Categories:

История возникновения шведской теории происхождения Руси. Часть 2.

  


Для Моллера и его современников – никаких доказательств этому всему даже не требовалось. Практика столетнего повторения безумных патриотических, точнее, по сути, настоящих шовинистических выдумок, восхвалявших шведов и принижавших их соседей, возымела свои плоды – в итоге безусловное лидерство скандинавов воспринималось тогда в Швеции как нечто само собой разумеющееся и даже единственно возможное и допустимое. 

Кстати, мы и относительно сегодняшнего дня можем сказать, как это ни удивительно, что в представлениях некоторых, это до сих пор подспудно является критерием научности, или не научности, допустимости, или недопустимости тех или иных воззрений – есть ли в них “великие”, “передовые”, “главные во всём” скандинавы, либо просто германцы, или нет! Это действительно воспринимается некоторыми (если они будут достаточно честными с собой) как критерий достоверности, убедительности и даже научности тех или иных представлений. Хотя, таковым, на самом деле, не является. Но всё, что не содержит в себе этого – отметается ими как что-то заведомо ненаучное и глупое! Кажется им сомнительным и бессмысленным. И наблюдается это в том числе в России, хотя по отношению к ней эта идеология даже не является патриотической! Напротив – по отношению к России она является прямо враждебной! Но всё равно – даже здешним учёным придерживаться подобных воззрений подчас кажется респектабельным, само собой разумеющимся и даже обязательным. Хотя по своей сути – это просто заранее принятые в качестве истины, глупые выдумки, враждебные их собственной стране. Действительно очень удивительно! Интересный феномен, который нужно изучать сам по себе. И особенно поразительны эти убеждения о передовых во всём шведах-скандинавах, учитывая, что, например, настоящее государство по оценкам современных шведских историков, оформляется в Швеции на самом деле на рубеже 13-14 веков! В те времена, когда Русь переживала уже глубочайший кризис по итогам нашествия монголов. 

При этом Моллер, как и его предшественники верил, что славяне добрались до будущей Руси позже шведов, поэтому те, кого “изначально покорили шведы” по его версии – были финнами. И из-за этого, славяне, якобы, стали называть шведов по-фински.   

Сложнее оказалось последователям Моллера, которым пришлось признать наличие славянского языка в Приильменье в эпоху ещё до призвания туда варягов. Но в результате у них родился этот историографический уродец (по-другому и не скажешь), который мы и наблюдаем сейчас в их словарях и учебниках – про этих “руотси”, которые “сближаются” с “Рослагеном” и “гребцами”!  В общем – о якобы, имевшем место происхождении слова Русь от шведского Рослаген, который, якобы, сам восходит к скандинавской “гребле”. Через какое-то непонятное посредничество финского языка, результат которого шведы почему-то, уже в изменённом славянами виде, взяли себе обратно, а позже ещё и передали славянам! На самом деле, это чудище появилось из всего этого хлама, который навоображали шведские фантазёры от истории, и который накапливался в течение полутора столетий в шведских университетах! Из голословной ерунды, никогда, на самом деле, не имевшей никакого отношения к реальности, и не предъявлявшей никаких подтверждений и доказательств в пользу своей адекватности. Они просто упорно повторяли это и дополняли новыми выдумками. Переписывали одни голословные идеи из книжки в книжку и расцвечивали их новыми “подробностями”! Такими же выдуманными, как и исходные их идеи. Какое это имеет отношение к науке? Если говорить честно – ровно никакого! 

Но это и есть настоящая история появления этой шведской версии, которая до сих пор выдаётся некоторыми авторами за нашу истинную древнюю историю! Правда заключается в том, что, когда это всё создавалось в Швеции – это никоим образом не опиралось ни на какие реальные сообщения из древних текстов. Ни на какие настоящие источники! Реально существующие древние тексты при написании этого во внимание не принимались, никакие хроники никто из этих шведских писателей, вероятно, даже не читал – ибо в них ничего подобного нет и никогда не было! В “лучшем” случае – авторы этой ерунды ссылались на какие-то мифические “древние летописи”, написанные рунами, коих в природе на самом деле никогда не существовало! Это были просто выдумки, вся “реальная” основа которых сводилась к отдалённому созвучию слов, которые они рассматривали. И всё это не имело и не имеет ни малейшего отношения к реальности. А базировалось это их творчество лишь на их патриотизме, ущемлённом разгромом Швеции Петром Великим, на претензиях на исключительность шведов, и горячем желании превозносить родную Швецию, воспалённом предыдущими поколениями шовинистических шведских писателей – восхвалявших мнимое древнее величие их народа. 

И вот именно на этих всех фантазиях, точнее на работах конкретно Бреннера и Моллера построил свою “диссертацию” “О варягах” тот самый первый русский норманист Байер. Из архива последнего известно, что ещё со времён его пребывания в Кёнигсбергском университете (где он служил до Петербурга), с ним вели активную переписку некоторые из шведских писателей на исторические темы. В результате он весьма подробно познакомился со “шведской историей”, в её рудбекианском виде. Среди его знакомых был, в том числе и Х. Бреннер. В переписке Байера с ним, продолжавшейся вплоть до 1732 года, когда Байер работал уже в Петербурге, обсуждались выдуманные Бреннером “этимологии” русских и славянских названий. Они попали в статью Байера, в которой тот в частности говорит: “учиним сим же нашим финляндцам и эстляндцам, которые не инако шведов называют, как розалайн, или рос народ”. Байер также прямо ссылается на идеи Бреннера в своей работе “Origines Russicae”

Переписывался Байер и со Страленбергом, который вслед за Бреннером повторял, что финское название Швеции связано с Рослагеном, заявляя, что финны называли шведов “Raudsalain”, а некоторые варяги называли себя русами, что, якобы, является одним и тем же словом. Ссылаясь на работу византийца Константина Багрянородного, Сталенберг рассуждал, что раз русы и славяне были разными народами, следовательно, русы могли быть только шведами.

В переписке со своими шведскими корреспондентами Байер отмечал, что он очень увлечён этимологиями Рудбека и что он прочитал диссертацию Моллера, которая вызвала у него большой интерес. Шведские коллеги пересылали ему и старые “классические” тексты в жанре восхваления древнего шведского величия, и новые по тем временам диссертации с изложением “истории Швеции”. Вот откуда, на самом деле, Байер черпал свои идеи – прямо и непосредственно из шведской фантазийной историографии! В результате великолепная выдуманная шведская “история”, которая заставляла шведов чувствовать себя “аристократией Европы” через Байера нашла себе жертву в виде неокрепшей наивной только нарождавшейся русской исторической науки! И, несмотря на то, чуть позже, великий русский учёный М.В.Ломоносов, который почуял неладное – начал активно возражать против всех этих построений, они всё же проникли в российскую науку! Хотя реальных, действительно научных оснований у всего этого нет, и никогда не было! Но эти великолепные, красивые сказки (хотя они возвеличивали и не наш народ) которые дополнялись и расцвечивались несколькими поколениями фантазёров – так впечатлили излишне доверчивых первых русских историков, что были приняты ими за чистую монету! Но ещё более удивительно то, что последующие поколения местных “историков” так и не удосужились окинуть критическим взглядом то – откуда же, на самом деле, это всё появилось! Напротив – они старались писать строго в заданных шведскими выдумщиками границах, словно это действительно являлось чем-то важным, каким-то “залогом научности и адекватности” их трудов!  А то и их самих, как личностей!  Просто анекдот!  

После публикации своей статьи в Петербурге, Байер превращается в глазах западных учёных в известного специалиста по русской истории. На него, как на авторитета начинают ссылаться различные европейские авторы. Его версия попадает во французскую “Энциклопедию, или толковый словарь наук, искусств и ремёсел”, в труд английского историка Э. ГиббонаИстория упадка и крушения Римской империи”, где, затрагивая вопрос об имени русского народа, он ссылается на статью Байера. И т.д. Именно после этой статьи Байера начинается победное шествие мифа о “шведах-русах” по западноевропейским университетам.  

Следующим после Байера поклонником шведской версии в России был Герард Фридрих Миллер – полностью случайный в области изучения древнерусской истории человек. Изначально он специализировался на преподавании латыни и географии. Однако в 1749 году почему-то издал работу “О происхождении народа и имени российского”, в которой старательно воспроизвёл и повторил все переписанные Байером из шведских фантазий построения! Это именно та самая работа, которая приводила в ярость основателя русской науки Михаила Васильевича Ломоносова, ибо ничего кроме оскорбительных для русских, совершенно голословных шведских утверждений – она не содержала. И это именно тот самый Миллер – с которым боролся Ломоносов. Хотя основная борьба тогда велась не из-за древнерусской истории, но поражение Ломоносова в его схватке с немецкими деятелями, привело к тому, что шведская версия древнерусской истории, которой придерживался Миллер, также закрепилась. Основной же спор тогда шёл о засилье немцев в Российской академии наук. Михаил Васильевич решил помочь выдающемуся русскому механику А. Нартову, подавшему жалобу в Сенат по поводу сложившейся ситуации. Однако комиссия, созданная Сенатом и руководимая князем Юсуповым, встала на сторону немцев. Она арестовала некоторых соратников Нартова и заковала их в цепи. Домашнему аресту на семь месяцев подвергся и сам Ломоносов. Комиссия дошла до того, что предлагала лишить его состояния и дворянского достоинства, бить розгами и заковать в кандалы. Это сохранилось в архивах! Добиваясь поражения Ломоносова, его оппоненты во главе с Г.Ф. Миллером вели против Ломоносова самую настоящую придворную войну, они обращались последовательно к двум русским императрицам: сначала Елизавете, а потом Екатерине II с многочисленными жалобами и доносами. (Вот такая "научная" дискуссия!)  И это в отношении, без преувеличения гения русской науки – открывшего основополагающий закон вселенной (Ломоносова-Лавуазье), первым заметившего атмосферу на Венере, восстановившего технологию древнерусской мозаики, заложившего основы современного русского литературного языка, и попросту основавшего в России саму науку, как таковую. Ничего подобного в послужном списке немецких "учёных" оппонировавших ему тогда – даже близко не было. Хотя власти не пошли на столь кардинальные меры, как физическое наказание Ломоносова, однако, тому пришлось подписать издевательский текст, написанный Миллером, в котором он "каялся" перед немецкими профессорами. А потом, только что взошедшая на русский престол Екатерина II, по доносу Тауберта, Штелина, Миллера и Эпинусса выгнала Ломоносова из Академии наук. Правда после возмущения действительно маститых европейских учёных, признававших заслуги Ломоносова, она была вынуждена восстановить Михаила Васильевича. Но вскоре после этого, не выдержав такой травли, Ломоносов скончался, одним из итогов чего стало то, что занесённый немцами в Россию, шведский фантазийный вариант древнерусской истории, надолго закрепился в нашей науке.

 После смерти Михаила Васильевича, к нему в дом явился вооруженный конвой во главе с графом Орловым, который запечатал его кабинет и конфисковал все записи. А через семь лет после смерти учёного, от имени Михаила Васильевича был опубликован 1-ый том “Истории России”, посвящённый древнейшему периоду. Который не содержит практически никаких аргументированных возражений на шведские фантазии. Выпущен же он был под редакцией того самого Миллера. Я думаю – мы вполне вправе предположить, что, как минимум, в части, касающейся древнейшей истории России, это подложная публикация. Подлинные записи Михаила Васильевича на эту тему, если конечно, они ещё сохранились, видимо хранятся в каких-то архивах в Санкт-Петербурге. По крайней мере, в 19 веке обнаруживались их следы. Была вроде даже предпринята попытка их опубликовать. Но на этот раз запрет наложила церковь. По причине того, что Ломоносов в своей работе, допустил, якобы какие-то "богохульствующие речи". Возможно потому, что на самом деле, Михаил Васильевич подробно описал языческие обычаи наших прямых предков, балтийских славян. Тех самых вендов, одними из которых были балтийские русские, или руги.  Интересно, что нападки на личность величайшего русского учёного, до сих пор являются обычной практикой в среде поклонников шведской теории происхождения Русского государства. Ни одна из отраслей российской науки не выражает никакой враждебности, или презрения в адрес Михаила Васильевича, напротив – все признают и ценят его как основателя русской науки! И весьма уважают его самого, и его труды. И лишь в среде продолжателей шведской версии нашей истории – грязные нападки на Ломоносова до сих пор являются чем-то обычным и “нормальным”! Там и сейчас нередко публикуют работы, в которых выставляют Ломоносова в самом неприглядном виде, просто-таки поливают грязью имя величайшего русского учёного! Это, безусловно, дикая ситуация – такая ненависть к основоположнику русской науки со стороны как бы представителей русской науки! Они изображают его сумасшедшим, скандалистом, буяном, алкоголиком, и неучёным! Видимо до сих пор не могут простить ему того, что он со всем своим авторитетом однозначно и прямо заявил, что их “наука” – никакая не наука, а просто глупости и чушь! Не могут с этим примириться. И главная причина этого заключается в том, что вся их “наука” – на самом деле и является просто глупыми выдумками! Как и говорил русский гений Михаил Васильевич Ломоносов!  Он и в этой сфере, на самом деле, оказался абсолютно прав! Огульные нападки на своих оппонентов являются в среде представителей шведской теории, одним из важнейших приёмов,  инструментом борьбы и удержания их учения в господствующем состоянии. По их версии, все, кто оппонирует их теории – являются, якобы, заведомо не учёными! И касается это даже самого Михайлы Ломоносова! Просто фантастика!   

Памятник Михаилу Ломоносову около главного здания МГУ имени М.В.Ломоносова

Надо сказать, что уже после смерти Михаила Васильевича, императрица Екатерина II, вольно, или невольно поучаствовавшая в расправе над ним, опубликовала некую пьесу о призвании варягов: “Историческое представление из жизни Рюрика”, в которой заявила, что князь Рюрик происходил из варягов, правивших в Финляндии. Что роднит её текст с сочинениями Татищева, который на основании не сохранившейся Иоакимовской летописи, утверждал, что Рюрик происходил из выходцев с южного берега Балтики, перед призванием в Ладогу правивших в Финляндии. Опубликован этот текст Екатерины был впервые в 1786 году, сначала анонимно. Но чуть позже он был переиздан с учёными комментариями и указанием авторства. В 1893 году данная работа была издана в официальном сборнике “Сочинения императрицы Екатерины II”. Однако написание данного текста даже самой императрицей, уже не остановило распространение в русской науке шведских фантазий. Последнюю каплю в утверждение версии о происхождении слова Русь из Ruotsi добавил шведский профессор Ю. Тунманн, провозгласивший, что эта его реконструкция является “неопровержимым доказательством того, что русы были шведами, основавшими Древнерусское государство”. И этот его постулат, как самую верную и неопровержимую истину принял последователь Байера с Миллером – следующий немец в русской истории, некто Шлёцер, который прославился также тем, что похитил и незаконно вывез из России некоторые оригиналы древнерусских летописей. Вот цитата из текста последнего:   “Первое доказательство, что Руссы могут означать Шведов. – Еще и по сию пору Финские народы называют на своем языке Шведов сим только именем. …Ruotzi, Швеция; Ruotzalainen, Швед… В древнейшие времена, Есты и Финны разбойничали по Балтийскому морю, а чаще всего в Швеции. Упландский берег был ближайший противу их: ещё и теперь, как и древле, называется он РОСлаген. Очень часто целые народы и земли получают названия от соседей по местам, ближе всех к ним прилежащим”. 

После Шлёцера в России работал Н.М.Карамзин, самый ранний собственно русский автор, который уверовал в шведские выдумки и подхватил их в качестве чего-то адекватного, респектабельной науки. В первом томе своей знаменитой “Истории государства Российского”, Карамзин сказал следующее: 

“Мы желаем знать, какой народ, в особенности называясь Русью, дал отечеству нашему и первых государей и самое имя… Напрасно в древних летописях скандинавских будем искать объяснения: там нет ни слова о Рюрике и братьях его… однакожь историки находят основательные причины думать, что Несторовы варяги-русь обитали в королевстве Шведском, где одна приморская область издавна именуется Росскою, Ros-lagen. Жители её могли в VII, VIII или IX веке быть известны, в землях соседственных, под особенным названием… Финны, имея некогда с Рос-лагеном более сношения, нежели с прочими странами Швеции, доныне именуют всех ее жителей вообще россами, ротсами, руотсами.” 

Несмотря на то, что Николай Михайлович сам же отметил, что в скандинавских источниках ничего подобного нет, он тем не менее, почему-то настолько уверовал в эти шведские “находки”, что даже допустил в своей работе прямой подлог в историческом источнике. Совершив подмену во Втором письме (или Втором послании) Ивана Грозного шведскому королю Юхану III (1573 года). Указанные лидеры вели между собой довольно интенсивную переписку, по причине постоянных столкновений и борьбы за Ливонию, Финляндию и Ижорские земли. И, в том числе, переругивались относительно того, кто из них благородней и важней. А также, чья страна "уважаемей". При этом, Иван довольно справедливо указывал Юхану на то, что предки того не были королевского рода. У шведов тогда действительно не было древней королевской династии, и тамошние правители являлись выборными - из местной знати. В отличие от Ивана, который реально был потомком древнего, известного в Европе великокняжеского рода, приравниваемого на Западе к королевскому. Итак, вот настоящий фрагмент из текста данного источника: “Ты писал по нашему царскому письму о великом государе самодержце Георгии-Ярославе — это мы потому так писали, что в прежних хрониках и летописцах написано, что с великим государем самодержцем Георгием-Ярославом во многих битвах бывали варяги, а варяги — немцы; и раз они его слушали, значит, были его подданными; но мы об этом только известили, а нам это не нужно”. Карамзин же когда приводил это в своей работе “процитировал” его окончание почему-то таким образом: “а варяги были шведы”. Хотя Иван Грозный никогда ничего подобного не говорил. Да и вообще никакие русские источники никогда называли варягов, основавших Русь шведами. Однако, Николай Михайлович, к сожалению, почему-то уверовал в шведские увещевания и, в итоге, пошёл в данном вопросе по ложному пути. Что особенно неприятно, учитывая то, что своей фундаментальной работой он заложил, во многом, основы русской исторической науки, как таковой. Мы полагаем, что Карамзин волне мог бы проявить меньшую беспечность и усомниться в адекватности шведских заявлений.  Ибо многие русские летописи и документы он всё же знал! И не мог не понимать, что ничего подобного в русских текстах нет. Как нет ничего такого и в шведских источниках. 

Это всё было бы смешно, если бы в результате нам уже более 200 лет не рассказывали о нашей истории – полнейшую ерунду! Не имеющую никаких оснований и прямо противоречащую реально имеющимся историческим источникам. Но настойчиво копируемую из книги в книгу!  Да ещё и с таким видом, словно это единственная возможная настоящая научная версия! По истине – с упорством достойным лучшего применения! 

Вот они, настоящие основания и истоки норманизма! И всё это просто выдумки: и великие шведы, воевавшие со всеми народами мира, и захватившие в древности земли русских аж до Дона, о чём якобы говорят какие-то шведские летописи – нет таких летописей и никогда не было! И Рослаген, от которого, якобы, происходит финское название шведов, от которого, в свою очередь, якобы происходит название Руси. Слово Рослаген (Roslagen) впервые упоминается в текстах Упландских законов только в 1493 году! То есть Рослаген упоминается впервые уже после окончания татарского ига на Руси, через 13 лет после стояния на Угре, и даже спустя несколько лет после открытия Америки!  А далее формы Roslagen, или Rodzlagen фиксируются в 1511, 1526 и в 1528 годах. Сама же эта местность, ещё под названием Руден упоминается впервые примерно за век до того. В 9 же веке – её, судя по всему, ещё не существовало в природе даже чисто физически. В Швеции в силу особых геологических процессов постоянно происходит подъём уровня суши. В результате из века в век там появляется новая земля, подымаясь со дна моря. И это относится, в том числе к данному узкому прибрежному участку, который ныне известен как Рослаген. В 9 веке – его ещё просто не существовало! Это данные шведских геологов, исследующих окрестности нынешнего Стокгольма. Такой же ерундой является и всё остальное, что они понаписали в своих ”диссертациях”!  

Однако, последующие поколения поклонников шведской версии, добавили в неё свои особые трактовки некоторых реальных источников. Которые будучи оцененными с точки зрения заранее принятой веры в скандинавское происхождение Руси, могут показаться доказывающими эту версию. Но, на самом деле, подобные трактовки этих текстов не являются обязательными и единственно возможными, и они кажутся логичными только если уже заранее, изначально согласиться со шведской версией. Принять её в качестве истины.  Однако, дело в том, что реальная обоснованность самой шведской версии – практически равна нолю! Мы сполна продемонстрировали истинную историю возникновения этой версии и то, на что она на самом деле “опирается”. И там нет, на самом деле, вообще ничего! Так что у нас нет ровно никакой необходимости, или обязанности оценивать имеющиеся в реальности источники в ключе шведской версии. Далее мы постараемся максимально подробно всё это рассмотреть и разъяснить. 

Но здесь также хотелось бы отметить, что нас весьма удивляет, что даже если просто восхититься великолепием написанного шведами (а судя по тому, как это впечатлило тогдашнюю публику, это и правда было придумано талантливо) – непонятно зачем нам было присоединяться к этому “празднику жизни”? Нас-то это торжество никак не касалось! Это было не наше пиршество славы и нас на него не приглашали! Наоборот – шведы устроили его себе, в том числе и за наш счёт! Все эти безудержные восхваления были написаны не про русских и не про Россию – напротив, этими красивыми, но полностью голословными сказками, нас лишали нашей настоящей истории и даже просто, прямо оскорбляли!  Рассказывали всякие небылицы, выставляли в незаслуженно неприглядном виде! Почему же наши не в меру наивные историки с готовностью всё это приняли? Просто как слепые котята! Даже, несмотря на то, что великий русский учёный Ломоносов попытался дать этому бой! Неужели это были просто глупцы, которые не понимали, на самом деле, вообще ничего? Несмотря ни на какой свой статус и звания! Их поистине щенячья преданность в отношении глупостей и лжи, направленных в конечном итоге против них самих – просто умиляет! Хотя, конечно возражений на всю эту галиматью было предложено немало!  Действительно многие специалисты критиковали эти идеи. И даже разносили их в пух и прах, на корню! Но “настоящие историки” (как они сами о себе говорят) то есть поклонники скандинавской версии, несмотря ни на что – до сих пор пытаются, сжав зубы отстаивать эти шведские выдумки, переписывают их, повторяют и воспроизводят из книги в книгу. Предпочитая ничего другого просто не знать. Это интересный феномен, который, видимо, относится к психологии групп, к устройству человеческих сообществ (в данном случае их “научного сообщества”), к подчинению и субординации, и мы попытаемся его немного исследовать чуть ниже.    

Изучив историю возникновения шведской версии, мы также хотим немного позабавиться над тем, как имея столь причудливые и мало убедительные основания у своих собственных представлений, представители этой версии пытаются упрекать своих оппонентов, которые предлагают учитывать при рассмотрении древнерусской истории реальные источники – в, якобы, неадекватности их идей. И даже изображают в отношении них что-то типа снисходительной улыбочки! И это при условии, что их собственное учение – представляет собой по сути самую настоящую фантастическую ахинею! Такая самоуверенность с их стороны просто поразительна! Для примера приведём одну цитату:

“Прекрасно в своей наивности отождествление со словом русь любого европейского этнонима, начинающегося на ру-/ро-: руте-ны, руги/роги, руяне, росомоны, роксоланы... Вполне логичным результатом стало “размножение” руси — в последних работах А.Г. Кузьмина их насчитывается несчётное количество. Автор скромно назвал в заглавии статьи всего две — в Прибалтике, но, как следует из его текста, даже и в Прибалтике их существенно больше: “Широкий круг... источников указывают на наличия ряда Русий по южному и восточному берегам Балтики и на прилегающих к этим берегам островах. На восточном побережье выделяется „Русия-тюрк" [!], являющаяся ответвлением донских русов-аланов, на острове Рюген и на побережье, в той или иной степени удалённом от моря, вплоть до Немана, упоминается несколько изолированных друг от друга, но восходящих к единому корню, Русий „красных"... С этими же Русиями — вполне обоснованно — увязывались и разные „Русий" в Подунавье и примыкающих к Дунаю областях. В Причерноморье же смешивались „Руси" разного этнического происхождения”

(E.A. Мельникова. Ренессанс Средневековья? Размышления о мифотворчестве в современной исторической науке//Фальсификация исторических источников и конструирование этнократических мифов, сборник, стр. 77)

На наш взгляд, Елена Александровна несколько заблудилась и совсем не там ищет “прекрасную наивность”! Повторять как священную истину в последней инстанции глупейшие и совершенно голословные выдумки шведов про своё собственное величие и выставлять это за “настоящую научную науку”, за единственную по-настоящему допустимую трактовку древнерусской истории – скорее ВОТ ЭТО “прекрасная наивность”! А ещё скорее – это прекраснодушие, безответственность, инфантилизм, а то и непроходимая тупость! Неспособность понимать самые простейшие вещи! Недопустимая для образованных людей, а тем более учёных! Двести лет принимать шведские шовинистические самовосхваления за чистую монету и пытаться навязывать это обществу в качестве чего-то адекватного – попахивает откровенной дегенеративностью! Простите за резкие слова. А принятие во внимание прямых и многочисленных сообщений источников, в том числе устойчивую практику идентичного именования обитателей Южной Балтики, Дуная и Восточной Европы ругами, рутенами и русскими – это напротив, трезвая и совершенно научная, в настоящем смысле этого, слова позиция. Отметим также, что практика, многовариантного именования в средневековье других народов, уважаемую Е.А.Мельникову видимо совершенно не смущает! А это весьма распространённое явление! Да что ходить далеко за примерами? Буквально соседнюю Балтийской Руси, Данию, расположенную на близлежащих к ней островах средневековые источники, как только не именуют: и Датия, и Дания, и Дация, и Дакия, и Данмарк, и Денмарк, и Датская марка, и Данская марка т.д. А средневековые русские тексты называют её ещё и Донь. Кстати, чередование дан-дат в этом примере до сих пор присутствует в русском языке. Мы говорим: “Дания”, но “датчане”. При этом, называя Данию Дацией и Дакией – средневековые хронисты, как и в примере с русскими, именуемыми античным словом рутены, используют классические римские и греческие формы. Этими вариантами античные тексты именуют воевавших с римлянами и греками обитателей Дакии – нынешней Румынии. И что же – Елена Александровна не считает “прекрасной наивностью” рассматривать все эти разнообразные формы упоминаниями Дании? Странно! 

И да – русь имела в средневековье многочисленные анклавы и колонии в разных частях Европы. От Дуная до Днепра и Волги. В том числе – множество на Балтийском море. Такой это был народ. И одна из их колоний, или серия этих колоний переросла позже в наше государство. Почему мы, собственно, должны это отрицать? Особенно, если источники твердят именно об этом! Собственно, русские и в более поздние эпохи проявили себя народом, способным контролировать большие и разнообразные территории! От Арктики до Средней Азии и от Балтики до Канады. Русь в этом смысле была не уникальным народом. Выдающимся, но не единственным в своём роде. Подобные торговые морские народы, колонизировавшие многие земли, были известны и в древности, например, греки, или финикийцы, создавшие весьма разветвлённые системы колоний на Средиземном море и поблизости от него. А Александр Македонский со своими греками дошёл аж до Индии, Афганистана и Средней Азии, принеся туда эллинистическую культуру. Можно назвать также полинезийцев – колонизировавших по Тихому и Индийскому океанам огромную часть поверхности Земли. Их языки распространились от острова Пасхи до Гавайских островов, от Новой Зеландии до Тайваня, Малайского полуострова и восточной Индонезии. И далее – аж до Мадагаскара! Вот это был действительно морской народ! Или можно припомнить экспансию англичан, испанцев, португальцев и т.д. уже в новое время. Да даже пресловутые средневековые скандинавы – также имели колонии в Гренландии и Исландии, на Сицилии и на севере Франции, в Англии и в Ирландии. И доходили через Гренландию даже до нынешних Канады и США. Так что русь просто была одним из подобных племён. При этом русь действовала в основном в прибрежной зоне и по рекам. У неё была своя специализация. В отличие от скандинавов, имевших в основном морские суда с большим килем, стихией руси было каботажное и речное судоходство. И безусловно, в том числе это, позволило ей проникнуть во внутриконтинентальную часть Восточной Европы и закрепиться там. А оттуда двинуться ещё дальше. 

При этом мы оставим за скобками идею разных по этническому происхождению русей, которую, как один из вариантов, рассматривал Кузьмин, и которую критикует Мельникова. Это было одной из гипотез, которой Аполлон Григорьевич уделял внимание и которую развивают некоторые его ученики и последователи. Мы полагаем, что русь, с точки зрения источников – однозначно имеет южно-балтийское происхождение. Но в самом данном регионе могли изначально смешиваться разные племена. Расселяясь же позже по разным частям Европы – русь безусловно вступала в контакт с местными племенами и могла, видимо частично ассимилировать их, или ассимилироваться ими сама. Это могли быть и балты, и славяне, и тюрки, и германские и финно-угорские племена. Порождая в итоге, в чём-то отличавшиеся друг от друга группы и популяции. В конце концов – русские ассимилировали бесчисленное количество разных племён и народов. И сами при этом перешли на славянский язык. Но это отдельная большая тема. Однако, в любом случае, огульно отрицать колоссальное количество источников, как это делает Мельникова и её единомышленники, под предлогом этой фантомной шведской версии, а также шельмить тех, кто предлагает более здравую позицию – на наш взгляд, совершенно недопустимо и ненаучно.  

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.