Таки-нет, Не Толераст (potapych) wrote in oldrus,
Таки-нет, Не Толераст
potapych
oldrus

Category:

"Заметки на полях": Романовы

Оригинал взят у potapych в "Заметки на полях": Романовы


Дом Романовых в Москве. 1880-е гг.

Казалось бы, что ещё может быть изучено настолько подробно, как всё то, что касается Романовых, династии, правившей Россией на протяжении трёхсот с лишним лет? Сотни, если не даже тысячи книг, монографий, всевозможных фотоальбомов и брошюр, посвящённых Романовым, больших и малых, изданных в нашей стране и за рубежом... Некоторые из них в прямом смысле слова всплыли из небытия,после почти векового забвения - репринтные издания, воспроизведённые в постперестроечное время с книг, впервые увидевших свет в России в 1913 г., когда в стране широко отмечался Трёхсотлетний юбилей Дома Романовых. Между тем, есть ещё в истории этой семьи события и факты, до сих пор широкой публике неизвестные.
Итак, самым первым наиболее достоверным предком Царя Михаила Фёдоровича считается московский боярин Андрей Иванович (возможно Александрович) Кобыла (ум. ок. 1350/1351), служивший великому князю владимирскому и московскому Симеону Ивановичу Гордому. А столь странное прозвище - Кобыла - было впоследствии отнесено к неверно транскрибированному имени Камбила или Гланда Камбила, легендарному (в смысле мифическому) князю, якобы вышедшему на Русь из "Немец", т. е. из прусской земли, в конце XIII столетия. Именно так было представлено начало дворянского рода Колычевых, потомков Андрея Кобылы, в семейных преданиях XVII века. Справедливости ради заметим, впрочем, что начало этой, мягко говоря, малоправдоподобной легенде было положено ещё в XV веке, когда при составлении знаменитой Бархатной книги многие московские бояре решили вдруг возвести своё происхождение к неким сановным выходцам - разумеется, также мифическим - с Запада. Оно и понятно: ведь их суверены, великие князья московские (опять-таки совершенно необоснованно) вели своё происхождение аж от римского кесаря Августа!
Одним словом, несмотря на многочисленные попытки изучения его родословной (С. Б. Веселовский, П. Н. Петров, Н. П. Павлов-Сильванский и др.), происхождение боярина Андрея Кобылы покрыто мраком. Ряд современных исследователей, впрочем, придерживается версии о его новгородских или костромских корнях. Между тем, хорошо известно, что от четырёх из его пятерых сыновей (Семёна Жеребца, Александра Ёлки, Гаврилы Гавши и Фёдора Кошки) и их ближайших потомков пошли русские дворянские роды Беззубцевых, Голтяевых, Лодыгиных, Коновницыных, Кокоревых, Образцовых, Шереметевых, Яковлевых и т. д. общим числом двадцать (разумеется,включая самих Романовых).
А вот и первые прелюбопытнейшие на наш взгляд факты. Известный публицист и революционер А.И. Герцен (1812-1870) был незаконнорожденным сыном И.А. Яковлева и, следовательно, очевидно сам того не ведая, был родственником Романовых. В числе не менее известных и знаменитых потомков Андрея Кобылы и родственников правившей в России династии были и А.В. Сухово-Кобылин (1817-1903), почётный академик Петербургской Академии Наук, философ, драматург и переводчик, и С.В. Сухово-Кобылина (1825-1867), первая в России официально признанная женщина-художник. Среди наиболее именитых потомков Андрея Ивановича мы видим митрополита Филиппа (Колычёва) (1507-1569), получившего известность, прежде всего, своими жаркими обличениями опричнины Ивана Грозного и, между прочим, впоследствии прославленного в лике святых. Нельзя не упомянуть в этой связи и первого русского графа, одного из ближайших сподвижников Петра Великого, генерал-фельдмаршала Б.П. Шереметева (1652 — 1719).
Род бояр Романовых пошёл от боярина Юрия Захарьина Кошкина (ум. ок. 1503/1504), праправнука Андрея Кобылы, чьё родовое имя - Кошкин происходило от прозвища его прямого предка в третьем колене Фёдора Андреевича Кошки, пятого сына Андрея Кобылы. Юрий Захарьин (т. е. сын Захария) служил великому князю московскому Ивану III и принимал участие в его походах на Казань в 1485 и 1499 гг. А родоначальником фамилии Романовых принято считать окольничего Василия III Романа Юрьевича Захарьина (1503/1505-1543), четвёртого сына упомянутого выше боярина Юрия Захарьина Кошкина. Как и некогда его отец, Роман Юрьевич, участвовал в военных походах 1531/1532 и 1536/1537 гг., а его дочь Анастасия, двоюродная бабушка первого Царя из династии Романовых, стала первой супругой Грозного Царя. Согласно семейному преданию, венценосное супружество это было предсказано матери Анастасии Ульяне Фёдоровне святым Геннадием Костромским (ум. 1565), однажды посетившим её московский дом.
С именем первой супруги Ивана Грозного Анастасии историки склонны связывать и лучшие годы его царствования. Таким образом, получается, что дети Ивана Грозного от брака с Анастасией Романовной, в числе которых были Царь Фёдор Иоаннович и его старший брат Иван, известный рядовому обывателю, прежде всего, по знаменитой картине И.Е.Репина "Иван Грозный убивает своего сына", были двоюродными родственниками отца первого Царя из династии Романовых. Возможно, именно это обстоятельство сыграло решающую роль в том, что выбор Земского Собора 1613 г., положивший конец династическому кризису в разорённом шведско-польской интервенцией и разбойничьими набегами сторонников двух Лжедмитриев Московском государстве, пал именно на шестнадцатилетнего отрока Михаила, сына Патриарха Московского и Всея Руси Филарета Никитича Романова.
Не исключено, правда, и то, что в этом выборе сыграл свою роль и тот факт, что в короткое царствование Бориса Годунова Романовы и их ближайшая родня (Черкасские, Шестуновы, Репнины, Сицкие, Карповы и др.) подверглись жесточайшим репрессиям по сфабрикованному против них тогдашними московскими властями обвинению в стремлении отравить Царя. Боярская Дума приговорила лишить их имущества и выслать в заточение в разные удалённые места. Так Царь Борис стремился убрать как можно дальше от престола родственников предпоследнего царственного Рюриковича, как наиболее вероятных своих конкурентов.
Александр Никитич Романов, дядя Михаила, был сослан в Усть Луду,на Белое море, где и был задушен в 1602 г. Михаил Никитич, другой дядя будущего Царя, был отправлен в заточение Ныробскую волость Перми Великой, где содержался в землянке в цепях и умер с голоду в 1602 г. Третий дядя Михаила Фёдоровича - Иван Никитич был отправлен в 1601 г. в Пелым, а его родной брат Василий - в Яренск, откуда очень скоро был также переведён в Пелым и содержался на цепи в одной избе с Иваном, но в разных углах. Василий умер в 1602 г. на руках у брата, которого разбил паралич или "чёрная немочь", как говаривали в ту пору. Отца будущего Царя, Фёдора Никитича Романова (ок.1554 - 1633), выслали в Холмогорский уезд на содержание в Антониево-Сийский монастырь на Большом Михайловском озере, под бдительное око игумена Ионы, где он был насильно пострижен в монахи с именем Филарет. Так закончилась карьера московского боярина Фёдора Никитича Романова, некогда одного из первых щёголей, и началась стремительная карьера третьего Патриарха Московского и всея Руси Филарета, единственного патриарха в истории России, познавшего таинство брака. А его тёща, дворянка Шестова, была отправлена в Чебоксары, в Никольский девичий монастырь, где также была пострижена в монахини. Жену Фёдора Никитича, т. е. мать Царя Михаила Фёдоровича, сослали в Новгородский уезд, в Обонежскую пятину, в Тол-Егорьевский погост, который принадлежал Важицкому монастырю. Здесь же её также как и мужа, неволею постригли в монахини и нарекли Марфой. Сам Михаил, которому тогда шёл шестой год, и его старшая сестра Татьяна (будущая княгиня Катырева-Ростовская) были отвезёны на Белоозеро с опальными тётками княгиней Марфой Никитичной Черкасской, Анастасией Никитичной и супругой Александра Никитича Ульяной Семёновной (урождённая Погожева).
Кстати, долгое пребывание детей в суровых условиях Беломорья и последующее полуголодное существование в Юрьевском уезде, куда их вывезли нелегально, сказалось впоследствии на их физическом здоровье, что, в частности, отмечалось исследователями при проведении медико-антропологической экспертизы останков Татьяны Фёдоровны в родовой усыпальнице бояр Романовых в московском Новоспасском монастыре. В ходе этих исследований у сестры первого Царя из династии Романовых, умершей в 1611 г. в возрасте 16 - 18 лет, были выявлены признаки детского рахита и задержки роста. А сам Михаил Фёдорович, как известно, "скорбел ножками".
Одним словом, Романовы имели репутацию неправедно пострадавших. И, стало быть, их утверждение на русском престоле, в глазах рядовых членов Земского Собора 1613 г. и вообще русского народа, имело характер утверждения Истины, торжества Правды. Не говоря уже о том, что 21 февраля 1613 г., день, когда Михаил Романов был избран Царём, пришёлся на первое воскресенье Великого Поста, когда Русская Православная Церковь отмечает Праздник Торжества Православия.
В связи с только что сказанным вспоминается ещё один не менее любопытный факт, также вероятно имеющий самое непосредственное отношение к выбору Михаила Романова Царём и "Великим Князем всея Великия и Малыя и Белыя Русии" в 1613 г. ...


ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ

Источник: http://holy-russia.ru/romanovy-chast-pervaya.html
Tags: генеалогия, русские князья
Subscribe

  • Русь и Сельджуки. Начало

    Битва у Судака между сельджуками и половецко-русским войском около 1220 г. стала своего рода репетицией катастрофы на Калке, что отметил в своем…

  • Как пишутся антирецензии

    Тульский историк А.В. Журавель о проблеме упадка культуры рецензирования в современной исторической науке. Александр ЖУРАВЕЛЬ. Как пишутся…

  • Час истины - Иван Грозный

    Оригинал взят у sergey_rf_965 в Час истины - Иван Грозный

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments