Сергей (sergey_rf_965) wrote in oldrus,
Сергей
sergey_rf_965
oldrus

Category:

Славяне и гунны. Начало борьбы с "евразией"

Оригинал взят у sergey_rf_965 в Славяне и гунны. Начало борьбы с "евразией"


На протяжении полутора тысяч лет, с конца IV в. и до середины XIX в., славяне, Русь и Российская Империя, вынуждены были сдерживать непрерывный натиск тюркско-монгольских кочевников. Фактически, славяне, а затем и Русское государство, в этой борьбе защищали не только свою свободу, а часто и само своё существование, но и стали щитом, передовым форпостом Европейской, Христианской цивилизации, вставшем на пути враждебных ей, кочевых «евразийских» орд. И первыми степными врагами, с которыми столкнулись наши далёкие славянские предки, а также иные европейские народы, были гунны.
К сожалению, кроме упоминания в «Слове о полку Игореве» неких «хинови», под которыми, вполне вероятно и скрываются гунны http://smelding.livejournal.com/220736.html, русские источники не оставили нам сведений о борьбе наших древних предков с первой волной «евразийских» завоевателей. Основная информация об этих событиях, связанных с нашествием гуннов на Европу, содержится в иностранных источниках, в которых имеются и отдельные сведения о славянах. Но прежде чем перейти непосредственно к истории славяно-гуннского противостояния, кратко рассмотрим, что из себя представляли славяне и гунны к концу IV века, т.е. ко времени крупномасштабного вторжения гуннской орды в Европу.
Начнём с того, что применительно к тому времени более правильным будет использование термина «праславяне», т.к. этномним «славяне» в IV-V вв. ещё не распространился на всю этническую совокупность близкородственных племён Восточной и Центральной Европы (это произойдёт позже – в VII-VIII вв.), ставших основой формирования Русского Народа и других современных славянских народов. Судя по сообщениям античных источников, в первые века н.э., праславянские племена были известны под именем «венеды», среди которых, впрочем, ещё со II в. н.э. был зафиксирован этноним «суовены/ставаны», что вполне вероятно и является первым упоминанием собственно славян.
Подтверждением того, что в рассматриваемый исторический период, под этнонимом «венеды» скрывается именно этническая общность, известная впоследствии как славянская, являются многочисленные сообщения средневековых источников: например автор VI в. Иордан, к которому мы ещё не раз обратимся, прямо указывает на «венедское происхождение славян»: «Между этими реками лежит Дакия, которую, наподобие короны, ограждают скалистые Альпы. У левого их склона, спускающегося к северу, начиная от места рождения реки Вистулы, на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавенами и антами… Эти [венеты], как мы уже рассказывали в начале нашего изложения, — именно при перечислении племен, — происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов». (Иордан, «О происхождении и деяниях готов» http://www.vostlit.info/Texts/rus/Iordan/text2.phtml?id=577). Вместе с тем, необходимо отметить, что вопрос о происхождении и этнической принадлежности этнонима «венеды/венеты»» и соответственно «венедов изначальных», т.е. того племени от которого в древнейшие времена этот этноним и перешёл к древним предкам славян, является до настоящего времени не решённым, и не относится к теме противостояния праславян и гуннов.
Итак, начиная с первых веков н.э., т.е. со времени первых упоминаний античными авторами (Тацит, Плиний, Птолемей) праславян-венедов, и до периода борьбы с гуннами (конец IV-V вв. н.э.), наши предки населяли достаточно большую часть Европы: от Южной Прибалтики на севере до Карпат и подольско-днепровских лесостепей на юге (при этом отдельные племена уже начинали движение в Дунайский регион и на Северо-Запад современной России), и от Эльбы и Одры на западе до верховьев Днепра и Оки на востоке. Праславяне были представлены следующими археологическими культурами: пшеворская и производная от неё прешовская в западной части праславянского расселения, подольско-среднеднепровская часть полиэтничной черняховской культуры, киевская и почепская культуры Восточной Европы, сформировавшиеся на основе зарубинецкой при участие племён милоградской и юхновской культур раннего железного века (возможно известных до н.э. как невры и будины), которые большинством исследователей относятся к балтам, но в то же время нельзя исключать и принадлежность милоградцев и юхновцев к праславянам. Также, славянами ещё в период поздней античности и раннего средневековья были ассимилированы и некоторые иранские, финнские и балтские племена.
В социально-политическом отношении праславяне того времени находились ещё на догосударственной стадии развития, и хотя представляли из себя, в общем и целом, единую этно-культурную общность, политического единства не имели, а были представлены многочисленными самостоятельными племенами и союзами племён. В экономическом отношении это были оседлые земледельцы и скотоводы. При этом, праславянские племена, представленные вышеуказанными культурами, уже заметно различались по уровню социально-экономического развития: так например, черняховские праславяне, известные у Иордана как анты, судя по археологическим данным, значительно опережали своих северных соседей.
По вопросу о происхождении и этнической принадлежности гуннов, мы придерживаемся точки зрения большинства исследователей об изначальном тюркско-монгольском, центрально-азиатском происхождении этого народа, прародиной которого являлись территории Монголии и Северного Китая. Вместе с тем, несомненно и то, что гунны, подчинив многочисленные племена индоевропейского и финно-угорского происхождения, проживавшие от Южной Сибири до Урала и Волги, частично включив их в свою орду и в определённой степени смешавшись с ними, к моменту вторжения в Европу и столкновения с праславянами, германцами и римлянами, представляли из себя уже полиэтническую орду, в состав которой входили как сами гунны, так и подвластные им племена европейского происхождения. Что же касается собственно гуннов, то их принадлежность к монголоидной расе подтверждается как данными археологии и антропологии, так и описанием европейских авторов: «…их [гуннов] образ пугал своей чернотой, походя не на лицо, а, если можно так сказать, на безобразный комок с дырами вместо глаз. Их свирепая наружность выдает жестокость их духа: они зверствуют даже над потомством своим с первого Дня рождения. Детям мужского пола они рассекают щеки железом, чтобы, раньше чем воспринять питание молоком, попробовали они испытание раной. Поэтому они стареют безбородыми, а в юношестве лишены красоты, так как лицо, изборожденное железом, из-за рубцов теряет своевременное украшение волосами. Ростом они невелики, но быстры проворством своих движений и Чрезвычайно склонны к верховой езде» … «По внешнему виду низкорослый, с широкой грудью, с крупной головой и маленькими глазами, с редкой бородой, тронутый сединою, с приплюснутым носом, с отвратительным цветом [кожи], он (Аттила) являл все признаки своего происхождения» (Иордан. «Гетика»). «…они доживают до старости без бороды, безобразные, похожие на скопцов. Члены тела у них мускулистые и крепкие, шеи толстые, они имеют чудовищный и страшный вид, так что их можно принять за двуногих зверей, или уподобить тем грубо отесанным наподобие человека чурбанам…» (Аммиан Марцеллин. «Римская история»)
Первые упоминания о гуннах (хунны, сюнну китайских источников) относятся к концу III в. до н.э., когда они покорили многие племена Южной Сибири, Монголии и Северного Китая, однако в I в. н.э., потерпев поражение от китайцев, тюрок и динлинов (сибирских скифов) гуннская орда распалась: одна часть гуннов, осталась в Азии и впоследствии приняла участия в этногенезе монгол и некоторых сибирских тюркских народов, а другие откочевали в западном направлении. Именно в ходе продвижения в Европу, в состав, изначально монголоидной гуннской орды были включены некоторые индоевропейские и финно-угорские племена Сибири, Средней Азии и Урала. По сведениям Клавдия Птолемея, возможно уже во II в. н.э. гунны появляются в Восточной Европе, а около середины IVв. они обрушились на существовавший в Поволжье аланский союз племён и подчинили его: «Этот подвижный и неукротимый народ, воспламененный дикой жаждой грабежа, двигаясь вперед среди грабежей и убийств, дошел до земли аланов, древних массагетов.» … И вот гунны, пройдя через земли аланов, которые граничат с гревтунгами и обычно называются танаитами, произвели у них страшное истребление и опустошение, а с уцелевшими заключили союз и присоединили их к себе.» (Аммиан Марцеллин http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Marcell/18.php).
Таким образом, в результате завоеваний гуннов и последовавшей за этим экспансии иных тюрко-монгольских племён Центральной Азии, примерно с середины I тыс. н.э., индоевропейское доминирование на огромных территориях Южной Сибири, Урала, Нижнего Поволжья и Причерноморья, сменилось тюркским. Вследствие чего, соседями славян, а потом и Русского государства, более чем на тысячу лет, вместо наших ближайших родственников скифо-сарматов, стали кочевые племена и народы тюркского и монгольского происхождения.
После победы над аланами, в 70-х годах IV в. н.э., гуннская орда подошла непосредственно к юго-восточным границам расселения праславянских племён. Незадолго до этого часть праславян оказалась в зависимости от древнегерманского народа готов, которые в конце II - начале III вв. н.э. переселились из Скандинавии в Северное Причерноморье, а во второй половине IV в., во время правления их вождя Германариха, подчинили (если верить Иордану) ряд восточноевропейских племён, в том числе и какую-то часть венедов-праславян: «Германарих, благороднейший из Амалов, который покорил много весьма воинственных северных племен и заставил их повиноваться своим законам. ... Покорил же он племена: гольтескифов, тиудов, инаунксов, васинабронков, меренс, морденс, имнискаров, рогов, тадзанс, атаул, навего, бубегенов, колдов. Славный подчинением столь многих [племен], он не потерпел, чтобы предводительствуемое Аларихом племя герулов, в большей части перебитое, не подчинилось — в остальной своей части — его власти… они [элуры] также, наряду с остальными племенами, покорились королю гетов Германариху. После поражения герулов Германарих двинул войско против венетов, которые, хотя и были достойны презрения из-за [слабости их] оружия, были, однако, могущественны благодаря своей многочисленности и пробовали сначала сопротивляться. Но ничего не стоит великое число негодных для войны, особенно в том случае, когда и Бог попускает и множество вооруженных подступает. Эти [венеты], как мы уже рассказывали в начале нашего изложения, — именно при перечислении племен, — происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов. Хотя теперь, по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно, но тогда все они подчинились власти Германариха. Умом своим и доблестью он подчинил себе также племя эстов, которые населяют отдаленнейшее побережье Германского океана. Он властвовал, таким образом, над всеми племенами Скифии и Германии, как над собственностью.» (Иордан. «О происхождении и деяниях гетов»).
Около 375 г. гунны напали на остготов и подчинённые им племена. В результате остготы были побеждены, Германарих покончил жизнь самоубийством, а созданное им объединение племён прекратило своё существование. Тогда же и праславяне, а именно: те из них, которые жили в Среднеднепровском регионе, испытали на себе первый удар евразийских кочевников. Последствия этого удара были катастрофичны, степные агрессоры воевали крайне жестоко. «Современник нашествия гуннов Евнапий писал: «Побеждённые скифы были истреблены гуннами, и большинство их погибло: одних ловили и избивали вместе с жёнами и детьми, причем не было предела жестокости при их избиении; другие, собравшись вместе и обратившись в бегство…» (Цит. В.В. Седов. Славяне. Историко-археологическое исследование. http://www.razlib.ru/istorija/slavjane_istoriko_arheologicheskoe_issledovanie/p6.php#metkadoc2). Данное описание относится к готам, но нет сомнений, что гунны поступали точно также и по отношению к славянам и другим племенам и народам, подвергнувшимся их нападениям. Катастрофические последствия гуннского нашествия подтверждаются и данными археологии. Так, одна из самых развитых культур Восточной Европы того времени, черняховская, включавшая в свой состав готов, скифо-сарматов Северного Причерноморья, фракийцев, а также в северной её части, на территории от Подолии и Волыни до Левобережья среднего Днепра, праславян, была полностью разгромлена и больше уже не возродилась.
Более того, вскоре после гуннского разорения, подольско-днепровские праславяне, известные в источниках под этнонимом анты, испытали ещё один удар, на этот раз опять от остготов, от той их части, что продолжали сопротивление гуннам: «по смерти короля их Германариха они, отделенные от везеготов и подчиненные власти гуннов, остались в той же стране причем Амал Винитарий удержал все знаки своего господствования. Подражая доблести деда своего Вультульфа, хотя и был ниже Германариха по счастью и удачам, с горечью переносил подчинение гуннам. Понемногу освобождаясь из-под их власти и пробуя проявить свою силу, он двинул войско в пределы антов и, когда вступил туда, в первом сражении был побежден, но в дальнейшем стал действовать решительнее и распял короля их Божа с сыновьями его и с семьюдесятью старейшинами для устрашения, чтобы трупы распятых удвоили страх покоренных». (Иордан. «Гетика»)
Вскоре гуннам удалось разгромить Винитария, и в итоге остготы были окончательно покорены. А что же приднепровские праславяне-анты? Источники молчат об их дальнейшей судьбе (сведения об антах вновь появляются в византийских источниках в начале VI в.). В том, что касается судеб приднепровских славян в конце IV – в V-м веках, нам помогут данные археологии. Так, после гуннского погрома черняховская культура, прекращает своё существование: часть уцелевшего после нашествия населения отступает в более безопасные северные земли, не подвергнувшиеся нашествию кочевников, какая-то часть (весьма незначительная) остаётся на некоторых, труднодоступных для кочевников, прежних местах обитания. А ещё одна часть славянского населения бывшей Черняховской культуры переселяется в Среднее Поволжье, где становится основой формирования Именьковской культуры: «Становление именьковской культуры было результатом миграции большой группы антов из ареала черняховских древностей в конце IV в., вызванной нашествием гуннов» (В.В. Седов. У истоков восточнославянской государственности. Стр. 33. УРСС М, 1999г.). Таким образом, принявшие на себя первый удар кочевой волны, днепровские праславяне-анты оказались побеждены, но не сломлены, и в большинстве своём, предпочли покинуть родные места, но не покориться завоевателям. И действительно, европейские источники достаточно подробно описывают племена, входившие в состав гуннской «империи», но при этом, ни в одном из них нет упоминаний ни антов, ни венедов.
Тем временем гунны, после покорения готов и вторжения на Кавказ и Ближний Восток, в начале V в. обосновываются в Паннонии, где под руководством вождя Аттилы (434-453гг.), сформировалось то политическое объединение, которое принято называть «империей гуннов». Здесь мы вновь встречаем отдельные сведения о славянах. В частности из источника V в., автором которого был современник событий, восточноримский посланник к Аттиле, Приск, мы узнаём о наличии славянского населения в Паннонии, на территории к северу от среднего Дуная: «Мы шли далее дорогою гладкою, пролегавшею по равнине, и дошли до рек судоходных, из коих самые большие после Истра суть: Дрикон, Тига и Тифиса. Мы переправились через эти реки на однодеревках, употребляемых береговыми жителями тех рек. Другие реки мы переезжали на плотах, которые варвары возят на телегах, по той причине, что те места покрываются водою. В селениях отпускали нам в пищу — вместо пшеницы — просо, вместо вина, так называемый у туземцев медос» (Приск Паннийский. http://www.vostlit.info/Texts/rus/Prisc/frametext21.htm).
Это могли быть как выходцы из числа черняховских племён, переселённые гуннами на Дунай, так и представители местных славян. Как известно из античных источников, уже в первые века н.э. праславяне начинают движение на юг, в сторону Дуная. Так например Тацит (I в. н.э.) говорит о венедах между певкинами (Нижний Дунай) и феннами (северо-восток Европы). Певтингерова карта знает венедов и венедо-сарматов на территориях прилегающих к региону Подунавья с севера. Археологически данные племена могут быть представлены Прешовской культурой, существовавшей в районе реки Тисы в III-V вв. н.э. Вполне вероятно, что сообщение Приска относится именно к этой группе славян. Кстати, применительно к этому населению уже можно использовать этноним «славяне», т.к. именно северокарпатско-среднедунайский регион стал центром выделения из праславянской (венедской) этнической общности и формирования собственно славян (склавины/склавены в византийских источниках), самоназвание которых впоследствии распространилось на потомков венедов, антов и на другие родственные племена праславянской общности (см. например, Алексеев С.В. «Славянская Европа V–VIII веков» http://oldrushistory.ru/library/Sergey-Alekseev_Slavyanskaya-Evropa-V-VIII-vekov/8), Седов В.В. Славяне. Историко-археологическое исследование http://www.historylib.org/historybooks/V--V--Sedov_Slavyane--Istoriko-arkheologicheskoe-issledovanie/21). В итоге, мы видим, что под властью гуннов оказалось лишь небольшая часть славянского населения в регионе к северу от Дуная.
Кроме упомянутого Приском славянского населения, иные источники позволяют установить и некоторые другие отдельные праславянские этносы, проживавшие в Дунайском регионе и попавшие под гуннскую власть. Так, один из поздних германских источников – «Сага о Тидреке» повествует о борьбе Аттилы и его готского «союзника» Тидрека с «царством Вилькиналанда и Руциланда». «Едет конунг Аттила со своим войском. Собрал он по всему царству герцогов и графов, рыцарей и всякого рода войс¬ко, И когда он приготовился, <то> поехал в Русскую землю и собрался мстить за себя. И как только он вступил в царство Вилькиналанда и Руциланда, опустошал и сжигал все, где прохо¬дил, и наносил им великий урон… Конунг Аттила идет со своим войском <...>пока не достиг Польши и Руси (Pulinaland, Ruziland); здесь он воюет и пожигает и опустошает землю конунга Вальдемара… И пришел конунг Аттила со всем войском к го¬роду, который зовется Полотском (Palteskia). Город этот так укреплен, что они едва ли знают, как им удастся взять его; была там крепкая каменная стена, большие башни и широкие и глу¬бокие рвы … После долгой осады Аттила берет город. Тидрек захватил Смоленск… В городе этом был ярл Ирон, брат конунга Вальдемара… Посадил конунг Аттила ярла Ирона воеводой на Руси, управлять тем царством, судить по земскому закону и платить дани конунгу Аттиле и давать ему подмоги, когда ему понадобится.» http://oldrus.livejournal.com/275216.html. Очевидно, что в данном случае речь идёт о вильцинах-велетах, а также о русах-ругах, о подчинении части которых гуннами имеются сведения и в «Гетике» Иордана.
В связи с упоминанием «Смоленска» и «Полоцка», необходимо иметь в виду, что в данном случае речь идёт не о возникшей через несколько столетий нашей, восточноевропейской Руси, а о дунайских русах: http://ortnit.livejournal.com/55567.html. Эти русы-руги были потомками выходцев из Южной Прибалтики, где и находилась их прародина; после освобождения от гуннской власти, во второй половине V в. на Среднем Дунае существовало их самостоятельное государственное образование, известное в западных источниках как Ругиланд, после чего дунайские русы ассимилировались среди местных славян и германцев.
Остановимся кратко на вопросе об этнической принадлежности ругов. В настоящее время среди большинства исследователей утвердилось мнение о неславянском происхождении этого племени. Однако, даже если южнобалтийские «руги изначальные» и не являлись частью праславянской общности, то ещё до начала Великого переселения народов, являясь ближайшими соседями праславян и их индоевропейскими родственниками, на своей прародине, в Южной Прибалтике, руги контактировали с праславянскими племенами, а к началу IX века, т.е. ко времени формирования нашего государства, руги-руяне-рутены-русы, были уже полностью славянизированы. Именно выходцы из этого племени – русы-варяги Рюрика, не только приняли участие в этногенезе нашего народа, но и дали ему имя, название страны и династию правителей, семь с половиной веков правившей Русским государством. Всё вышесказанное позволяет нам рассматривать ругов как часть «славянского мира», а их отношения с гуннами в контексте славяно-гуннского противостояния.
Итак, достоверно установлено, что часть славянского населения, те племена, которые проживали к северу от Среднего Дуная, была покорена гуннами. Что касается остальной Центральной Европы, в частности территорий современных Польши и Восточной Германии, то данных о подчинении гуннами праславян этого региона нет. Только южная часть пшеворской культуры была затронута гуннским нашествием. Имевшее место в конце IV в. и в Vв. значительно запустение территории пшеворской культуры связано не с гуннским нашествием, а с оттоком большинства местного населения в Восточную Европу, причиной которого было отнюдь не гуннское вторжение, а неблагоприятное изменение климата: «С конца IV в. в Средней Европе наступает резкое похолодание, особенно холодным было V столетие. В это время наблюдаются наиболее низкие температуры за последние 2000 лет. В связи с увеличением выпадения осадков и трансгрессией Балтийского моря заметно повышаются уровни рек и озёр, поднимаются грунтовые воды, разрастаются болота, повышается увлажненность почвы. Многие поселения римского времени оказались затопленными или подтопленными, а значительные пахотные участки стали непригодными для хозяйственного землепользования. Поймы рек, прежде дававшие обильные урожаи, покрываются водой или аллювиальными отложениями и исключаются из земледельческой деятельности… Основная часть населения Среднего Повисленья и, может быть, смежных земель и направилась в лесные области Восточной Европы.» (В.В. Седов. У истоков восточнославянской государственности. Стр. 86-87. УРСС М, 1999г.).
Нет никаких данных, ни письменных, ни археологических, ни антропологических о завоевании гуннами и восточноевропейских праславян, проживавших на землях, расположенных к северу от черняховской культуры. В «гуннское время» данная территория активно колонизировались славянскими переселенцами с юга и запада, формировались новые археологические культуры (колочинская, псковских длинных курганов, тушемлинская, именьковская), происходила ассимиляция местных финнов и балтов и началось формирование союзов восточнославянских племён, известных впоследствии из русских летописей и иностранных источников. Таким образом, большинство славян избежало нашествия евразийских кочевников и подчинения им, гуннское нашествие затронуло праславян по касательной: в результате первого «евразийского» удара пострадали только окраины «славянского мира» - Среднее Поднепровье и Среднедунайский регион, освоение которого славянами в те времена только начиналось. Именно этим обстоятельством и объясняется почти полное отсутствие сведений о гуннах в позднейших русских источниках, а вовсе не якобы умышленным замалчиванием летописцами сведений о гуннах по причине каким-то своих религиозных или политических соображений.
Тем временем гунны, укрепившись на Дунае, подчинили большинство германских племён, обложили данью римлян и превратились в реальную угрозу самому существованию как Западного и Восточного Рима, так и только начавшей зарождаться новой «варварской» славяно-германской Европы. Но к счастью европейская цивилизация устояла под невиданным доселе натиском азиатских кочевников. В 451 г. в знаменитой битве на Каталуанских полях объединённые силы римлян и германцев нанесли гуннам поражение, через два года, упившись вином, умер предводитель степных варваров Аттила, а ещё через год под руководством вождя племени гепидов Ардариха против власти гуннов восстали покорённые ими племена и в битве при Недао «евразийцы» потерпели поражение, в результате которого их «империя» прекратила своё существование, а сами гунны отступили в причерноморские степи: «после многочисленных и тяжелых схваток, победа неожиданно оказалась благосклонной к гепидам: почти тридцать тысяч как гуннов, так и других племен, которые помогали гуннам, умертвил меч Ардариха вместе со всеми восставшими. В этой битве был убит старший сын Аттилы по имени Эллак, которого, как рассказывают, отец настолько любил больше остальных; что предпочитал бы его на престоле всем другим детям своим. Но желанию отца не сочувствовала фортуна: перебив множество врагов, [Эллак] погиб, как известно, столь мужественно, что такой славной кончины пожелал бы и отец, будь он жив. Остальных братьев, когда этот был убит, погнали вплоть до берега Понтийского моря, где, как мы уже описывали, сидели раньше готы.» (Иордан http://www.vostlit.info/Texts/rus/Iordan/text2.phtml?id=577). Поражение при Недао стало началом конца истории гуннов. По словам византийского автора VI в. Агафия Миринейского: «Гуннские племена дошли до такого бедствия, что если и сохранилась их часть, то, будучи рассеянной, она подчинена другим и называется их именами.» (Агафий Миринейский. «О царствовании Юстиниана». http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Agat_Mirin_2/text5.phtml?id=12488).
Однако, этот народ не исчез безследно. Некоторые авторы того времени, как например тот же Агафий или Прокопий Кессарийский («Война с готами» кн. 8 http://www.vostlit.info/Texts/rus/Prokop/framegot41.htm), считали гуннами утигуров и кутригуров – кочевые племена, обитавшие в причерноморских степях в VI в. и известные как болгары (протоболгары). Вероятно болгары, если и не являлись частью собственно гуннов, то наверняка входили в их союз, а после падения «гуннской империи», в некоторой степени, стали её наследниками. В VII в. болгары создали достаточно сильное политическое объединение в причерноморско-приазовских степях и на некоторое время стали соседями приднепровских славян. При этом, в источниках не содержится сведений о столкновениях этой части славян с болгарами. Во второй половине VII в. болгарское протогосударство пало под ударами хазар, в результате чего одна часть болгар откочевала на Среднюю Волгу, возможно, что переселение болгар стало причиной ухода части славян-именьковцев на Левобережье Днепра, где на основе именьковских переселенцев и местных пеньковцев и колочинцев, сформировалась волынцевская культура. Другая часть болгар под предводительством Аспаруха, который считался потомком сына Аттилы Эрнака, в 679-681 гг. переселилась на Нижний Дунай, где ими было подчинено местное славянское объединение – «Союз семи племён», и основано так называемое Первое Болгарское Царство: «Когда же славянский народ, как мы говорили, жил на Дунае, пришли от скифов, то есть от хазар, так называемые болгары, и сели по Дунаю, и были поселенцами на земле славян» (ПВЛ. http://www.hrono.ru/dokum/1000dok/povest1.php).
Анты в VI в., совместно с другими родственными племенами, вновь освоили приднепровские земли и создали мощный союз, ставший сначала серьёзным противником, а затем союзником Восточной Римской империи. Центральноевропейские славяне, продолжили освоение Восточной Европы и территорий, прилегающих к Дунаю, а после ухода оттуда готов, стали самым крупным этносом и до нашествия авар, главной политической силой этого региона. В указанный период славяне приняли активное участие в продолжающемся Великом переселении народов, в результате чего ими были завоёван и освоен почти весь Балканский полуостров, где в VII в. возникли независимые от «второго Рима» славянские раннегосударственные объединения, на основе которых позже сформировались Сербия, Хорватия, Хорутания и отчасти Болгария.
Последнее зафиксированное источниками столкновение восточных славян с наследниками гуннов – болгарами относится ко времени после образования Волжской и Дунайской Болгарии (конец VII – VIII вв.): «Кий княжаше в роде своемъ и ратоваше многи страны … Идущу же ему и з вои, на Болгары ходив, и прииде къ Дунаю, и взълюби место и създа градъ, хотя тамо сести съ роды своими, и не даша ему тамо живушеи, всегда рати сотворяюще; градище же то и до ныне нарицается тамо живущиими Дунаичи Киевець. Таже на Воложскиа и Камскиа Болгары ходивъ и победи…» (Никоновская летопись, т. 9, стр. 6 http://padaread.com/?book=53601&pg=26).
Так наши предки выдержали первое «евразийское» нашествие. В дальнейшем славян и русских ждали ещё почти полторы тысячи лет противостояния с кочевниками, новые нашествия, тяжёлые поражения и великие победы, жестокая борьба с аварами, хазарами, печенегами, половцами и монголами… И только в конце XVIII – первой половине XIX в. когда под ударами Русского оружия пали последние тюрко-монгольские орды, и в состав России вошли древние арийские (индоевропейские) земли от Чёрного моря до Южной Сибири, наступил мир.

Tags: великое переселение народов, кочевники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments