Varing (varing) wrote in oldrus,
Varing
varing
oldrus

Category:

Размышление о современном «норманизме»

Многолетняя дискуссия вокруг вопроса о начале Руси давно создала ему некий образ неразрешимости. В своё время было предпринято немало попыток завершить спор между норманистами и антинорманистами. Как с той, так и с другой стороны. Но кого считать норманистом или антинорманистом? Что отличает современную «норманнскую теорию» от «антинорманизма»?

Давно отмечалось, что за мнимым советским антинорманизмом, например, скрывался самый настоящий норманизм, хотя именно с того времени антинорманистами стали называть сторонников «славянской» концепции происхождения Руси. Считается, что антинорманист не способен увидеть очевидных различий между руссами и славянами и разность их происхождения, не рискуя превратиться в «норманиста». Но как быть, при этом, если в пользу версии о скандинавском происхождении Руси нет серьёзных аргументов? Да и зачем искать предков среди других народов? Почему мы должны обязательно вставать перед выбором: либо «славяне», либо «скандинавы»? Почему предками русских (или даже основателями русской правящей династии) обязательно должны быть иноземцы? Вот и получается, что иной раз антинорманисты оказываются даже большими «норманистами», нежели сами норманисты. Давно пора отойти от этих штампов, хотя сейчас, наверное, это по-прежнему невозможно. «Норманнская теория» и её сторонники совсем не желают сдавать свои позиции. Речь, конечно, не об учёных позициях, которых у этой публики почти нет, но об околонаучных, связанных с грантами, заграничными поездками под видом участия в конференциях и т.д.
К сожалению, в научно-образовательных учреждениях проблему варягов и начала Руси зачастую обходят стороной, не стремясь разобраться в существующих противоречиях. Скупые строки учебников повествуют о ранней русской истории настолько пространно, что из них однозначно можно понять лишь то, что речь идёт о неких легендарных событиях, покрытых мраком времён. Но ведь с вопроса о начале Руси начинается не только сама русская история, но и формируется исторический взгляд на все последующие события.
Один исследователь справедливо заметил, что «норманизм, давно прописавшись в школьных и вузовских программах, формирует сознание будущих учёных, в силу чего они в своём выборе руководствуются именно силой предубеждённости и силой инерционности, нежели глубоким знанием и сравнением доказательной базы норманистов и их оппонентов». В науке давно отмечается, что «норманнская теория», будучи отнюдь не бесспорной с точки зрения своей аргументации, ныне считается единственно верной концепцией начала Руси. Мнимая академическая непогрешимость позволяет сторонникам этой теории высокомерно отвергать все критические замечания лишь потому, что они не совпадают с их собственными выводами, зачастую опять же далеко не бесспорными. Иной раз кажется, что «норманнская теория», словно став бесплотным призраком, оторвалась от исторической реальности, перенесшись в некое другое измерение, но сохранив, тем не менее, повсюду своё незримое присутствие. Но оторвалась она лишь от академической реальности, сохранив себя во всех областях, которые сопутствуют научному исследованию.
«Норманнская теория» всегда была теорией политической. Причём она никогда не была отечественным явлением, её истоки лежат не только за географическими пределами России, но и вне сферы российских государственных интересов. Не случайно всплеск интереса к «норманнской теории» отмечался в 90-е годы прошлого столетия, когда появилась новая плеяда современных норманистов, а политический кризис насквозь пронизал и омертвил не только академическую науку, но и все государственные институты. Да и сейчас среди норманистов преобладают люди с либеральным мышлением и «общечеловеческими ценностями». Среди норманистов уже нет патриотов-консерваторов вроде Погодина и Шевырёва, зато появились Клейн и ему подобные, пытающиеся в свободное от «научных изысканий» время разобраться в тонкостях «другой любви» к своему полу.
Правда, многих людей в «норманнской теории» привлекает некая северная составляющая. Но здесь важно понимать, что современная «норманнская теория» не имеет ничего общего с северной традицией. Это как бы лже-традиция, её подмена. Сам термин «норманны» (северные люди) в вопросе о происхождении варягов и начале Руси употребляется её последователями исключительно в узком смысле (скандинавы). Идейной основы о северном происхождении Руси они не подразумевают.
Допустим, что варяги – это скандинавы. Но спросите любого норманиста: «А мы – скандинавы? Или в какой степени мы родственны скандинавам?» И Вам ответят, что те самые «скандинавские» варяги давно исчезли, а мы – потомки славян, финно-угров и татар. Да и вообще, мол, наши предки не были самостоятельными и платили дань хазарам. Между скандинавами и хазарами, по их мнению, будто бы существовал некий договор о разделе «сфер влияния».
«Тогда зачем весь этот спор о скандинавах, которых в России, может, и вовсе не было?» – вправе поинтересоваться читатель. Но в том-то и дело, что эту тему вновь и вновь поднимают отнюдь не для установления «научной истины». Для чего? Для тех же околонаучных привилегий, ведь чтобы делать «научную» карьеру в благополучной Швеции (или хотя бы иногда там бывать не за свой счёт) нужно хоть немного говорить о шведах. А на тех, кто уже приобщился к привилегиям, связанным с «норманнской теорией», с завистью смотрят менее удачливые коллеги. Вот и вся причина псевдонаучного долгожительства.
Такова современная «норманнская теория», построенная ныне исключительно на исторических подменах и личном стремлении отдельных людей к собственному благополучию. Страдает же от этого, в первую очередь, важнейшая идея о начале российского государства.
Tags: лженаука, норманизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments