cyrillicworld (cyrillicworld) wrote in oldrus,
cyrillicworld
cyrillicworld
oldrus

Categories:

ПЯТНАДЦАТОЕ РУССКОЕ МОРЕ






Какие русские моря вы знаете? Сколько их? Чёрное с его славой от походов на Царьград до оборон Севастополя? Белое с поморскими историями и открытиями? Балтийское, где «в Европу прорубил окно»? Есть ещё Баренцево, Карское, Каспийское, Лаптевых, Жёлтое…




Географы говорят, что Россия омывается четырнадцатью морями, которые большинству знакомы хотя бы по книгам и фильмам. Но есть и ещё одно, которое вряд ли сразу придёт на память – это известное по летописям и житиям святых Море Чудское. Сейчас формально географически это уже не море; оно называется Псково-Чудским озером и расположено на самой границе современной России, разделяя её с Эстонией. Но в средние века это громадное озеро считалось морем – вообще-то, с полным на это правом. Во-первых, оно огромно, занимая по величине четвёртое место в Европе: почти 200 километров в длину, до 50 - в ширину. Гладь воды простирается до горизонта, берегов не видно, тут случаются свирепые шторма и безнадёжные штили. Имеются обширные острова с рыбачьими деревнями, лесами и пажитями. А на покрытых лесами, дюнами и болотами берегах стоят старинные города – Псков, Гдов, Юрьев (он же Дерпт или Тарту).







И самое главное – в средние века эти города были тесно связаны с заморскими странами, сюда приходили купцы и воители. Озеро было связано с Балтийским морем (да вообще-то, как и Ладога с Невой, считалось средневековыми географами частью этого моря) поэтому приходили гости на кораблях. Эти корабли (драккары викингов, когги ганзейцев, новгородские ладьи) и их части археологи до сих пор находят во время раскопок, их можно видеть на старинных иконах и миниатюрах.


Лох-Несский когг или Чудское чудо

Впрочем, ещё относительно недавно паруса старинных судов тут можно было в изобилии видеть не только на картинках и в музеях. Дело в том, что на Чудском море, как в озере Лох-Несс до ХХ века сохранилось и выжило «диво дивное, чудо чудное» - традиция строительства и использования судов, практически полностью совпадающих по конструкции и внешнему виду с средневековыми ладьями.


Речь идёт о так называемых «барках чудского типа» - крупных, до 40 метров длиной судах с клинкерной обшивкой (это когда доски положены внахлёст, одна на другую, как черепица на крыше), с прямыми парусами, небольшой осадкой и огромным рулевым веслом. Фактически, это средневековый ганзейский когг – ну уж очень похож, и появился тут этот тип судна практически одновременно с немецкими купцами и рыцарями – в XIV веке. В Европе такие суда были символом ганзейской торговли и исчезли практически одновременно с утратой Ганзой своих позиций, к XVII веку, уступив место более приспособленным к дальним морским плаваниям каравеллам.

А вот на Чудском озере-море и внутренних водоёмах, прилегающих к нему – сохранились до ХХ века практически без изменений конструктивных принципов, способов строительства и навигационных приёмов. Тут время и технический прогресс как будто бы остановились – так бывает, когда какая-то конструкция достигает совершенного баланса по показателям «технология»-«применение»-«стоимость» - вплоть до революционных изменений по одному из этих параметров. Так телега или мельница не менялись, пока не появились двигатели внутреннего сгорания и централизованное снабжение сельских жителей хлебом, выпеченным в городах.


 


Именно такой «законсервированной технологией» было в XV–XX веках строительство судов на Чудском озере. Практически тот самый тип кораблей, что известен по различным изображениям и деталям из археологических раскопок как ганзейский когг, тут стал называться баркой. В эстонском языке сохранилось слово, нам знакомое скорее из былин и летописей: lodja – «ладья». Поразительно: когда смотришь на фотографии, сделанные в начале ХХ века, где запечатлены барки, перевозящие по озеру фураж или древесину, кажется, что каким-то чудом фото сделано в средние века: тот же прямой парус на одной рее, тот же широкий корпус, тот же руль из громадного бревна, та же обшивка досками, соединёнными внахлёст.

Причём европейский гость быстро обрусел: удачную конструкцию освоили псковские мастера, и строили такие суда в последние несколько сот лет главным образом не на западном берегу (немецком, позднее – эстонском), а на восточном – севернее Гдова, в местечке с названием Раскопель. Там и сейчас можно найти остатки верфи и расспросить стариков о том, как строили ладьи.


Ещё в начале прошлого века на Чудском насчитывалось около полутысячи лодий размерами от 12-ти до 35-ти метров в длину. Они возили грузы, которые не требовали большой скорости для перевозки и были слишком тяжелы или слишком велики для телеги: сено, хлеб, брёвна – да всё, что угодно.
Пристань Юрьева (нынешний Тарту)
На рейдах Пскова, Гдова, Юрьева (Тарту) порой скапливалось до двухсот кораблей с экипажами. Это был целый мир мастеров-строителей, матросов, корабельщиков, владельцев судов, содержателей прибрежных трактиров и барышников, делающих выгоду на перевозках с одного берега озера на другой. Это был целый мир взаимовыгодных контактов, связывавших берега огромного, как море, озера, населённые людьми разных вер и языков.
Глядя на фотографии Дерпта-Тарту или Пскова, сделанные сто лет назад, понимаешь, что корабли, стоящие вдоль берегов – одни и те же корабли, а люди, которые смотрят с бортов этих кораблей – одни и те же люди.
Так продолжалось долго, очень долго: древние суда, практически не меняясь внешне, ходили по Чудью со средневековья аж до середины прошлого века. Потом тут радикально изменилась вся жизнь: появились новые моторы, новые технологии, новые границы и страны; новые экономические и политические отношения между людьми и народами.
Парадоксально, но исчезновению этих судов способствовали их уникальные качества: на водоёме с мелководьем вдоль берегов и при осадке порядка 60-ти сантиметров в среднем барка могла принять на борт до 50-ти и более тонн груза – это делало их отличным десантным средством, применявшимся во всех войнах (двух гражданских и двух мировых), прошумевших тут в минувшее столетие.
Суда просто пожгли в военные времена, они пали жертвой междоусобиц.
К 1950-м характерный силуэт прямоугольного паруса когга-барки пропал с Чудского горизонта. Казалось, что навсегда.


Воскресшие паруса Чудского моря


Прошло несколько десятилетий с тех пор, как последняя чудская лодья сгорела в пожаре или сгнила на берегу, и вот весной 2004 года в Тарту (бывшем Юрьеве и Дерпте) несколько чудаков-энтузиастов, мечтавших о возвращении на древнее озеро парусов, основали Корабельное общество, члены которого поставили цель: строить такие же корабли, как и их предки.


 




Рождественская "лодья" на главной площади Тарту

И ходить на них по Чуди – как деды и прадеды. На берегу Эмайыги (это река, проходящая Тарту и впадающая в Чудское озеро) возвели верфь, рядом расположилась кузница и прядильня льна. Канаты, паруса, все металлические части (скобы, гвозди, крюки) – делалось вручную с соблюдением старинных технологий. Для корпуса, мачты и реи выбирались особые деревья, которые приходилось специально выискивать в лесах. Деревянные гвозди – нагели – вытачивались на уникальном станке, а доски обшивки, для того, чтобы они приняли сложную форму, соответствующую изящным обводам корпуса лодьи, гнули в паровой «бане» - точно так, как это делали в средневековье.

Первенца исторического судостроения назвали «Jommu», в переводе – «Крепыш». Судно сошло со стапелей в апреле 2006. Когда оно самостоятельно заскользило по воде, сразу стало ясно, что всё получилось – такой благородной была осанка «Крепыша», казалось, сошедшего прямо со средневековой миниатюры. Или хотя бы с фотографии столетней давности. Это была точная копия когга – с корпусом, напоминающим изящную лютню, и готовым принять на борт полсотни тонн груза.



Сейчас построен уже второй корабль - копия драккара викингов. Но я всё равно больше люблю «Крепыша». Снаружи он – средневековая ладья, а внутри – как деревенская изба: с основательной печью, с лавками и полатями (когда берём много народу, развешиваем гамаки). С интернациональной русско-эстонско-финской командой я прошёл на нём всё Чудское море, выходили в Балтийское, добрались до Стокгольма и Бирки, шли реками в соседнее с Чудским озеро Выртсъярв, давали по пути концерты и представления, в Санкт-Петербурге и в староверских деревнях показывали театр теней и кино на парусах, посетили Ганзейские дни в Новгороде.

К сожалению, этот русский по происхождению и виду, знакомый по воспоминаниям псковским стрикам корабль не может пересечь границу и посетить мой Псков. Чиновники говорят, что нужно ждать договор о границе – ждём уже больше десяти лет. Но рано или поздно мы придём и сюда.

Потому что, если корабль построен, он придёт сюда – не в этом году, так в следующем; не в следующем, так через годы.

Потому что, если бы он не был построен, то не было бы и надежды на то, что поймут друг друга люди, которые живут на разных берегах прекрасного и огромного, как море, озера.

А так – рано или поздно станет ясно, что у нас разные только алфавиты и цвета паспортов.

Наше море, его простые и честные вещи: вода, воздух, небо, корабли, песок, дюны, ветер, люди и их история – общие. Одни на всех.


Юрий Стрекаловский, Псков для «Кириллицы»







Tags: древнерусский быт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments