Сергей (sergey_rf_965) wrote in oldrus,
Сергей
sergey_rf_965
oldrus

Category:

Московская Русь и Астраханское ханство

 Во второй половине 60-х годов XV века, в результате продолжившегося распада бывшего «Улуса Джучи», образовалось ещё одно самостоятельное татарское ханство – Астраханское. Возникновение этого государства в некоторой степени было связано с борьбой Московской Руси и Большой Орды. Как повествует Никоновская летопись, в 1465 году большеордынский хан Махмуд «со всею Ордою» двинулся на Русь. Очевидно, что этот поход был вызван прекращением выплаты дани и имел цель принудить Ивана III к возобновлению даннических отношений. Однако планам хана не суждено было сбыться: ордынское войско подверглось внезапному нападению крымских татар и было разбито: «Того же лета поиде безбожный царь Махмутъ на Русскую землю со всею Ордою и бысть на Дону. Божиею же милостию и Его Пречистые Матери прииде на него царь Азигирей и би его и Орду взя. И начаша воеватися промежь себе, и тако Богъ избави Русскую землю отъ поганыхъ» (Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 12, стр. 116-117). Так было сорвано очередное крупномасштабное нашествие татар на Русь, а сам Махмуд вскоре был свергнут своим братом Ахматом и обосновался в Астрахани, явившись основателем и первым правителем этого государственного образования. 
Первоначально отношения Москвы с Астраханским ханством складывались мирно, между двумя государствами существовали торговые отношения: «Ежегодно люди из Москвы плывут на своих судах в Астрахань за солью» (Барбаро и Контарини о России. М. Наука. 1971 http://www.vostlit.info/Texts/rus9/Barbaro/frametext.htm.). Ситуация изменилась в 1480 году, когда правитель Большой Орды Ахмат предпринял попытку восстановить зависимость Руси от Орды. Готовясь к решительному столкновению с Русью, Ахмат к 1480 году подчинил Ногайскую орду, Узбекское и Астраханское ханства, войска которого приняли участие в нашествии на Русь, закончившемся знаменитым «стоянием на Угре». «Того же лета безбожныи царь Ахмуть Болшея орды поиде на православное христианство на Русь, святыя церкви и на великого князя, похваляся разорити святыя церкви и все православие пленити и самого великого князя, якоже и при Батыи было, а слышавъ, что братиа отступиша отъ великого князя; а король съ царемъ съдиначилися, и послы королевы тогда у царя беша и советъ учиниша приити на великого князя царю отъ себе полемъ, а королю отъ себе. А съ царемъ вся орда и братаничь его царь Касымъ, да шесть сыновъ царевыхъ и безчисленое множество Татаръ съ ними.» (Симеоновская летопись. ПСРЛ. Т. 18, стр. 267). http://psrl.csu.ru/toms/Tom_18.shtml
Однако, на протяжении последующих лет о каких-либо враждебных действиях Астрахани по отношению к Руси источники не сообщают. Дело было естественно не в «миролюбии» астраханских ханов, а в объективных причинах, затрудняющих прямое военное столкновение двух государств: прежде всего Астраханское ханство было отделено от Руси владениями иных татарских ханств, к тому же после падения Большой Орды, занимавшее выгодное геополитическое положение, но в то же время наиболее слабое из всех татарских государств, Астраханское ханство само становится объектом притязаний правителей Крыма и Ногайской орды, пытавшихся подчинить это государственное образование путём утверждения на астраханском престоле своих ставленников. Так что астраханским правителям было не до набегов на далёкую Русь, что впрочем не мешало и астраханцам иметь некоторое отношение к русско-татарскому противостоянию и извлекать из него определённую выгоду. Например, после крупномасштабного крымско-литовско-казанского нашествия на Московскую Русь в 1521 году, по сообщению Сигизмунда Герберштейна «Казанский царь Сагиб-Гирей всех захваченных им в Московии пленников продал татарам на рынке в Астрахани, расположенной близ устья Волги». http://www.vostlit.info/Texts/rus8/Gerberstein/frametext7.htm. И вплоть до падения Астраханской орды на его территории находилось большое количество русских пленников. Имеются сведения и об участии астраханских войск в русско-казанских войнах. Так в 1530 году во время очередного Русского похода на Казань на стороне казанцев были и союзные им астраханские татары: «И месяца Июля въ 10, в неделю призва Бога на помощь и поидоша къ граду х Казани со многими людьми. И царь Казанский Сафа-Кирей со всеми Казанскими людми, къ нимъ же приде на помощь изъ Ногай Мамай, Мырзинъ сын болшей, со многими людми да Яглычъ князь со многими людми и Азтороканские люди… (ПСРЛ т. 13 Никоновская летопись стр. 47).
В целом же до начала 50-х годов XVI в. отношения Московской Руси и Астрахани были мирными, более того угроза со стороны Крыма заставила часть астраханской «элиты» искать союза с Русью и в 1533 г. между Москвой и Астраханью был заключён союзный договор: «Того же лета, Августа, прииде къ великому князю Василью Ивановичу всея Руси на Москву из Азторокани отъ царя Абдыл-Рохмана Кудалыяръ з грамотою о дружбе и о любве, и князь великий с ним во дружбе учинился…» (ПСРЛ т. 13 Никоновская летопись стр. 72). В 1537-1541гг. году между Русью и Астраханью неоднократно имели место обмены посольствами и подтверждения договора «о братстве и о крепкой дружбе». Тем не менее, в 1541 году несмотря на наличие мирного договора, астраханские отряды неожиданно приняли участие в организованном крымским ханом нашествии на Московскую Русь: «А царь (крымский) забылъ своей правды и дружбы, нача наряжатися на Русь и съ своим сыномъ чаревичемъ Менгиреемъ, и всю орду съ собою поведе, а остави въ орде стара да мала; да съ царемъ же князь Семенъ Белской, и многыхъ ордъ люди, Турского царя люди, и съ пушками и съ пищалми, да из Нагай Бакий князь съ многими людми, да Кафинцы, и Азтороканцы, и Азовцы и Белогородци, идет на Русь съ великою похвалою, хотя потребити христианство…» (Никоновская летопись ПСРЛ т.13 стр. 100-101). Вероятно на некоторое время «крымская партия» при дворе Абдул-Рахмана одержала верх над «московской», или же в нашествии крымского хана приняли участия какие-то неподконтрольные астраханскому хану отряды. Как бы то ни было, но в следующем году в Москву прибыл посол «о крепкой дружбе» и на протяжении 40-х годов между двумя государствами сохранялся мир. Однако, как показали события 1480, 1530 и 1541 годов, было очевидно, что при определённых условиях и от Астраханской орды, в случае её нахождения в союзных или зависимых отношениях с иными, враждебными Москве татарскими ханствами, могла исходить некоторая угроза Руси, что естественно требовало от московского правительства принятия мер для её нейтрализации…
Геополитическая ситуация в Восточной Европе резко изменилась после разгрома в 1552 году Казанского ханства (последним правителем которого кстати был выходец из Астрахани), одним из результатов победы над Казанью было то, что владения Москвы непосредственно приблизились к владениям Астраханских ханов. И хотя Астраханское ханство по сравнению с Крымом и ногайцами было наиболее слабым в военном отношении, и само по себе не представляло какой-либо существенной угрозы для Московской Руси, тем не менее, подчинение в той или иной форме Астрахани враждебным Москве татарским государствам, приводило к усилению последних, юго-восточные рубежи Руси подвергались ещё большей опасности. Кроме того, Астрахань занимала выгодное геополитическое положение, контролируя плодородные территории Нижнего Поволжья и являясь одним из центров торговли, замыкающим Волжский торговый путь. Следовательно, перед усилившимся и растущим Русским государством неизбежно встал вопрос о мерах по дальнейшему обеспечению безопасности южных рубежей и продолжении расширения подвластной территории и сфер влияния на плодородные, стратегически и экономически важные территории Нижнего Поволжья.
В свою очередь и Крымское ханство не собиралось отказываться от подчинения Астрахани и к 1552 году астраханский престол занял ставленник Крыма Ямгурчей, который «обеты своя изменив и посла ограбив», разорвал союз с Русью. Утверждение в Астрахани прокрымского хана заставило московское правительство решительно действовать. Заключив союз с враждебной Ямгурчею ногайской знатью во главе с мурзой Исмаилом, Иоанн IV в 1554 году организовал военный поход на Астрахань, поставив перед своими воеводами задачу свергнуть Ямгурчея и посадить на астраханский престол, в то время лояльного Москве Дервиша-Али. «Того же лета, Октября, пришли к государю послы изъ Нагай от Смаил-мырзы и отъ ыныхъ мырзъ, Темиръ съ товарыщи, а били челом от Смаилъ-мырзы и от ыных мырзъ, чтобы их царь и великий князь пожаловалъ, оборонил отъ Емгурчиа царя Астороканьского, отпустилъ бы на Астрахань Дербыша-царя да рать свою послал и посадилъ бы на ней Дербыша-царя; а Исмаил и с ыными мырзами его царево дело учнутъ делати, какъ имъ царь и великий князь велитъ… И царь и великий князь уповая на всемогущаго Бога и великие Его щедроты и на Пречистую Его Богоматерь и великыхъ чудотворцовъ молитву, и за свою обиду и срамоту, яже царь Ямгурчей обеты своя изменилъ и посла ограбилъ, и по Ногайскых мурзъ челобитию умыслил послать рать свою на Азстрахань» (ПСРЛ т.13. Никоновская летопись, стр. 235-236).
В мае 1554 года русские войска под командованием воевод Юрия Ивановича Пронского-Шемякина, Михаила Петровича Головина, Игнатия Михайловича Вешнякова, Ширяя Кобякова, Степана Григорьева Сидорова, Андрея Булгака Борятинского и Александра Ивановича Вяземского выступили в поход, достигнув через месяц низовий Волги. 27 июня под Чёрным Яром состоялось сражение русских и астраханских войск, окончившееся разгромом передовых отрядов Ямгурчея. 2 июля 1554 года русские войска без боя заняли Астрахань, после чего Ямгурчей, находившийся до того с остатками своего войска в низовьях Волги, бросил свой гарем и бежал в Азов. Преследуя Ямгурчея и его беспорядочно отступающие войска «июля в 7 день, князь Юрий Иванович съ товарыщи, вверхъ Уского Мочаку на Карайбулаке и Божиимъ милосердиемъ, а царевым великого князя счастиемъ, многих людей побили, а иных живых поимали. И Азстороханьские люди пошли на поле конные и пешие, и воеводы пошли за ними на поле и дошли ихъ у Белого-озера и тутъ многых людей побили и полону Русского много отполонили» (Никоновская летопись, ПСРЛ т.13 стр. 244).
Таким образом, первый Русский поход на Астраханское ханство был успешно завершён. Задачи поставленные царём перед воеводами были полностью выполнены: «крымский» правитель Астрахани был разбит и свергнут, на его место посажен московский ставленник Дервиш-Али, большая часть астраханской знати «правду царю и великому князю дали на томъ, что имъ царю великому князю и Дербыш-Алею царю служити прямо», и Астраханское ханство попало в вассальную зависимость от Московской Руси. По условиям нового мирного договора хан обязался освободить всех, находившихся на тот момент на территории Астраханского ханства Русских пленных, устанавливалась ежегодная дань Русскому государству в размере 40000 алтын и 3000 рыб. В случае смерти хана, решение вопроса о наследнике астраханского престола предоставлялось Русскому царю. Также, русским предоставлялось право беспошлинной рыбной ловли во владениях астраханского хана, а в самой Астрахани на постоянной основе располагался русский военный отряд.
Успешное завершение похода 1554 года не привело к окончательному решению «астраханского вопроса», борьба за Астрахань была ещё далека от завершения. В следующем 1555 году Ямгурчей при поддержке крымского хана и враждебных Руси ногайских мурз предпринял неудачную попытку вернуть себе Астрахань. Также и Дервиш-Али отнюдь не собирался довольствоваться вассальными отношениями с Москвой, отразив нападение Ямгурчея, он установил союзнические отношения с крымским ханом, приславшим в Астрахань отряд воинов. Весной 1555 года Дервиш-Али попытался выслать из Астрахани Русского посла Петра Тургенева, но на пути в Москву посол был встречен направляющимся в Астрахань стрелецким головой Григорием Кафтыревым, который «Петра воротил и сам погрёбъ в Асторохань съ стрельцы и со всеми казаки». При приближении к Астрахани отряда Кафтырева хан бежал из города, но на этот раз Москва не намерена была идти на обострение отношений с астраханским ханом, и конфликт был улажен миром: Астрахань была освобождена на один год от уплаты дани, а «царь Дерьбыш и з детьми и вся земля пришли во Асторохань и государю въ холопстве учинилися» (Никоновская летопись ПСРЛ т.13 стр. 258). Несмотря на столь значительную уступку со стороны Москвы, Дервиш-Али не отказался от прокрымской ориентации и вскоре, опираясь на поддержку Крыма и своих ногайских союзников, изгнал из Астрахани московского посла и сопровождавший его воинский отряд, окончательно разорвав тем самым вассальные отношения с Русским государством: «Дербышъ-царь въ Асторохани царю и великому князю изменилъ, сложился с Крымским царёмъ и съ Нагайскими мырзами, с Ысуфовыми детми и с ыными мырзами, которые выбиты изъ Нагай, посла Леонтия Мансурова выбилъ изъ Асторохани» (Никоновская летопись ПСРЛ т.13 стр. 265).
Таким образом, как и в случае с Казанью, попытка установления с Астраханской ордой мирных вассальных отношений окончилась полной неудачей, следовательно «астраханскую проблему» можно было решить только путём ликвидации Астрахани как самостоятельного государства. С этой целью был организован второй поход, весной 1556 года в направлении к Астрахани выдвинулись отряды стрельцов Ивана Черемисинова и Тимофея Тетерина, волжские и донские казаки Ляпуна Филимонова и Михаила Колупаева, а также вятское ополчение под командованием Фёдора Писемского. Первыми к Астрахани подошли казаки Филимонова и нанесли поражение защищавшему город татарскому войску, а подошедшие вскоре главные Русские силы, взяли оставленную ханом Астрахань. В дальнейшем, после нескольких столкновений русских войск, а также союзных Москве ногайцев с отступившими в дельту Волги татарами, бывший астраханский хан бежал в Азов, затем в Мекку, а его бывшие владения были включены в состав Московской Руси: «А писали из Асторохани головы (стрелецкие): пришли они в Асторохань, а город пустъ, царь и люди выбежали; и головы в городе въ Асторохани сели и город зделали крепокъ и, утвердивъ совсемъ, ходили за царёмъ пять денъ отъ Асторокани въ Мачакы къ морю; и нашли суды все Астороханские, посекли и пожьгли, а людей не дошли: пошли на берег далече; а въ другой ходили плавные головы Федоръ Писемский да Тимофей Тетеринъ и сошли царя отъ берегу верстъ з дватцать, и пришли ночью на царя и побили въ улусахъ у него многыхъ людей: и на утро събрався Дербышъ-царь съ мурзами Нагайскыми и съ Крымцы и со всеми Астороханцы, и билися съ ними, до Волгы идучи, весь день, и отошли головы со всеми людми, далъ Богъ, здорово; а прежде их приходилъ н царя Ляпунъ отоманъ съ товарищы и поималъ многие улусы, княгини и девкы, жонкы и робята, а людей побилъ многыхъ: потому Астороханьцы выбежали изъ города…
И укрепилися въ городе головы, какъ безстрашно сидеть, и по Волге казаковъ и стрелцовъ розставили и отняли всю волю у Нагай и у Астороханцовъ рыбные ловли и перевозы все…
…и Дербыш побежалъ въ Азовъ, а оттоле къ Мекки; а чёрные люди Астороханцы приходятъ к Ивану и къ Михайлу и биютъ челомъ и правду царю государю даютъ, чтобъ ихъ государь пожаловалъ, велелъ житии по-старому у города у Асторохани и дань давати»
(Никоновская летопись ПСРЛ т.13 стр. 274-277). http://psrl.csu.ru/toms/Tom_13.shtml
Так был ликвидирован ещё один осколок Золотой Орды - Астраханское ханство. Включение Нижнего Поволжья в состав Руси имело огромное, как экономическое, так и военно-политическое значение. В результате присоединения к Руси сама Астрахань значительно усилилась экономически и вновь превратилась в один из крупнейших центров международной торговли: «Читракан—область не очень большая, прежде — царство, заимствует [свое] имя от города того же [имени], находящегося у устьев Волги. В прошлом она была общим рынком всех и северных и южных народов, до тех пор пока европейские купцы посещали город Тану, куда привозились пряности и разные другие товары из Индии и иных южных стран. Но после того как по разным причинам венецианские и генуэзские купцы перестали торговать в Тане, Читракан стал мало посещаться персами и другими им соседними народами. Поэтому с прекращением торговли, область в большей части и почти целиком потеряла прежнюю славу и величие, пока, наконец, не была покорена татарами. Однако, потом, после того как она попала под власть московитов, открылось плавание по Волге, до тех пор очень затрудненное, а поэтому персы и армяне снова стали возить пряности и другие товары, которые оттуда переправляют дальше вверх по Волге, Оке и Моско в Моску» (Франческо Тьеполо Рассуждение о делах московских // Исторический Архив, Том III. М.-Л. 1940 http://www.vostlit.info/Texts/rus14/Tiepolo/frametext.htm). Кроме того, Русское государство, укрепив безопасность степных рубежей, значительно расширило свою территорию в юго-восточном направлении до естественных границ на Каспийском море, Астраханская крепость стала неприступным форпостом Руси на юге, а Волга на всём своём протяжении стала Русской рекой, что означало установление полного контроля Руси над волжским торговым путём. Присоединение Поволжья также открывало возможности для хозяйственного освоения плодородных степных территорий и дальнейшего расширение сфер влияния Русского государства в южном и восточном направлении.
Tags: кочевники, московская русь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments