Исторические записки (nickfilin) wrote in oldrus,
Исторические записки
nickfilin
oldrus

Легенда о призвании варягов

В специальном исследовании, посвященном летописному Сказанию о призвании варягов А.А. Шахматовым (1904) был поднят вопрос о содержании этого сказания в более древних сводах. Сравнительное изучение текста Сказания по Лаврентьевской, Ипатьевской и Радзивилловской летописи убедило А.А. Шахматова, что состав Сказания не был первоначальным. В летописной статье 6370 (962) г., исследователь заметил вставку имени Руси, повлекшую последующее рассуждение о ее варяжском происхождении (выделено жирным жрифтом):
«И идоша за море к Варягом к Руси: сице бо ся звахуть ти варязи Русь, яко се друзии зовуться Свеи, друзии же Урмане и Англяне, инии Гъти, тако и си».

В более древнем рассказе Новгородской Первой летописи (А.А. Шахматов возводил его к Начальному своду 1093 г.) имя Руси отсуствовало: «Идоша за море к Варягомъ и ркоша: «земля наша велика и обилна , а наряда у нас нЂту». В ответ на призыв к варягом являются три брата с родами и дружиной, а не целым народом как ПВЛ («И пояша с собою всю Русь»).
Это сказание исследователь также посчитал непервоначальным, выделив нем ряд вставок. Он обратил внимание на то, что о прозвании Русской земли в рассказе сообщается дважды. Первый раз по приходе Рюрика:
«И от тЂх Варягъ, находникъ тЂхъ, прозвашася Русь, и от тЂх словет Руская земля; и суть новгородстии людие до днешняго дни от рода варяжьска».
Второй раз уже на юге:
«И сЂде Игорь, княжа, в КыевЂ; и бЂша у него Варязи  мужи  СловенЂ, и оттолЂ  прочии  прозвашася Русью».
А.А. Шахматов предположил, что первое прозвание дублирующая вставка. Фраза «и суть новгородстии людие до днешняго дни от рода варяжьска» не имеет отношения к прозванию Руси, но была уже в древнейших сводах, при чем испорченном виде:
Лаврентьевская: «[и] от техъ [Варягъ] прозвася Руская земля Новугородьци ти суть людьє Нооугородьци от рода Варяжьска . преже бо беша Словѣни».
Радзивилловская и Академическая: «[и] от техъ [Варягъ] прозвася Руская земля Новугородъ ти суть людьє Нооугородьци от рода Варяжьска . преже бо беша Словѣни».
Новгородцы вряд ли могли называться Русью, они вообще неохотно называли себя русью, понимая под ней прежде всего Киевскую, а потом Суздальскую землю. Следовательно, заключал А.А. Шахматов, речь в первом отрывке первоначально шла о прозвании не Русской земли, а только словен («прозвашася словене варягы», 1904) или самих варягов варягами («прозвашася варяги варягы», Разыскания…, 1908). Русь же в первоначальном рассказе получила лишь на юге, а слово прочие, вынесенное в Коммисионном списке НПЛ на поля (может быть вслед за оригиналом) является вставкой.
В последующей историографии гипотеза А.А. Шахматова была принята к сведению, но не получила дальнейшего развития. Наоборот была Л.Мюллером была предпринята попытка была предпринята попытка признать древнейшей для всего летописания версию Ипатьевской летописи, в которой Рюрик призывается сначала в Ладогу и основывает Новгород.
 
Текстологический комментарий
Что касается гипотезы Л.Мюллера, ее можно сразу отбросить. Как и полгал А.А. Шахматов «ладожская версия призвания» является вставкой в ПВЛ автором ее 3-й редакции. Вставка эта противоречит предшествующему тексту всех редакций ПВЛ, в которых говорится об основании Новгорода словенами: «Словене седоша около озера Ильмеря и прозвашася своим именем, град нарекоша Новгород».
Чтение А.А. Шахматова «прозвашася словене варяги» или «прозвашася варяги варяги» нельзя признать убедительным. Ни в одном источнике не идет речи о прозвании словен, но упоминаются лищь Новгородцы, Новгородские люди и Новгород. Фраза «прежде бо беша словене», поясняющая варяжское происхождение новгородцев (если она имеет отношение к древнему тексту) также исключает прозвание словен, так как рассказав о прозвании словен каким-то именем, упоминать, что они прежде были словене неуместно. Что касается варягов, то по летопись варягами они назывались еще до призвания в Новгород.
Что касается фразы «И от тЂх Варягъ, находникъ тЂхъ, прозвашася Русь, и от тЂх словет Руская земля; и суть новгородстии людие до днешняго дни от рода варяжьска». То она, с учетом вариантов ПВЛ, имеет явно составной характер. Можно согласиться с А.А. Шахматовым, что вставкой здесь является именно фраза о прозвании Руси и Русской земли.  
Невозможно представить, чтоб из указанной фразы НПЛ было произведено испорченное чтение в ПВЛ, так как данное различие не может быть сведено к простой порче текста ПВЛ (если автор ПВЛ вносил значительные изменения в текст, то почему не эти изменения не привели к восстановлению смысла). Следовательно придется предположить правку Начального свода в НПЛ, а испорченный текст Лаврентьевкой и Радзивилловской возвести минуя НПЛ к тексту Начального свода:
Лаврентьевская: «[и] от техъ [Варягъ] прозвася Руская земля Новугородьци ти суть людьє Нооугородьци от рода Варяжьска . преже бо беша Словѣни».
Радзивилловская и Академическая: «[и] от техъ [Варягъ] прозвася Руская земля Новугородъ ти суть людьє Нооугородьци от рода Варяжьска . преже бо беша Словѣни».
Из этих двух вариантов (Новгород и Новгородцы) несомненно старейший тот, что представлен в Лаврентьевской летописи. «Новгород» появилось в Радзивилловской и Академической благодаря знакомству с «ладожской версией», противоречащей ранней версии ПВЛ и НПЛ, в которой Новгород основан и именован словенами.  «людьє Нооугородьци от рода Варяжьска» по НПЛ несомненно стоит исправить на «людьє Нооугородстии от рода Варяжьска». Последнее выражение появилось возможно для того, чтоб избежать дублирования только что упомянутого в тексте слова «Новгородцы»:
«[и] от техъ [Варягъ] прозвася Руская земля Новугородьци ти суть людьє Нооугородстии от рода Варяжьска . преже бо беша Словѣни».
При этом прежде фраза «прежде быша словене» несомненно относится к новгородцам, которые прежде, то есть до призвания варягов именовались словенами. Этой фразы нет в НПЛ и не было очевидно в Начальном своде, где как в НПЛ Новгородстии люди были не только словене, но и кривичи и меря и чудь и весь. Фразу можно понять только в том смысле, что после прихода варягов «люди… рекомые словене, кривичи, меря и чудь», имевшие «волость свою» получили общее название новгородцев или «новгородских людей». При этом сами новгородцы (в узком смысле слова, жители Новгорода) от рода правивших там варягов.
При этом «прозвася Русская земля» выглядит как несомненная вставка. Изначальный текст:
«[и] от техъ [Варягъ] прозвашася Новугородьци ти суть людьє Нооугородстии от рода Варяжьска».
На следующем этапе по всей видимости над словом прозвашася или рядом на полях в источнике НПЛ было проставлено «Русская земля». ВНПЛ этот текст исправлен вставкой слова «Русь и словет Русская земля», в ПВЛ изменением «прозвашася» мн. числа на ед. «прозвася» (Русская земля). Вставка «Русская земля» видимо имела целью объяснить кем прозвались новгородцы, видимо редактором, не понявшим текст. Эта вставка породила два прозвания Руси – в Киеве и Новгороде. Поэтому в том месте, где говорится о призвании второй раз фраза была переделана в соответсвии с новым смыслом («оттоле и прочие», то есть поляне, прозвашася Русь). В ПВЛ «оттоле» отсуствует, а Комиссионном списке НПЛ «прочие» вынесено на поля, что возможно говорит о вставном хаактере слова в оригинале:  
«И бЂша у него Варязи мужи  СловенЂ, и оттолЂ  прочии  прозвашася Русью». Слово «словене» поставленное без союза, как считал А.А. Шахматов, в тексте является позднейшей вставкой. В самом деле из дальнейшего текста об установлении даней словенам, кривичам и мери ясно, что речь идет о словенах ильменских, которые русью себя не именовали. Таким образом первоначальная фраза должна звучать так:
«И бЂша у него Варязи мужи  и оттолЂ  прозвашася Русью». И вероятно с добавлением «и от тех словет Русская земля», перенесенным в другое место НПЛ.
Итак рассказ начального Свода до внесения вставок имел следующий вид:
«Идоша за море к Варягомъ и  рѣша .: «земля наша велика и обилна, а наряда у нас нЂту; да поидЂте  к намъ княжить и владЂть  нами». Изъбрашася  З брата  с роды своими, и пояша со собою дружину многу и предивну, и приидоша к Новугороду. И сЂде старЂишии в НовЂгородЂ, бЂ  имя ему Рюрикъ; а другыи  сЂде на БЂлЂозерЂ, Синеусъ; а третеи  въ ИзборьскЂ, имя  ему Труворъ. И от тЂх Варягъ  прозвашася Новугородьци ти суть людьє Нооугородстии от рода Варяжьска…
И сЂде Игорь, княжа, в КыевЂ; и бЂша у него Варязи мужи  и оттолЂ  прозвашася Русью. И от тЂх Варягъ, находникъ тЂхъ  словет Русская земля.  Сеи же Игорь нача грады ставити, и дани  устави  Словеномъ  и Кривичемъ и Мерямъ  дань даяти Варягомъ, а от Новагорода  300  гривенъ  на лЂто мира дЂля, еже не дають».
(Из текста удалена вставка «и варягам», нарушающая смысл, при котором дань давали именно варягам, а не словенам и не сами варяги).
Автор ПВЛ не согласился с такой версией, убрав слово «оттоле», так как считал, что «варязи мужи Игоря» прозвались Русью задолго до прихода в Киев. Мы также не можем согласиться с этим как по историческим, так и по текстологическим соображениям. Установление даней Словенам, Мери и Кривичам показывает, что автор на самом деле продолжает рассказ о призвании, территориально привязанный к Новгородской земле. А это значит, что автор Начального свода переработал более древнюю версию легенды, которая по всей видимости имела сей текст в качестве заключительной части.
В самом деле выражение «не дают» НПЛ, как и давали «до смерти Ярослава» явная переделка и «ныне дают», о чем говорил еще А.Шахматов. Во времена Ярослава Киеву давали дань в 2000 гривен, 1000 гривен – новгородской дружине. Дань в 300 гривен могла, как предполагают исследователи даваться ладожским варягам, оборонявшим подходы к Новгороду. Однако в летописи говорится перед этим о варягах-мужах Игоря (потом Олега). И получается, что дань предназначается им.
Затрудняюсь объяснить происхождением этого текста иным способом кроме переработки первоначального предания о приходе Рюрика в Ладогу (эта версия записана в летопись лишь в 3-й редакции ПВЛ).
Интересно, что в позднем фольклорном предании о «Юрике новоселе» (видимо первоначально о Рюрике-находнике) установление и повышение даней в Новгороде приписывается не Игорю, а самому Юрику (Рюрику). Ему же приписывается постоянное увеличение этой дани (начиная с половины белочьего хвоста). Что хорошо согласуется с фольклорным преданием об избиением Рюриком мужей Новгородских (Никоновской летописи), согласно которой новгородцы Вадима не хотели быть рабами Рюрику.
Посему считаю возможным, что автор Начального свода переработал ладожский вариант легенды о призвании варягов, в котором говорилось об установлении Рюриком дани в 300 гривен «мир деля» в пользу Рюрика, ладожского князя и его мужей, ладожских варягов. В этой легенде сообщалось о том, что варяги Рюрика, придя в Ладогу, прозвались здесь Русью. Что Рюрик ставил города и облагал данью словен, кривичей и мерю.
Новгородцы использовали эту легенду для собственной генеалогии – сначала среди городов поставленных Рюриком стали называть Новгород. Затем возникла легенда, что Рюрик не только строил Новгород, но и княжил в нем. Наконец в версии Начального свода Рюрик приходит из заморья уже непосредственно в Новгород, а не в Ладогу.
Tags: варяжский вопрос, источники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments