folkvald (folkvald) wrote in oldrus,
folkvald
folkvald
oldrus

Category:

Норманская проблема в свете данных физической антропологии

В отечественной историографии общепризнанным является мнение, о присутствии в «эпоху викингов» скандинавов на территории Восточный Европы. Присутствие норманнов по археологическим данным фиксируется практически во всех ключевых центрах, связанных с функционированием волго-балтийского и днепровского торговых путей.   В то же время, с известными сложностями сталкиваются попытки оценить общее количество выходцев из Скандинавии на территории Древнерусского государства, их социальный статус и половозрастной состав. В определенной степени, помочь исследователям приблизиться к ответам на эти и другие вопросы могут данные физической антропологии.
На сегодняшний день известен ряд краниологических серий, связанных с погребальными комплексами, характеризующихся скандинавской похоронной обрядностью, а также археологическими памятниками, богатыми памятниками скандинавской материальной культуры и «вещами-гибридами», являющихся свидетельствами инфильтрации скандинавского этнического элемента на территорию Восточной Европы:
Краниологическая  серия из погребений на Земляном городище Старой Ладоги (XI-XII вв.) . Погребения производились в строгом соответствии христианскому обряду и не содержали вещей. С.83. Исследованы 44 черепа (39 мужских и 5 женских) и 54 костяка. (Санкина С.Л. Этническая история средневекового населения Новгородской земли по данным физической антропологии. СпБ., 2000. С.84. ).
Серия из курганного могильника связанного с городищем Шестовицы, X в.  Материалы 130 погребений, систематизированные в последние годы, свидетельствуют, что на кладбище наряду со славянскими имеются захоронения скандинавов (камерные могилы, сожжения). (Блiфельд Д. I. Давньоруськи пам'ятки Шестовицi. Киiв, 1977, с. 101-110. ).
Серия из курганного могильника Куреваниха-2 XII-второй половины XIII вв. в бассейне р.Мологи (5 мужских черепов).  Погребения, так же, как погребения и в Старой Ладоге, производились по христианскому обряду и почти не содержали вещей. Здесь же в 1966 г. А.Никитиным был раскопан курганный могильник со скандинавским вещевым комплексом конца X-XI вв… (Санкина С.Л. Этническая история… С.90.).
Также Алексеевой был привлечен материал из киевского некрополя.
В гнездовском могильнике и могильниках ярославского Поволжья единственным обрядом захоронения является трупосожжения, что исключает их из анализа, хотя и там по данным археологии фиксируется присутствие скандинавов (Клейн Л.С., Лебедев Г.С., Назаренко В.А. Норманнские древности Киевской Руси на современном этапе археологического изучения. В кн.: Исторические связи Скандинавии и России IX-Х вв. Л. 1970.).

Прежде всего, необходимо отметить особенности славянских и германских серий средневековья. Так, по мнению Т.И.Алексеевой между славянскими и германскими краниологическими сериями существуют отчетливые различия: «При сопоставлении славянских и германских племен по отношению высоты черепа к полусумме продольного и поперечного диаметров, по отношению высоты лица к высоте черепа, высоты орбит к высоте черепа, и, наконец, ширины носа к ширине лица наблюдается отчетливое разделение славян и германцев… В ряду колебаний этих соотношений германцы и славяне занимают диаметрально противоположное положение, западные и южные славяне располагаются между ними, с большей близостью к восточным славянам. Последние обнаруживают по этим соотношениям явную близость к балтам и западным финнам,  что дает возможность сделать предположение о формировании славян в непосредственном контакте с балтами». (Алексеева Т.И. Славяне и германцы в свете антропологических данных. Вопросы истории 1974г. №3. С.59-60.).
Кроме того, славянские выборки значительно более гетерогенны, нежели германские: «Анализ антропологических характеристик отдельных славянских племен средневековья выявил их значительное разнообразие, причины которого связаны, с одной стороны, с историей славянской колонизацией, а с другой, - с известной неоднородностью исходного их типа… Выделяется, например, ареал близких антропологических типов, прилежащий к балтийскому морю, - балтийский. В него входят поляне (польские), висляне, ободриты, поморяне, словене новгородские, кривичи полоцкие, радимичи, дряговичи и, возможно, волыняне»(Алексеева Т.И. Славяне и германцы… С.60,61).
Германские выборки напротив, значительно более однородны. С.Л.Санкина отмечала: «Германский краниологический вариант, хотя и обнаруживает некоторую межгрупповую изменчивость, в целом чрезвычайно своеобразен и может быть выделен в инородной среде» (Санкина С.Л. Этническая история… С.80.). Той же точки зрения придерживалась и Алексеева: «Несмотря на обширность территории, ими занимаемой, германцы эпохи средневековья - более однородная группа, нежели славяне» (Алексеева Т.И. Славяне и германцы… С.62). Тем не менее, Алексеева отмечала существование локальных вариаций общегерманского типа, в частности выделяя особенности средневековых шведов и датчан: «Весьма своеобразно сочетание антропологических черт  у средневекового населения Швеции и Дании – восточноскандинавский ареал. Обе группы не находят прямых аналогий среди германцев, хотя по характеру облика они включаются в границы этого этноса (sic).» (Алексеева Т.И. Славяне и германцы… С.62-63.).
Анализируя особенности сельского населения Новгородской земли, Т.И.Алексеев приходит к выводу об отсутствии у него следов скандинавской примеси: «Сельское население Приладожья и Владимирщины характеризуется сочетанием славяно-финских черт. Скандинавские черты не фиксируются» (Алексеева Т.И. Славяне и германцы… С.66). В тоже время, скандинавские особенности присутствуют у населения Старой Ладоги: «Из могильника в Старой Ладоге датируемого XI в. (то есть тем временем, с которым связано пребывание здесь норманнов), известна одна краниологическая серия из урочища Плакун.  По антропологическим данным старо-ладожская серия входит в пределы колебаний признаков в германских группах. Таким образом, антропологические материалы подтверждают пребывание норманнов в Старой Ладоге» (Алексеева Т.И. Славяне и германцы… С.67).  
К сходим оценкам приходит и Санкина. Подчеркивая элитарный характер захоронения, разницу между южной и северной сериями погребений, она тем не менее отмечает: «Выделенная подгруппа из погребения с небольшой глубиной (в основном северных), хотя и отличается от части серии из глубоких могил в сторону меньшей выраженности «норманнских» особенностей, все же стоит ближе к последней, нежели к соседним славянским и финским группам… Что касается роли и удельного веса скандинавского антропологического компонента в сложении местного населения, то в целом привлеченные славянские группы  Северо-Запада не дают основания считать их значительными. Тем не менее, как показывает анализ серии из Старой Ладоги, в определенных рамках смешение все же происходило» (Санкина С.Л. Этническая история… С.89.). Характерными особенностями комплекса является также преимущественно мужской характер захоронения, подчеркнуто христианский, безинвентарный обряд, а также высокий для этого периода рост захороненных (170,6 см., по другим расчетам 172,6 см.). По всей видимости, это свидетельствует о дружинном характере погребений.
«Скандинавский» характер серии из Ладоги подтверждается и данными одонтологии. Говоря о т.н. северном грациальном одонтологическом типе на территории Восточной Европы, Гравере связывает его с миграцией германских племен. Так, по мнению исследователя, одонтологический материал из Старой Ладоги свидетельствует о связи этого типа со скандинавским элементом.   Кроме того, возможно, наличие северного грациального одонтологического типа у современного русского населения Смоленской области также следует связывать со скандинавским элементом ( Гравере Р.У. одонтологический аспект этногенеза и этнической истории восточнославянских народов // Восточные славяне. Антропология и этническая история. М., 2002. С.217).
По мнению Санкиной, скандинавскими особенностями характеризуется и серия из Куреванихи. Кроме того, некоторые особенности указывают на местное, финское влияние: «В группе из Куреванихи отмечается резкая профилировка и очень высокое переносье – черта, сближающая ее со староладожской и отличающая от древнерусских и финских. В то же время выступание носовых костей на черепах из Куреванихи ослаблено, что является сдвигом в сторону характерных особенностей местного населения» (Санкина С.Л. Этническая история… С.90.).
Краниологическая серия из Шестовиц охарактеризована Санкиной как бесспорно скандинавская (Санкина С.Л. Этническая история… С.81.). Алексеева обозначила серию в качестве смешанной, славяно-скандинавской, своими особенностями резко отличной от материала из самого Чернигова: «Краниологический материал из Шестовиц очень невелик, но  антропологические особенности его указывают на связь с норманнами. Во всем облике этого населения наблюдается смешение славянских и германских черт. В Черниговском некрополе подобные особенности не отмечены» (Алексеева Т.И. Славяне и германцы… С.67).
Городская раннесредневековая серия, в которой не зафиксировано следов скандинавской примеси происходит из Киева: «Оценка суммарной краниологической серии из Киева на фоне изменчивости признаков в германских группах показала разительное отличие древних киевлян от германцев. По-видимому, норманнов в составе дружины киевского князя было очень мало, коль скоро это не наложило отпечаток на антропологический облик населения города… Сельское население Киевской Руси антропологически близко городскому, но оно более однородно по своему физиологическому облику. Никаких германских черт в нём не обнаруживается» (Алексеева Т.И. Славяне и германцы… С.67).
Вопрос скандинавского присутствия в Киеве является дискуссионным, поскольку нет единого мнения в отношении главного индикатора присутствия скандинавов – специфического, этноидентифицирующего обряда погребений. В отношении этнической атрибуции камерных  гробниц, составляющих около 10% всех погребений киевского некрополя высказываются разные точки зрения. (см. Петрухин В.Я. Начало этнокультурной истории Руси IX—XI веков / РАН. Ин-т славяноведения и балканистики. М., 1995, Толочко П.П. Спорные вопросы ранней истории Киевской Руси // Славяне и Русь (в зарубежной историографии)": Сб.науч.тр./АН УССР. Ин-т археологии. Киев., 1990. С. 99-121, Моця А.П. Срубные гробницы Южной Руси // Проблемы археологии Южной Руси. Киев., 1990.).
По мнению авторов коллективной монографии, «Единственным скандинавским погребением основного киевского могильника на территории так называемого "Города Ярослава" следует признать погребение № 114 в камере столбовой конструкции с парным захоронением мужчины и женщины, северной ориентировкой костяков; среди вещей - меч типа Y. Комплекс можно датировать концом Х - началом XI в… Хорошо известные в литературе находки скандинавских вещей в Киеве связаны не с основным киевским комплексом памятников на территории Города Владимира и Ярослава, а с особым, существовавшим сравнительно непродолжительное время поселением-сателлитом. От него сохранились остатки обширного некогда городища на Лысой горе, к северу от Старокиевской горы, Замковой горы и Щекавицы (цепочки первоначальных киевских поселений вдоль берега Днепра)». (Славяне и скандинавы. М., 1985. С.232.).
Кроме того, по мнению С.Сегеды, отсутствие скандинавских особенностей в киевской серии может быть связано с тем, что для освещения проблемы Алексеева привлекала лишь средние значения краниологических признаков в суммарном серии.
http://litopys.org.ua/segeda/se02.htm
Также Сегеда констатировал присутствие при преобладании восточнославянских, и скандинавских черт во внешности Ярослава Мудрого: «Во внешности Ярослава Мудрого, при наличии некоторых скандинавских элементов, все же преобладали черты, присущие славянам Приднепровья. Он был человеком довольно высокого роста (около 175 см), со средним по высоте лицом».

В общем и целом, по мнению Санкиной, хотя в каждой из названных серий в той или иной степени наблюдаются результаты смешения с местным населением, в целом, серии скандинавского облика с территории древнерусского государства вполне вписываются в общегерманский размах изменчивости. (Санкина С.Л. Этническая история… С.94,81)
Таким образом, на основе исследованного специалистами антропологического материала можно сделать ряд выводов:
1)    Подтвердилось присутствие скандинавов в ряде ключевых центров Древнерусского государства.
2)    Погребения скандинавов можно обозначить преимущественно как элитарные, связанные с дружинной средой (на примере погребений из Старой Ладоги и Шестовиц).
3)    Существует определенная корреляция, между скандинавскими обрядом погребения и скандинавскими особенностями физического облика похороненных (на примере могильника Шестовиц).
4)    Скандинавская примесь не фиксируется у сельского населения северо-запада и юга Киевской Руси. По всей видимости, на территории Восточной Европы скандинавов было немного и концентрировались они преимущественно в ОТРЦ и форпостах киевских князей.

Tags: лженаука, норманизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 87 comments