым на примере с грузинским царем аланского происхождения, имеющим монгольское имя — Сослан, в рамках славяно-скалвийской гипотезы можно использовать кросс-культурную теорию, объясняющую перенятие имен в результате политического (военного) доминировании опредленного этноса:



Как было показано Гимбутас — хотя экспансия скандинавских викингов в район, населеный балтийскими племенами, не увенчалась успехом, тем не менее на определенный промежуток времени они успели закрепиться и даже временно подчинисть себе ряд автохтонных этносов:

В период с V до IX века, или среднего железного века, в Балтии происходят два важнейших события: примерно около 400 года началось распространение славян в земли западных славян, а около 650 года на западнобалтийском побережье появились шведы (викинги). Однако основная масса балтийских племен смогла устоять против завоевателей и продолжала развивать собственную культуру.
...
В ирландских и норвежских сагах, записанных в XIII столетии, хотя они восходят к более ранним текстам, отмечается успех шведских правителей Ивара и Ха-ральда. Первый умер около 700 года и, как говорят, завоевал «Курляндию, Саксландию и Эйсландию», а также все восточные страны вплоть до Гардарики, расположенной в Карелии («Сага о Херваре»).
...
После 800 года количество скандинавских предметов в находках снова уменьшается, за исключением поселений в Гробине, которое продолжало существовать примерно до 850 года, и Эльбинге, где скандинавские находки относятся даже примерно к 900 году.
...
Попытки колонизации Балтийского побережья продолжались в течение двух последующих столетий, с 650-го по 850 год, но не привели к существенным результатам.
(c) Мария Гимбутас. Балты. Люди янтарного моря. М.: Центрполиграф, 2004 г.

В данном случае нас должно интересовать неудавшееся завоевание Курляндии. Как было увлекательно разобрано smelding'ом и что непосредственно показывает Житие святого Ансгария уже к 800-... годам курши обладали военной силой способной противостоять нападениям скандинавов, хотя ранее платили им дань. Из источника мы узнаем, что приблизительно к 835-845 году уже в течении долгих лет Курши не подчинялись скандинавам. Важным также является упоминание пяти городов в Курляндии. Попытка датчан взять Курляндию оказалась не удачной в результате сглаженных действий всего населения Курляндии (пяти городов). Желающие вновь попытать счастья шведы также не смогло заново подчинить себе всю Курляндию. Уничтожив один город и получив, в результате крайне тяжелых боевых действий, дань от второго — их бесчисленное войско удалились к себе обратно т.e. три остальных города Курляндии оказались им не по зубам.

Итак, начало могущества балтийских племен попадает в сроки прихода славянина из Скалвии - Рюрика к восточным славянам, а культурный обмен и перенятие имен в результате временного доминирования в регионе хорошо согласуются с тем, что в именослове пруссов обнаруживается антропоним Яскольд. В свою очередь, такие имена, как Рюрик (Рёрик) и Синиус не требуют обязательного возведения к каким-либо скандинавским пра-формам, учитывая, как западно-славянские аналоги - город Рерик и племен ререгов, так и наличие уже при Игоре членов династии с наиболее употребимыми славянскими антропонимами, как Ярослав, Володислав и Предслава, указывающих на этническую идентификацию династии.

Под вопросом остаются имена Олег и Игорь. Работа Яспонда дает основания для снятия скепсиса в случае если удасться доказать наличие скандинавских информантов для Византийцев (Ингер, Сфендослав) и представителей Хазарии (Х-л-г), тем более учитывая исторические примеры влияния информантов оказываемые на произношение этнической номенклатуры (например в отношении Армянской географии «Ашхарацуйц» см. К. Цукерман. Аланы и асы в раннем Средневековье). Упоминание Святослава в качестве Свендослава делает такую вероятность достаточно большой. Нейтрализовать хазарский источник также легко, поскольку сами скандинавы не всегда возводили Олега/Ольгу к своей "Хельге":

Что касается матери конунга Вальдамара, то, как не без основания полагает Ф. А. Браун, саги имеют в виду умершую в 869 г. княгиню Ольгу, в действительности не мать, бабушку Владимира Святославича. По Брауну, в исландской традиции Ольга представлена в двух образах — мудрой старой матери Вальдамара и его жены Аллогии [Braun 1924. S. 177–178]. (c) Четыре норвежских конунга на Руси, Т. Н. Джаксон

Но даже если окажется не возможным возводить эти имена к славянским, то скандинавское влияние, оказанное через временное доминирование с легкостью помогает решить эту проблему в любом случае. Это значительно более реалистично, чем представление о весьма раннем "ославянивании" по-видимому весьма толерантых и мулти-культуралистичных скандинавов норманской теории.