smelding (smelding) wrote in oldrus,
smelding
smelding
oldrus

Categories:

ИЗ "ДАТСКОЙ ИСТОРИИ" САКСОНА ГРАММАТИКА

Оригинал взят у smelding в ИЗ "ДАТСКОЙ ИСТОРИИ" САКСОНА ГРАММАТИКА

"Датская история" Саксона Грамматика (ум. 1208) резко делится на две составные части: легендарную (первые девять книг) и современную историю. Легендарная часть, обычно рассматривается как недостоверная, а потому мало интересная для историков. Между тем исторические предания эпохи становле­ния народностей и государств — это форма выражения этнического и государ­ственного самосознания, обобщенный взгляд на собственную историю, выделение в ней: главных направлений. Нас же в данном случае интересует постоянный сюжет "Истории": многолетние войны данов с рутенами, живши­ми на восточном берегу Балтики и называемыми в других источниках также "роталийцами".(видимо, по наименованию столицы Ротала) и "русскими". События, описанные в приводимых ниже извлечениях, протекали на протя­жении нескольких поколений в VII—IX века
х.

Текст печатается по изд.: Откуда есть пошла Русская земля. Века VI—X. Кн. 1. Mi, 1986. С; 632—646. Перевод Е.Б. Кудряковой.



Кн. 1,12. Хадинг пошел войной на Хандвана, царя Геллес­понта, к городу Дюна, обнесенному неприступными стенами и охраняемому разрозненными отрядами. Поскольку стены яв­ляли непреодолимое препятствие, он приказал опытным пти­целовам наловить различных птиц, обитающих в жилищах этого вражеского народа, и прикрепить к их перьям зажженные фи­тили. Птицы, возвращаясь в свои гнезда, зажгли город Горо­жане, бросившиеся тушить пожар, оставили ворота без защиты. Внезапным нападением Хадинг захватил Хандвана. Назначив выкуп золотом, он позволил ему выкупиться. Проявив велико­душие, сменив гнев на милость, он подарил ему жизнь.

После этого, одержав победу над большими силами ориентов Хадинг повернул в Швецию и, встретив Свиблагера в Гудландии с большим флотом, внезапным нападением разбил в сражении.

Кн. II, 21 —22. Пройдя вперед, Фротон напал на Траннона, вож­дя народа рутенов. Разведав их морские силы, он сделал много­численные гвозди из дерева и нагрузил ими лодку. Ночью, подойдя к вражескому флоту, он пробуравил сверлом нижние час­ти судов. Чтобы волны раньше времени не захлестнули отверстия, он заделал отверстия гвоздями. Когда он счел, что вражеские суда получили достаточно скважин, чтобы затопить их, он вынул гвоз­ди и открыл доступ воде, а тем временем его войско окружило вра­жеский флот. Двойная угроза обрушилась на рутенов. Устояв перед волнами, они, бегущие, натыкались на оружие. Они погибали от кораблекрушения в то время, когда надеялись отомстить неприя­телю за причиненный урон. Внутренняя опасность оказывалась ужасней внешней. Едва их оружие соприкасалось с неприятельс­ким, как они погибали от волн. С обеих сторон им грозила гибель. И было неясно, искать ли им спасения, бросаясь вплавь, или за­щищать себя с оружием в руках. Такой поворот судьбы вынудил их прекратить борьбу в самом разгаре. Двоякая смерть грозила от одного нападения, двумя путями устремлялись они ей навстречу. И было неясно, что более действовало, оружие или волны. Бесшум­ный поток волн выхватывал меч у того, кто сражался в бою, а того, кто боролся с волнами, пронзал несущийся навстречу меч. Стрем­нина вод окрашивалась потоками крови.
После этой победы над рутенами Фротон возвратился в оте­чество. Затем он направил послов на Русь для взимания дани. Но вероломные жители жестоко перебили послов. Возмущен­ный двойной обидой (т. е. отказом платить дань и убийством послов), он стеснил плотной осадой город Роталу Для того что­бы легче преодолеть отделявший его от города водный поток, он разделил водную массу на множество протоков и превратил рус­ло с неведомой глубиной в проходимые броды. Он перешел рус­ло лишь тогда, когда стремительный водоворот, ослабленный разделением потока, умерил свое течение и из водоворота обра­зовались крошечные отводы переходимых вброд протоков. Та­ким образом он преодолел реку, напал на город со своим войском и разорил его, лишенный природной защиты.

Следуя далее, он направил войско к Палтиске. Убедившись, что силой город не взять, он прибегнул к хитрости. При неболь­шом числе свидетелей он удалился в укромное место и велел повсюду объявить, что он умер, дабы таким образом усыпить врага. Для убедительности было сооружено погребение с остан­ками. Воины, знавшие о хитрости, провожали мнимого умер­шего со скорбью. Поверив этому слуху, царь города Веспазий, когда победа была уже в его руках, оставил столь слабую и вя­лую оборону, что позволил неприятелю вторгнуться в город и сам поплатился жизнью, предаваясь играм и развлечениям.

Кн. III, 44. Ростиоф Финн предсказал, что другой сын, ко­торый родится от Ринды, дочери рутенского царя, должен бу­дет осуществить возмездие за гибель брата, так как боги постановили, что месть за его родственника — обязанность бу­дущего брата-.

Кн.III, 46. Между тем стало известно, что Гевар был убит коварством своего сатрапа Гуннона* Готер, охваченный свире­пой жаждой мести, захватив Гуннона, сжег его, бросив в костер, потому что тот и сам прежде, захватив в ночи, погубил Гевара, бросив его в огонь...

После этого Готер, призвав старших на собрание, сообщил, что должен погибнуть в войне, которая: будет у него с Боем.  это было проведано не сомнительными методами, а истинными предсказаниями пророков. Поэтому он просит, чтобы они ут­вердили правителем его сына Рорика и чтобы не передавали регалии высшей власти чужим незначительным семьям на ос­новании мнения низкородных людей. При этом он обнаружи­вает больше радости по случаю заступления сына на свое место, чём печали от близкой смерти.
Раньше, чем решение было принято, он погиб, столкнувшись в сражении с Боем. Победа не была более приятной и для Боя. Ведь он покинул строй столь тяжело раненный, что его вынесли на щите и, меняясь, принесли домой пехотинцы. На следую­щий день он умер от мучительных ран. Рутены похоронили его тело, приготовив великие похороны, и войско соорудило в его честь огромный холм чтобы не исчезло из памяти потомков, воспоминание о таком славном юноше.

Кн. V, 86—89. (Фротон III развелся с дочерью царя хуннов Ханундой.)

Царь хуннов, услышав о происшедшем разводе, присоеди­нив к себе царя ориентов Олимара, в течение двух лет готовился к войне против данов. Поэтому Фротон созвал в войско не только единоплеменников, но даже норвежцев, а также славян. Эрик, посланный во вражеский стан на разведку, нашел на Руси Оли­мара, который принял начальство над войском, взяв на себя ко­мандование сухопутными войсками царя хуннов.

<...>Сказав это, он дал Фротону совет собирать флот. И после того как флот был снаряжен, курс был взят на противостоящего врага. В результате сражений были подчинены острова, лежа­щие между Данией и Ориентами. Затем проникают они дальше и встречают некоторые корабли рутенского флота. Когда Фро­тон счел, что непристойно нападать на столь малые силы, Эрик сказал: "Пищу ищут среди слабых и тощих. Редко бывает жир­ным тот, кто падает. Тот, кого упрячут в пустой мешок, не мо­жет кусаться".

Дав это наставление, он развеял стыд короля за подобное на­падение и убедил его, что большинство должно напасть на мень­шинство, указывая, что самолюбию нужно предпочесть пользу.
После этого двинулись на Олимара, который из-за непово­ротливости его массы предпочитал выдерживать натиск врага, ане наступать на него. Было замечено, что корабли рутенов сби­лись с порядка и плохо управляются из-за высокого расположе­ния гребцов. К тому же большое количество сил не принесло им пользу. В самом деле, хотя численность рутенов была необычно велика, они отличались более числом, чем доблестью, и уступи­ли победу крепкому меньшинству данов. Когда Фротон захотел вернуться назад в свое отечество, он пережил неслыханные препятствия на своем пути. Весь залив моря был покрыт мно­гочисленными телами убитых, не менее, чем обломками щи­тов и копий, разбросанных морским приливом. Из-за этого га­вани были не только тесными, но и зловонными. Корабли за­держивались, так как они увязали среди трупов. Невозможно было отогнать веслами или оттолкнуть копьем разлагавшиеся и плывущие вокруг тела, и вскоре после того, как одного оттал­кивали, другой, подкатившись, ударялся о корабль. И можно ли поверить, что развернулась война с убитыми, это была дико­винная война против трупов.
После этого Фротон созвал племена, которые победил, и оп­ределил согласно закону, чтобы всякий отец семейства, кото­рый был убит в этой войне, был предан захоронению под курганом со своим конем и всем снаряжением. Если же кто-то из грабителей могил касался их из преступной жадности, он наказывал их не только смертью, но и тем, что не предавал их трупы земле, дабы лишить их могильной насыпи и посмертных жертв, так как он считал справедливым, чтобы осквернитель чужого праха не получил никаких воздаяний и обрек собствен­ное тело той участи, которую он приготовил другому. Тела же каждого центуриона или сатрапа должно было сжечь на воздвиг­нутых кострах в собственных кораблях. Тела рулевых должны были предаваться пламени по десяти на корабле, но каждый павший герцог или король должен был сжигаться на своем соб­ственном корабле. Он пожелал, чтобы совершенно точно осуще­ствлялись погребения павших, дабы не допустить одинаковых для всех погребений без различия. И вот уже все короли руте­нов, кроме Олимара и Даго, пали, потерпев поражение в битве. И он установил, чтобы рутены по правилам данов вели воины и чтобы никто не женился на некупленной жене, так как счи­тал, что покупной брак будет более прочным, более надежной будет верность брака, скрепленного платой. Если кто-то осме­лится совершить насилие над девушкой, то

должен нести за это наказание, заключавшееся в отсечении частей тела, и наруше­ние брака расценивалось в тысячу талантов. Он еще постановил, чтобы каждый, определенный в военную службу, стремился бы к славе испытанным способом: нападал бы на одного, выдержи­вал бы бой с двумя, уклонялся бы от схватки с тремя, не стыдил­ся бы убегать от четырех. Также он назначил новый обычай пла­ты воинам, чтобы он соблюдался всеми подданными. Он распо­рядился давать отечественным и местным войскам в зимнее время по три таланта серебра, простым или наемным— по два, не состоящим на военной службе или завершившим военную службу — не более одного. По этому закону он признал неспра­ведливым, когда ценится положение воина, а не его мужество; он мог осудить такой подход как очевидную ошибку, потому что он ведь предпочитал родственным связям действительные заслуги. <...>

Когда Фротон заметил, что содержание войска становится со дня на день все труднее, он послал за провиантом Роллера в Норвегию, Олимара в Швецию, Онева-короля и Гломера, пред­водителей викингов, к Оркадам, выделив каждому собствен­ное войско. За Фротоном следовали тридцать королей, связанных с ним дружбой или повиновением. Как только Хун услышал, что Фротон отослал войска, он стянул новые и све­жие военные силы. <...>
Осенью вернулись посланные за провиантом, добывшие во­енных трофеев еще более, чем жизненных средств. Ведь Роллер обложил данью провинции Сунмория и Нормория, после того как убил их короля Артория. Олимар одержал победу над Тором Лонгом, королем ямторов и хельсингоров, а также над двумя другими не менее могущественными вождями, и покорил Эстию, Куретию, Финляндию с островами, лежащими против Швеции, так что он прославился как победитель варварских стран. Возвратив назад семьсот кораблей, он удвоил их число, с которым выступал в поход. Онев и Гломер, Хитин и Хогин так­же одержали победу над Оркадами. Они вернулись назад с 900 кораблями. <...>Еще двадцать стран подчинились Фротону<...>. В первый же день разразилась такая бойня между противобор­ствующими сторонами, что три великие реки Руси покрылись телами и стали доступными и переходимыми подобно мосту. И на пространстве, какое может преодолеть лошадь за три дня, можно было видеть человеческие трупы. Столь обширны были следы кровопролития. На седьмой день битвы пал король Хун, и брат его, носивший то же имя, увидев, как дрогнули ряды хуннов, не замедлил сдаться со своим войском. В этой войне 170 королей, либо из числа хуннов, либо служивших у них, склони­лись перед королем Фротоном. Это число Эрик уже прежде оп­ределил по количеству знамен, когда он, по требованию Фрото- на, собирал сведения о силах хуннов. Фротон созвал теперь королей на совет и возложил на них обязанность жить всем по одному и тому же праву. Олимара он назначил в Холмгардию, Онева в — Коногардию Хуну, своему пленнику, он предста­вил Саксонию, Ревиллу он дал Оркадов. Провинции хельсин- гов, ярнбёров, ямторов с обеими Лаппиями он дал в управление Димару. Дату он вручил управление эстами. Каж­дого из них он обложил данью на определенных условиях, свя­зывая таким образом свое благорасположение с обязанностью повиновения; И таким образом простиралось теперь государ­ство Фротона на востоке до Руси, а на западе оно ограничива­лось Рейном. <...>

Кн. VI, После смерти Фротона даны, ошибочно считая, что Фридлав, который возрос на Руси, погиб и, следовательно, нет наследника и никого из королевского рода, кому могла бы перейти власть, решили присудить власть достойнейшему, ко­торый на похоронах короля пропел бы над свежей могилой песнь в его честь, передавая потомкам в блестящей форме славу дея­ний усошпего.<...>

Кн. VI, 97. В то же самое время умер Эрик, который имел в уп­равлении Швецию, от одной болезни. Его сын, Хальдан, при­нял правление вместо отца, тяжко страдая от многочисленных набегов двенадцати братьев из Норвегии. Не имея средств про­тивостоять этому, обратился он, в надежде получить помощь, к Фридлаву, который находился тогда на Руси, и просил его о поддержке.<...>

Кн. VI, 103. (По смерти Фридлава ему наследует сын Фро­тон, при котором отличается своими подвигами Старкатер — один из любимых героев северных сказаний).

Известно, что Старкатер происходил из того района, кото­рый примыкает к Швеции с востока и который теперь входит в обширные владения многочисленных варваров — эстонцев и других племен. <.. .>

Кн. VI, 104. После того как многие земли были повержены, даны в стремлении к господству вторглись также в Руссию. Местные жители, мало полагаясь на их стены и оружие и спо­собность остановить врага, дабы помешать его вторжению, по крайней мере замедлить продвижение тех, кому они не в состо­янии были противостоять, скрытно насыпали на землю чрезвы­чайно острые гвозди, надеясь поранить их ступни, потому что боялись сопротивляться в открытой борьбе. Но такое препятствие не помогло остановить нападающих, потому что даны разгада­ли хитрость и посрамили рутенов. А именно, они тотчас при­крепили деревянные щиты к своим ступням и шагали так, не повреждая подошв, по лежащим внизу шипам. <...> 3атем, про­никнув в непроходимые гористые места и густые леса, они из­гнали предводителя рутенов Флокка из его лесного убежища, в котором он скрывался. Они завладели там столь богатой добы­чей, что не было никого, кто ушел бы не нагрузив флот золотом и серебром. <...>

Кн. VII, 135.

(В одном из сюжетов хроники мимоходом приводится цен­ное свидетельство о войне между шведами и рутенами, чем со­вершенно снимается вопрос о возможности отождествления русое со шведами. Рутены и в данном случае особый этнос-на­род, с которым и даны и шведы сталкивались на восточном и юго-восточном побережье Балтики. Война шведов с рутенами как таковая в данном случае хрониста не интересует. Он го­ворит о том, как в этой войне в противоположных лагерях ока­зались два молочных брата: Хильдигер, сын Гуннара, и Хальдан, сын Брокара. Первый из них родился в Швеции и служил шведс­кому королю, а второй родился в Дании ).

<...> Когда Хальдан узнал, что между королем Швеции Альвером и рутенами вспыхнула война, он направился в Руссию, предложил помощь местным жителям и был встречен со все­общим уважением .<...>

У Саксона Грамматика, по-видимому, смешаны два сюжета. Согласно <- некоторым северным сказаниям у Ринды от Одина родился сын Бальдр, кото­рый погиб от руки Хёда; Мстителем за него должен был, по предсказаниям, явиться еще не родившийся брат Вали. Здесь Ринда - дочь рутенского вождя. А мстителем за Бальдра называется его брат, особо почитаемый рутенами Бой.


Tags: источники, прародина, русы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments