smelding (smelding) wrote in oldrus,
smelding
smelding
oldrus

ПЕЧЕНЕГИ И РУСЬ - НАЧАЛО ВЗАИМООТНОШЕНИЙ


Женщина и мужчина печенеги (художник Ангус Мак Брайд). На обоих "длинные куртки" по ибн Хаукалю, у женщины - штаны по Козьме Пражскому, у мужчины - большая борода в соответствии с Абу Дулафом.

Вопреки распространяемому мнению, будто печенеги стали нападать на Русь только после разрушения Хазарского каганата Святославом, по летописи мы видим, что первое нападение произошло на полвека ранее похода Киевского князя.

В лѣто 6423. Приидоша печенѣзи пѣрвое на Рускую землю и, створивше миръ съ Игоремъ, идоша къ Дунаю.


Это нападение можно сопоставить с катастрофой, произошедшей около 913-914 гг, когда огромный флот руси, по договору с хазарским каганом, пропущенный в Каспий, на обратном пути был вероломно уничтожен хазарскими гвардейцами-муульманами. Были ли пришедшие на Русь печенеги вассалами кагана, посланными добить врага, или самостоятельными хищниками, посчитавшими, что разгром флота сделает Русь лёгкой добычей, но представляется более чем вероятной тесная связь между их появлением и описанным у Масуди разгромом.

Однако, по всей видимости, Игорь встретил новых соседей весьма решительно - печенеги предпочли заключить мир и отойти к Дунаю. Мир продолжался недолго - через пять лет происходит новое столкновение, причём на сей раз атакующей стороной была Русь

В лѣто 6428. (...) Игорь же воеваше на печенѣгы

Хотя летопись умалчивает о результатах похода, но судя по всему, он был удачен - в 944 году, спустя почти четверть века, Игорь берёт печенегов в поход на Византию. а после заключения мира с Царьградом он

повелѣ печенѣгомъ воевати Болгарьскую землю

Реальность этого похода часто подвергается сомнению, но, как верно замечает sergeytsvetkov, косвенным подтверждением летописных данных служит настойчивое указание Константина Багрянородного в его "Об управлении империей" на опасность для Восточного Рима союза "россов" и "пацинаков", и на недопущение таких союзов. как едва ли не первоочередную задачу имперской политики и дипломатии на этом направлении.
Между тем единственное упоминание в источниках о союзе печенегов и руси перед созданием Константином этого труда - это именно летописные сведения о походе 944 года.

Сообщение о совместных действиях Руси и печенегов в тот период коррелирует со словами ибн Хаукаля

Оторвалась часть тюрок от своей страны, и стали (они) [жить] между хазарами и Румом, называют их баджанакийа, и не было им места на земле в прежние времена, и вот <двинулись> они и завоевали (землю), и они — шип (острие) русийев и их сила,

У аль-Масуди также, как указывает kolyvanski, имеется прямое и недвусмысленное сообщение о походе Игоря (точнее, русов - их вождя аль-Масуди не называет по имени) в союзе с печенегами на землю "Рум", т.е. Византию, и болгар.

«Шестой узкий пролив известен под именем Абада (Город Абидос в Малой Азии. Узкая часть Геллеспонта носила у греков название Абидосской (Abidu stena, Fauces Abydenae); это устье рукава, изливающегося в Египетское и Сирийское море. Начало его (видно, что речь относится к Константинопольскому рукаву) от моря Маиотас, называемого (также) Хазарским морем, Ширина его при начале - около десяти миль. Здесь находится румский (византийский) город под именем Харсана, который удерживаете приходящие этим морем корабли Куиабана (Киевлян) и других племен Руса. Их называют также Аль-Русия, что значит множество. В настоящее время многие из них вступили сухим путем во все области Рума (Византии), и Бургар (Булгар), который есть славянский род, и Баджнак (Печенеги) из Турков, разрушили при их помощи многие из крепостей их (Византийцев), примыкающих к сирийской границе, подчинили себе Бурджан (дунайских Булгар), - и других народов, наводящих на них (Византийцев) страх и окружающих их государство».



Таким образом, поход Игоря в 920 году надо признать удачным, что само по себе поражает - ведь ещё столетием позже Феофилакт Болгарский описывал всю сложность войны с этим, по традиции называемом им скифами, племенем (даже для византийской армии!)

Их набег — удар молнии, их отступление тяжело и легко в одно и то же время: тяжело от множества добычи, легко — от быстроты бегства. Нападая, они всегда предупреждают молву, а отступая, не дают преследующим возможности о них услышать. А главное — они опустошают чужую страну, а своей не имеют; если бы кто [5] был смелее Дария Истаспа, если бы он навел мост на Истре и стал искать Скифов — все одно, он безумно погнался бы за недостижимым. Они спрячутся в скалах, прикроются густотою леса, а он будет блуждать по горам и рощам, которых дикая суровость уступает только дикой натуре преследуемых; он будет зрителем той великой скифской пустыни, которая не осталась неизвестной и для пословицы. Если, вопреки природе вещей, он будет упорствовать, то и сам погибнет, не столько заслужив сожаление своим несчастием, сколько осуждение своим безрассудством; а Скифы успеют доказать, что они дети скал и дубов, будут наносить удары, сами им не подвергаясь, так что, по моему, если можно верить мифам, тот Гигес, который метал стрелы из мрака, сам недоступный им, был никто другой, как Скиф. Жизнь мирная — для них несчастье, верх благополучия — когда они имеют удобный случай для войны или когда насмеются над мирным договором. Самое худшее то, что они своим множеством превосходят весенних пчел, и никто еще не знал, сколькими тысячами или десятками тысяч они считаются: число их бесчисленно

Интересное описание внешнего вида и обычаев печенегов оставил побывавший среди них арабский путешественник Абу Дулафа (особенно важно, что в отличие от встреченных ибн Фадланом на Волге это были именно те печенеги, которые соприкасались со славянскими землями)

Затем 6 пришли мы к племени, известному под именем Баджнак 7; это люди длиннобородые, усатые, производящие набеги друг на друга. Едят они только просо и сочетаются с женщинами на открытой дороге.

Мы путешествовали среди их двенадцать дней и нам рассказали, что страна их прилегает к северу и к стране Славян 8. Они никому не платят дани

Утверждение о том, что питание печенегов ограничивается только просом, разумеется, следует признать преувеличением (остальные источники рисуют их, как всадников-скотоводов, а от подобного народа трудно ожидать вегетарианства). Однако и отвергать сообщение о видной роли проса в рационе печенегов тоже было бы крайностью, а это говорит о знакомстве печенегов (по крайней мере, некоторых) с земледелием. Впрочем, здесь мы бы углубились в вопрос происхождения самого народа печенегов и особенно той его части, которая, согласно Константину, носила название "кангар".

Видно, что печенеги не составляли политического единства и воевали даже между собою, поэтому, очевидно, отношения с такого рода соседом всегда составляли немалую трудность и на договоры с ними было трудно полагаться (о чём выше и пишет Феофилакт) - мир с одним конкретным племенем мог не быть обязательным для остальных печенегов.

Тем не менее, после похода Игоря и до знаменитой осады печенегами Киева в 968 году, источники не упоминают о значительных конфликтах двух народов. После первого столкновения печенеги и русь заключают партнёрство (не совсем равноправное, как мы видим и из летописи, и из сообщения ибн Хаукаля - определение "шипа" или "острия" рисует печенегов скорее орудием в руках оседлых соседей).


Tags: кочевники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment