Таки-нет, Не Толераст (potapych) wrote in oldrus,
Таки-нет, Не Толераст
potapych
oldrus

"Заметки на полях": Романовы

ОКОНЧАНИЕ



"Принцесса Августа Тараканова, в иноцех Досифея"

... Всё дело в том, что первым из потомков Андрея Кобылы с Рюриковичами породнился боярин Фёдор Фёдорович Кошкин, прозванный Голтяем, родоначальник русских дворян Голтяевых. Его дочь Мария стала женой по всей видимости вдового удельного князя боровского Ярослава Владимировича (1389 -1426), двоюродного племянника знаменитого Дмитрия Донского.
В свою очередь, одна из трёх дочерей Ярослава Владимировича от второго брака, также Мария, в 1433 г. вышла замуж за великого князя московского Василия II Васильевича Тёмного, и таким образом стала великой княгиней московской. Вторым ребёнком в этом браке был будущий великий князь московский Иван III Великий, дед Ивана Грозного. Выходит, что Грозный Царь и его первая супруга Анастасия Романовна были дальними родственниками - дед Анастасии Романовны был троюродным братом матери Василия III, великой княгини московской Марии Ярославны, а она приходилась Ивану Грозному прабабушкой.
Однако вернёмся во времена окончания Русской Смуты XVII века. Понятно, что всё это время, пока шла закулисная борьба за пустующий несколько лет к ряду московский престол, господ желающих воссесть на нём было более чем достаточно. И у многих из них прав на воцарение было куда больше, нежели у Романовых. Прежде всего, это были представители тех московских боярских семей, которые имели в своих предках Рюрика, легендарного основателя династии московских государей, угасшей со смертью Царя Фёдора Иоанновича: Воротынские, Одоевские, Пожарские, Шуйские и "прочая и прочая и прочая", то есть старинные русские княжеские роды, имевшие ещё более древнее, внятное, а главное более знатное, нежели Романовы или какие-нибудь Салтыковы и Морозовы, происхождение. Последнее (выяснение отношений на почве "кто знатней") ещё во XVI веке неоднократно приводило к местничеству, явлению уникальному, и характерному только для русской истории. К слову сказать, среди претендентов были и два иностранца - королевич Владислав Ваза, сын польского монарха, и их родственник - шведский принц Карл-Филипп.
Вообще обстоятельства, приведшие на московский престол именно Михаила Фёдоровича Романова, до сих пор являются предметом жарких споров историков, многие из которых склонны связывать это событие с политическими интригами отца Михаила Патриарха Филарета, до 1619 г. находившегося у поляков на положении заложника, но имевшего в Москве своих агентов влияния. Как написал впоследствии маститый русский историк профессор В.О. Ключевский (1841 - 1911), зимой 1613 г. выбрать "своего природного русского государя было нелегко". Справедливости ради, впрочем, следует заметить, что интриговали тогда, на Земском Соборе 1613 г., практически все более или менее именитые его участники. И ведь было из-за чего. На кону стоял Русский Трон. В.О. Ключевский, ссылаясь на какие-то поздние известия, рассказывает о партиях, на которые распался упомянутый Собор, и в числе претендентов,
которые поддерживались той или иной партией называет князей Голицына, Мстиславского, Воротынского, Трубецкого и, наконец, самого "победителя гонки" М.Ф. Романова. Он же упоминает и "скромного по отечеству и характеру" князя Пожарского, который "искал престола и потратил немало денег на происки". По большому счёту, как теперь представляется, Земский Собор 1613 г. вылился в самую заурядную ярмарку тщеславия. "Московское государство выходило из страшной Смуты без героев", - говорит В.О.Ключевский, - "его выводили из беды добрые, но посредственные люди". Но как бы там ни было, однако, 21 февраля (3 марта) 1613 г. на царство был избран Михаил Романов и, тем самым, было положено начало новой царской династии.
Последующие несколько десятилетий для истории Романовых как будто не столь интересны, а потому перейдём сразу к временам Петра I. Задумав, как сказали бы теперь, полномасштабную и всеобъемлющую интеграцию России в "европейское сообщество", государь женил своего старшего сына Алексея на третьесортной немецкой принцессе из средневековой династии Вельфов Шарлотте Кристине Софии (в Православии Наталья Петровна) Брауншвейг-Вольфенбюттельской, у которой, однако, в царственных родственниках была добрая половина Европы, в том числе австрийские Габсбурги. Это бракосочетание имело место в октябре 1711 г. в Торгау, ныне в округе Лейпциг в Германии. "Навязали мне жену-чертовку...", - бывало говаривал потом Алексей в кругу близких ему людей. Годом раньше, в 1710 г., опять же по желанию Петра, состоялось бракосочетание его сводной племянницы, будущей Императрицы Всероссийской, Анны Иоанновны с правящим герцогом Курляндским Фридрихом Вильгельмом из старинной европейской династии Кеттлер. Основателем этой династии был последний магистр Ливонского ордена Готхарт Кетлер (1517 - 1587). А в 1716 г. в Данциге (ныне Гданьск в Польше) Петр "сбагрил" в руки герцогу Мекленбург-Шверинскому Карлу Леопольду вторую свою племянницу Екатерину Иоанновну. Этот брак был третьим браком Карла Леопольда и сулил Петру одни только политические дивиденды - тогда ему как воздух были необходимы морские порты Мекленбурга в качестве стоянок для русского военно-морского флота. Таким образом русский военно-морской флот мог охранять торговые пути на Балтике. Однако уже в том же 1716 г. не старый ещё пройдоха Карл Леопольд, большой поклонник вечного соперника Петра Карла XII, давно прослывший к тому же чудаком, вышел из доверия русского Царя, а в 1722 г. Екатерина Иоанновна сбежала от жестокого и грубого супруга из Мекленбурга домой в Россию,прихватив с собой трёхлетнюю дочь.
Дальше - больше. 24 ноября 1724 г., незадолго до смерти Петра состоялось подписание брачного контракта на супружество не так чтобы уж очень богатого, скорее даже бедного, герцога Карла Фридриха Гольштейн-Готторпского и незаконнорожденной дочери Петра от его любовницы Марты Скавронской (в скором будущем Императрица Екатерина I). К слову сказать, упомянутый герцог приходился родным племянником политическому визави и многолетнему сопернику Петра Карлу XII (вот такая ухмылка Истории!), а его отец погиб в ходе Северной войны, воюя, понятно, на стороне Швеции. Бракосочетание Карла Фридриха и цесаревны Анны состоялось уже после смерти первого русского Императора (Пётр умер 28 января/8 февраля 1725 г.) в мае 1725 г.
21 февраля 1727 г. в браке Карла Фридриха и цесаревны Анны Петровны в портовом Киле на свет появился сын, внук Петра Первого и дальний потомок Ярослава Мудрого и Карла Великого, которого нарекли Карлом Петером Ульрихом. Мать его вскорости умерла, а когда мальчишке минуло 11 лет, умер и его отец. Таким образом, наследник шведского престола (таковым он стал по факту своего рождения) остался совершеннейшим сиротой. Опуская подробности воспитания и образования будущего самодержца Всероссийского Петра III, скажем только, что они вовсе не были столь уж плачевными, как на то впоследствии указывала в своих мемуарах его августейшая супруга (вдова по собственной своей воле) Императрица Екатерина II. В 1742 г. во время своей коронации незамужняя и бездетная Императрица Елизавета Петровна объявила племянника Карла Петера Ульриха своим наследником. И тогда бывшему уже наследнику шведской короны открылась прямая дорога в Российскую Империю. А здесь его ждали новые титул и имя (Великий Князь Пётр Фёдорович) и брак с шестнадцатилетней троюродной сестрой - принцессой Софией Августой Фредерикой фон Ангальт-Цербстской, при принятии Православия получившей русское имя Екатерина Алексеевна с титулом Великой Княгини. Брак этот имел место 21 августа (1 сентября) 1745 г. Кстати, Елизавете Петровне, в бытность её ещё Цесаревной, прочили в женихи самого французского дофина, будущего Людовика XV. Но брак этот по многим причинам так и не состоялся. Кстати, бездетность Елизаветы ещё до революции ставилась под сомнение. Но этот вопрос выходит за рамки настоящего очерка, а посему всех желающих приобщиться к его обсуждению мы адресуем к истории о знаменитой героине картины К.Д. Флавицкого (1830-1866) "Княжна Тараканова" и не менее знаменитой, прославленной в лике святых, инокине московского Ивановского монастыря Досифее.
20 сентября (1 октября) 1754 г. в браке Наследника Цесаревича Петра Фёдоровича и Великой Княгини Екатерины на свет появился сын, которого у четы сразу же забрала на воспитание Императрица. Младенца (будущего Императора) нарекли Павлом. К слову сказать, для некоторых историков вопрос об отцовстве Петра до сих пор остаётся открытым. Но как бы там ни было, однако, династию Романовых, точнее Гольштейн-Готторпскую ветвь этого рода, продолжили Император Павел I (он, напомним, был правнуком Петра I) и его потомки, вплоть до Николая II и его детей, а также многочисленные "Константиновичи" и "Николаевичи" - члены Императорской Фамилии, имевшие в предках сыновей Николая I Великих Князей Николая и Константина Николаевичей, многие из которых живут и здравствуют и поныне.


Источник: http://holy-russia.ru/romanovy-chast-vtoraya.html
Tags: генеалогия, персоналии, русские князья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments