swinow (swinow) wrote in oldrus,
swinow
swinow
oldrus

Category:

Несколько мыслей об этнониме русь.


Этноним русь, или роусь, которым в древнерусских источниках именуется народ, передавший своё имя нашей стране и её населению - можно рассмотреть как находящийся в ряду некоторых других этнонимов подобного типа, также известных по древнерусским источникам.

Вот они:

весь,
сумь,
емь (ямь),
либь,
чудь (в оригинале чюдь),
пермь,
жмудь,
корсь,
голядь,
сербь,
скифь,
донь,
латынь

Эти и некоторые другие подобные формы применяются в древнерусских текстах в отношении целого ряда разных по этнической принадлежности народов. Здесь мы видим и финно-угров (первые 6 примеров), и балтов (следующие 3), и славян (сербы), и ираноязычный народ (скифы), и германцев (даны), и романоязычный народ (латиняне, то есть римляне).



Чем же интересны эти этнонимы? Интересны они, на мой взгляд тем, что представляют собой слова женского рода в единственном числе, которые тем не менее, служат для обозначения чего-то во множественном числе. То есть целых народов. Этот тип этнонима сильно контрастирует с другими известными по древнерусским текстам. Когда название народа передаётся словами мужского рода, взятыми во множественном числе. И образованными с использованием нескольких разных суффиксов. Например: ятвяги, корлязи, поляне, оурмане, агняне, или англяне, волыняне, вятичи, радимичи, ляхи, готе, волохове, немцы, болгары, греки, фрязи, венедицы и т.д. и т.п. Примеры же из перечня выше - являются словами в единственном числе, женского рода - но обозначают они, тем не менее, также группу людей, народ, состоящий из множества "единиц". В результате возможны такие странные, не очень согласованные выражения, как "мы русь" , или "они весь". По-моему, это любопытно - не совсем понятна логика, почему народ, обычно именуемый словом во множественном числе, начинает именоваться словом в единственном числе? Хотя надо отметить, звучат эти примеры, сами по себе, весьма естественно и гармонично. И даже красиво.

Есть ещё названия народов типа: литва, сетьгола, земигола, мордва, меря, мурома которые также можно рассмотреть как продолжающие список существительных женского рода в единственном числе, используемых для обозначения народов. Но эти названия отличаются от первой группы своей морфологией - они заканчиваются на "а", а не на "ь".

Что можно сказать об этих этнонимах женского рода - все они являются адаптацией в славянский язык самоназваний самих этих народов, кроме, разве что, слова чудь, у которого, возможно, какое-то другое происхождение. Но это название, по сути, не является обозначением какого-то конкретного народа, а скорее обобщающим именованием для многих племён Восточной Европы, которое использовали для них здешние славяне. Так - сумь, разумеется происходит от "суоми", либь от "ливли",  весь от "бепся", "вепся", жмудь от "жемайты", корсь от "курши", наше голядь явно родственно "галиндам" (самоназвание одного из прусских племён, связанное с понятием "восток"), голядь представляла собой самое восточное балтоязычное племя той поры, обитавшее около современной Москвы и т.д. и т.п.  Относительно названия славянского племени сербы, упоминаемого у нас как сербь, выдвигаются иноязычные гипотезы его происхождения, но этимология этого этнонима в данном случае вторична - важно, что в то время, когда это слово  упоминалось у нас - оно также уже было самоназванием данного народа.

Особняком в этом ряду стоит слово скифь упоминающееся в некоторых древнерусских текстах - но это книжный термин, почерпнутый из греческих источников и адаптированный, усвоенный в русский язык почему-то тоже в такой форме. С самими скифами-сколотами, жители Древней Руси, разумеется, уже не могли контактировать.

Это всё, думаю, можно адресовать, к вопросу о происхождении слова русь - все эти "профессионально-технические" теории шведских фантазёров, провозглашающих свои фантазии настоящей наукой и раз и навсегда установленным фактом - помимо всех своих прочих нестыковок, исключающих их правоту - не укладываются также и в эту простую и очевидную логику. Русь должна была себя сама называть словом, похожим на зафиксированную у нас форму. Идеи о посредничестве финно-угорского прозвища этого народа, якобы образованного от более далёкой исходной формы обозначавшей какую-то деятельность (конкретно греблю) в предполагаемом этими фантазёрами "скандинавском" языке руси - помимо существующих лингвистических возражений и полного отсутствия подтверждений в источника - чересчур натянута даже просто исходя из наблюдаемой логики. В этом смысле, самоназвания руги, или руйане, связанное с тем же смыслом "светлый", "красный", красно-коричневый", "красноватый", "рыжеватый", что и родственное этим словам, наше слово "русый" - представляется более верной исходной для этнонима русь. Более того - это самоназвание в такой форме могло бытовать в то время, когда с ним познакомились в Восточной Европе - уже на самой Южной Балтике, изменившись ещё там. И свидетельства в пользу этого, мы видим в источниках!


Кстати - сама по себе практика называть группы, или сообщества людей словами женского рода в единственном числе просматривается и в таких примерах из русского языка как "знать", "челядь", "рать", "дружина", "братва", "команда", "компания", "элита" (последние три слова восходят к латыни, но приведены у нас именно в такую форму), также, "ватага", "шобла", "банда", "шайка" и т.д. Да и само слово "группа", также исходно иноязычное, но усвоенное у нас именно в таком виде. Какая-то внутренняя логика в этом, получается, всё-таки, есть. Кстати, было бы интересно узнать - известен ли подобный феномен в других славянских языках, особенно что касается этнонимов?

Надеюсь, эти мысли и рассуждения вам показались любопытными. Ваши вопросы, дополнения, наблюдения, разъяснения - буду рад увидеть в комментариях.
Tags: русы, этимология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments