June 1st, 2016

"БРОДНИКИ С ТАТАРАМИ" - ИЛИ "БРОДНИКИ СТАРЫЕ"?

История о злополучном первом столкновении с монголами в русских летописях рассказывается по-разному.
В том числе по разному сообщает она о роли в этом сражении бродников- людей вообще довольно загадочных.
Галицко-Волынская летопись, продолжение Ипатьевской, и Суздальская, продолжение Лаврентьевской, о бродниках в этой битве молчат вообще. Известие о том, что воевода бродников Плоскыня предал русских князей татарам, содержится только в двух источниках, в Новгородской первой летописи и в академическом списке Суздальской летописи.

Ини же Татари поидоша по русскыхъ князихъ, бьюче до Днѣпря; а у города того оста 2 воеводѣ Цьгырканъ и Тешюканъ на Мьстислава и на зяти его на Андрѣя и на Ольксандра Дубровьцьскаго: бе/л.99./ста бо 2 князя съ Мьстиславом. Ту же и бродници съ Татары быша, и воевода Плоскына, и тъ оканьныи воевода цѣловавъ крестъ честьныи къ Мьстиславу и къ обѣма князема, око ихъ не избити, нъ пустити ихъ на искупъ, и сълга оканьныи: прѣда ихъ, извязавъ, Татаромъ; а городъ възяшь, и люди исѣкоша, и ту костью падоша; а князи имъше, издавиша, подъкладъше подъ дъскы, а сами вѣрху сѣдоша обѣдати, и тако животъ ихъ концяша.

вот так это выглядит в Новгородской первой летописи

а инїи же Татарове поидоша после Рүс̑скых кнѧзеи бьюще их и до Днѣпра . а оу города ѡсталисѧ два воєводы . Чегирканъ . и Тешүканъ . на кнѧзѧ Мстислава . и на зѧтѧ єго Андрѣѧ . и Александра Дүбравьскаго . бѣста бо тү два кнз҃ѧ со Мстиславомь . тү же и Бродници быша старыє . и воєвода их Плоскынѧ . и тъи ѡкаӕнныи целовавъ крс̑тъ . кы 8 кнз҃ю Мстиславү . и ѡбѣма кнз҃ема ӕко их не избити . и пүстити их на искүпѣ 9. и сългавъ ѡкаӕнныи предасть их свѧзавъ Татаром̑ . а город взѧша а люди посѣкоша . а кн҃зии има Ж издавиша и . подкладше под доскы . /л.234/ а сами верхү

А так - в Академическом списке.

Кстати, Гумилев нагородил, по обыкновению своему, какой-то невероятной брехни - де татары обещали не проливать кровь русских князей, и крови не пролили, мол, а удавили под досками. Соврал в очередной раз папа всех евразийцев с целью придать очевидному - и очередному, если вспомнить хотя бы Рашид ад Дина - клятвопреступничеству нежно любимых им кочевников хотя бы отдаленную видимость честности. В источниках, как обычно, ничего этого нет. Клятву татары нарушили совершенно безмятежно - как всегда - пленных умучили не ради соблюдения неких приличий, а для собственного удовольствия.

Но нам тут интереснее роль бродников и Плоскыни. Полагаю, версия Новгородской первой летописи, что Плоскыня и его бродники были "с татарами", вызвана недоразумением. Каким образом они оказались с "татарами". и при чем тут крестное целование Плоскыни? Неужели пришедшим невесть откуда с неизвестным врагом - летописец только что расписывал, как никто не имеет о татарах никакого понятия - бродникам князья доверились настолько, что согласились сдаться? И каким образом бродники, известные летописям с 1147 года под знаменами Святослава Ольговича, отца героев "Слова о полку", Игоря и Всеволода, в 1190 году пришедшие на помощь болгарам против Византии, успевшие отметиться в Липицкой битве в 1213 на стороне младших сыновей Всеволода Большое Гнездо, вдруг стали союзниками этих незнакомцев, только что объявившихся у границ Руси?

По всей видимости, "с татарами" Новгородской летописи является простой опиской вместо "старыми" - то есть старыми союзниками-федератами русских князей. Ошибка усугубилась и предательской ролью Плоскыни, который целовал крест, конечно, не в том, что татары пощадят пленных - а целовал крест. вступая к князьям на службу. Он не примкнул к татарам перед сражением - а связал князей и отворил ворота врагу. Описка новгородского книжника только сдвинула время предательства воеводы - который, с высокой вероятностью, и сам стал жертвой своего преступления.

Бродник (рисунок И. Дзыся)