Varing (varing) wrote in oldrus,
Varing
varing
oldrus

Categories:

А.Н.Сахаров о науке, учебниках и истории на ТВ

Одним из наиболее известных и заслуженных деятелей современной исторической науки является д.и.н., член-корр. РАН Андрей Николаевич Сахаров. Сегодня он выступает в коммьюнити oldrus со своей точкой зрения. Заявленная в заголовке тема – лишь небольшая часть того, о чём размышляет учёный в представленном интервью…

Справка: Родился в 1930 году. Окончил исторический факультет Московского государственного университета им. Ломоносова. Преподавал историю в средней школе, работал в журнале «Вопросы истории». Был главным редактором издательства «Наука». С 1993 по 2010 гг. возглавлял Институт российской истории РАН. Автор около 300 научных работ, школьных учебников по истории России и учебников для вузов. Сфера научных интересов: история дипломатии, внешняя политика и культура Древней Руси, отечественная и зарубежная историография, социально-экономические отношения в Российском государстве в XVII веке. Является убежденным и последовательным критиком «норманизма».




Андрей Николаевич, каково состояние исторической науки сегодня?

Историческая наука сумела с конца восьмидесятых годов отказаться от ненаучного, идеологизированного, мифологического наследия советского времени. Одновременно с этим, историческая наука сумела сохранить все то лучшее, что было наработано крупными историками, а не пропагандистами в советское время. В условиях свободы, что является важнейшим условием для развития историографии, наша наука с конца восьмидесятых годов до настоящего времени сумела отказаться от многих мифов и дореволюционного периода, и в то же время возвратить лучшие достижения дореволюционной историографии. Мы сумели полностью отсортировать зерна от плевел западной науки, отбросив всю идеологическую накипь, которой сопровождались некоторые писания западных историков по поводу истории России и СССР.

В то же время многие западные работы основаны на источниках, которые являются достоянием мировой историографии и позволяют по-новому, правильно, с позиций научно взвешенных обратиться к нашей собственной истории. Наконец, мы сумели мобилизовать для нашего знания все, что дала важного российская эмигрантская наука. Мне хотелось бы определить состояние современной исторической науки, как переходное.

Почему? Кто руководил процессами в историографии, происходящими последние два десятилетия? Кто явился теми новыми перьями, которые осуществляли новые наработки?

Это были люди, воспитанные в советское время. Это были люди во многом идеологизированные, которые лишь частично отказались от идеологических мифов советского времени и оценок «Краткого курса», а частично они над ними довлели и многое определяли. Поэтому и люди, и наука были переходного периода и оценки, которые приняты сейчас, появились не сразу. Нужно иметь в виду и следующий момент. Историческая наука в девяностые годы испытала на себе очень мощное общественное давление новых революционных и нигилистических концепций. На идеологическую поверхность вышли новые умы, для которых все, что было создано в советское время, было совершенно не приемлемо. Крушили направо и налево.

Создавалось такое впечатление, что в девяностые годы наука была под действием тяжелейших ударов, которые ее сотрясали, но на самом деле ничего подобного не было! Были трудности, нигилистические оценки, не сразу отказались от мифов прошлого, не сразу вернулись в лоно мировой историографии, но, тем не менее, наука развивалась позитивно, динамично, правильно, объективно. Основой этого развития были новые открытые источники, документы, серии документов, системы фактов. Они вошли в науку в хаотичном состоянии, легко интерпретированном журналистами, но мы на это не обращали внимания и готовили вместе с региональными, западными учеными серии публикаций, которые давали основу для объективного и спокойного научного взгляда на историю. Я могу назвать десятки подобных публикаций. Когда мне говорят, что российская наука в застое, я только усмехаюсь, потому что это не так.

В последнее время появилось огромное количество передач на телевидении «исторического» содержания. Как вы относитесь к тому, что история, попадая в руки журналистов, вульгаризируется? И как вы относитесь тому, что ангажированные журналисты, не являясь историками по профессии, судят о сложнейших исторических событиях, давая им свои тенденциозные и часто не компетентные комментарии?

История действительно во многом становится орудием идеологической и политической борьбы в руках журналистов. Это совершенно правильно подмечено, и история не может к этому не относится настороженно, потому что я, когда читаю, например, Радзинского, вижу, что для нас, историков, в его текстах очень много элементарного и примитивного, но не известного для широкого читателя. Однако автор не ставит перед собой научных целей, тем более, что свои «сенсации» он черпает из наших работ, и поэтому он полезен именно как популяризатор истории.

Есть и другого рода люди, которые выступают с политических позиций, а это уже настораживает. У меня был такой случай. Меня пригласили выступить в телепередаче по тематике, которой я не владел в полном объеме. Я отказывался, но меня убеждали выступать. Аргумент телевизионщиков был прост: вам верят. Такая оценка для историка драгоценна. Почему? Потому что если люди верят историку, то это значит, что историк их убедил системой фактов, системой оценок, методом опоры на источники, убедил их в том, что существует историческая правда. И разменивать правду на случайные и конъюнктурные вещи кощунственно, поэтому я отказался участвовать в программе. Историк должен выступать только тогда, когда он абсолютно убежден в своих знаниях.

Появилась и еще одна передача на телевидении под названием «Суд времени», где зрителю предлагают выбор между противоположными взглядами и оценками на те или иные события, хотя союз «или» (белое или черное) совершенно не приемлем для исторической правды. Но вот союз «и», наиболее необходимый для объективного понимания сложнейших исторических и современных явлений, не находит своего места в этом шоу. Как Вы относитесь к таким шоу?

Вы знаете, почему я участвовал в этой программе? Она дает людям возможность сопоставить разные оценки, тенденции и интерпретации и дает людям наработку исторического материала. Это очень много значит для тех людей, которые думают и размышляют. Что касается союзов «или» и «и», то предполагается, что зритель сам для себя вместо выбора между черным или белым, вместо союза «или» ставит союз «и». Я как раз никогда не выбирал позицию «или-или».

Я говорил, что с одной стороны мы видим такие-то тенденции, с другой стороны другие, и нам важно, прежде всего, понять смысл тех или иных явлений. Скажем, большевики спасли Россию или погубили ее? Ответ очень прост. Для определенной части народа, для миллионов людей большевики явились мессиями, которые освободили, спасли, раскрепостили, возвысили их до уровня полноправных людей.

С другой стороны, я ставлю такой вопрос, а как в это время развивался мир и наиболее передовые страны? Как развивалась Америка, Канада? И мы видим, что большевистское «освобождение» людей бедных, униженных и оскорбленных привело к тому, что развитие страны осуществлялось на том уровне, который устраивал именно этих людей, но вовсе не вписывалось в общемировые цивилизационные процессы. После Второй мировой войны Запад быстро восстановился и пошел дальше по пути развития и технологического, и политического. Советский Союз со своим сталинизмом, со своими «освобожденными» рабочими и крестьянами – победителями в великой войне остался со сломанными заборами, с туалетами во дворе, с ужасными общежитиями, в коммуналках. Для нашего населения, может быть, это было лучше, чем жизнь в военные годы или предвоенные, но с точки зрения мирового развития все это было ужасно. События восьмидесятых-девяностых годов показали, что система, которая с точки зрения мировой цивилизации была тупиковой, должна была рухнуть, она не могла не рухнуть.

Все ищут причины поражения советской власти и развала СССР. А причина очень простая. Цивилизационно эта система не выдержала напора тех требований, которые люди стали предъявлять жизни, качеству жизни, и больше ничего! Рано или поздно сознание людей стало меняться, и носителями этого сознания стали сначала диссидентские круги, потом широкие слои интеллигенции и народа. Горбачев это почувствовал. Либерализация советской системы прорвала социальный нарыв, и появились разнообразные партии, народные фронты, новый парламент, который вел страну к развалу старой системы и советской демократии, и все это было цивилизационно оправдано.

Я хотел бы Вас спросить о фальсификации истории, насколько это явление волнует научные исторические круги?

Я бы все-таки осторожнее обращался с понятием «фальсификация истории». Действительно, наша история фальсифицируется и на Западе, и внутри страны, допускаются серьезные исторические перекосы и откровенные фальсификации, но дело все в том, какое это явление имеет характер и масштаб. Есть, например, проблемы, связанные со злонамеренной фальсификацией истории; это, скажем, относится к результатам Второй Мировой войны. Фальсифицируется послевоенное устройство Европы. Начинается переоценка результатов и последствий Нюрнбергского процесса.

В Грузии фальсифицируются вопросы, связанные с вхождением этой страны в состав России. На Украине до некоторого времени фальсифицировались вопросы, связанные с вхождением Украины в состав России, вопросы, связанные с личностью Мазепы и проч. Все это крупные исторические проблемы, которые приобретают политический характер. С этим надо бороться на основании системы фактов, на основании знаний, науки и т.д. Но, как правило, большинство вопросов не носит характера фальсификации, а являются просто выражением разных точек зрения. У нас часто инакомыслие принимается за фальсификацию.

Наш институт получает много писем, где требуют наказать фальсификаторов, призывать их к ответу, пригвоздить к позорному столбу и т.д. На самом деле осуждается просто иная точка зрения, порой, неправильная или экстравагантная, опровергающая уже сложившиеся мнения. Я понял, что все проблемы, которые не имеют глобального характера, не надо выносить на политический уровень, а надо их выносить на научное обсуждение. Люди должны находить истину в полемике, беседе, обмене мнениями. После научных дискуссий эта точка зрения должна откристаллизоваться и приниматься, как объективная историческая правда.

Я говорил о фальсификации истории на государственном уровне, например, на Украине.

Это есть та фальсификация, которая наносит ущерб российскому государству. Например, проблема голодомора. Голодомор – это сталинское преступление, которое является преступлением перед всем советским народом. Когда Ющенко накладывал последствия этого преступления только на украинцев, и характеризовал это как геноцид украинского народа, это и есть злостная фальсификация, сталкивающая народы Украины и России, что совершенно недопустимо. В результате общения с украинскими историками, мы пришли к выводу, что действительно был страшный голод, нарушения законов были очень серьезные, и они обрекали на голодную гибель людей и в Казахстане, и в России, и в Украине. Украина была наиболее аграрным регионом, поэтому значительные слои населения здесь пострадали от этих процессов особенно ощутимо.

Еще один вопрос, который волнует общество, относится к школьным учебникам. Какое положение дел сейчас с учебниками истории для средней школы?

Есть учебники, созданные в Институте российской истории РАН. Ни по одному этому учебнику не было ни одного замечания. Есть учебники Данилова, по дореволюционной истории России, учебники Киселева, по которым тоже нет замечаний. В основном, эти учебники и изучают в школе. Это линия академическая по истории России – Сахарова, линия академическая по всеобщей истории – Чубарьяна, линия профессора Данилова. Это доброкачественные книги. Но есть еще дюжина учебников, выпущенная малозначительными издательствами и малоизвестными авторами, которые кроме создания имени для себя и денег ничем не озабочены.

Кстати, эти учебники в школу не идут, хотя и лежат на прилавках магазинов. Учебники Данилова выходят многотысячными тиражами, а учебники всяких маргиналов тысячами. Кто их читает? Что касается моих учебников, они создавались не один год, и учебник 1995 года отличается от того учебника, который я подписал в печать совсем недавно. За это время открылись новые документы, выработались новые понятия, появились новые возможности, новое сознание, и я изменился вместе с обществом. Это нормально и понятно. Наука и люди развиваются вместе с обществом.

Каково Ваше отношение к модернизации России?

По поводу модернизации страны я скажу просто. Когда говорят о модернизации, имеют в виду нанотехнологии, другие технологии и все, что связано с промышленностью и техникой. Это все прекрасно, но главная модернизация должна быть в головах, в сознании. Главное – это модернизация человека, человеческой личности. Если мы не будем так относиться к модернизации, то получим с вами технологии и людей, которые будут стоять на позициях вчерашнего дня. Дело все в том, что модернизация – это явление цивилизационное и, прежде всего, модернизация во всем мире была связана с тем, что менялось качество жизни человека, и менялась личность самого человека. У нас же все сводится к технологиям, и никто не говорит ни слова о модернизации личности. Вот куда нужно, на мой взгляд, направлять усилия. Если у вас будет новая личность, новые мозги, новое сознание, новое цивилизационное оснащение, у вас будет модернизация технологическая, у вас появится и Сколково и все, что хотите. Если эти процессы отделить друг от друга, никакой модернизации не будет. Если у нас будут модернизировать технологии и производство, а люди, которые живут до сих пор в коммуналках, в общежитиях, в бараках, в деревенских хибарах, нищенствуют, - ничего не получится.

Прежде всего, обеспечьте людям достойную и свободную жизнь, помогите им подняться в гражданском сознании, создайте им условия для перехода в новое качество жизни. Вот тогда и модернизация технологий пойдет совсем по-другому.

© Беседовал Сергей Кадыров
lawinrussia.ru


Tags: мнение историка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments