Categories:

Викинги: слово и миф. Часть 1

Давайте рассмотрим то самое, пресловутое, чрезвычайно широко разрекламированное слово викинги, которое в рамках предлагаемых в настоящее время в качестве “науки”, представлений и взглядов на раннесредневековую историю северной Европы является, чуть ли не краеугольным камнем! Оно свободно приравнивается к таким понятиям как варяги, норманны и даже просто скандинавы! И всё это весьма удивительно – так как на самом деле, никакой важности в реальных старинных источниках, это слово не имеет и употребляется в них чрезвычайно редко. Оно не является полностью равнозначным слову норманны, не обозначает всех скандинавов, и тем более – не равно понятию варяги! Исходя из источников, слово  “викинги”, на самом деле, никогда не означало ничего подобного. Разве что несколько сближается с понятием норманны, если мы именуем так участников раннесредневековых нападений на Европу. 

Но викинги ни в коей мере не являются полным синонимом всех этих слов. Настоящее значение и употребление слова викинги куда более скромное. И присутствует оно, на самом деле, не в таком большом числе источников, хотя является, видимо, довольно старым. Никакого смысла, типа названия всех скандинавов – у слова викинги не было никогда даже и в помине! И как синоним для слова варяги – оно также никогда не употреблялось ни в одном старинном тексте. 

Западные раннесредневековые латиноязычные тексты его вообще почти не знают!  Упоминается оно в основном в сагах. И называют там этим словом – просто пиратов, морских разбойников. Грабителей на море. Старинные латиноязычные источники, почти полностью воздерживаются от его употребления. Единственный из европейских авторов, который знает это слово – никаким героическим смыслом его не наделяет. К тому же, у его использования имеются довольно строго очерченные географические границы. На самом деле, нигде восточней Дании и Южнее Северной Германии – это слово не упоминается. Включая одну из “викингских” (по господствующим ныне представлениям) стран – Швецию. Там это слово почти не употребляется. По крайней мере, практически не существует древних шведских памятников с этим словом. 

Весь тот культ, которым понятие “викинги” обладает в настоящее время – является чрезмерно раздутым и по сути, совершенно искусственным. Созданным скандинавскими писателями – романтиками 19 века, почти на пустом месте! Они почему-то выхватили это слово, добавили к нему лирики и поэзии, приравняли к норманнским войнам, добавили туда наших варягов и провозгласили всё это проявлениями древней истории Скандинавии. И всё это в таком виде – до сих пор часто преподносится в качестве чего-то адекватного. Но это не более чем вздор и ерунда! Мы очень сожалеем, если расстроим кого-то, но почти всё, что сейчас рассказывают про викингов даже в рамках академической науки – является скорее проявлением современной массовой культуры, нежели настоящей истории. Это скорее популярный брэнд, а не историческая реальность. К сожалению, это правда. И одним из мифов о слове викинги является то, что оно значит якобы то же самое, что и варяги! Полностью заменяет его. И равно, в конечном итоге, просто скандинавам. На самом деле, слово викинги нигде, кроме современных романтичных псевдоисторических текстов (и не важно какими академическими званиями обладают их авторы) – не используется для обозначения стражников, или наёмников, служивших в Византии, или на Руси. Не означает оно также в оригинальных текстах и обобщённо выходцев из Скандинавии, или представителей всех скандинавских народов! И вообще не существует ни единого, например, древнерусского, или средневекового греческого текста, в котором бы употреблялось слово викинг! Как и нет подобных польских, или например, итальянских, испанских, французских, или арабских древних текстов. На самом деле, мировые исторические тексты практически не знают этого слова. И почти всё, что нам о нём рассказывают сейчас – это самая настоящая фикция! 

Слово викинг действительно употребляется в средневековье в некоторых источниках, локализованных в районе Северного моря и Западной части Балтики, в пределах Дании и Северной Германии, а также Норвегии и Исландии. Также имеется несколько средневековых скандинавских церковных текстов, в которых фигурирует это слово. Однако, подавляющая часть этих источников – это записанные в Исландии саги. Кроме того оно присутствует в древнеанглийском эпосе Видсид. И однажды было упомянуто Адамом Бременским. Означает это слово почти всегда лишь одно – морских разбойников, пиратов, причём без какой-либо этнической привязки. Просто морские разбойники, любой национальности. И если вы думаете, что таковыми являлись только скандинавы – вы, на самом деле, пребываете в плену этого самого романтического  мифа о викингах–скандинавах. Который опирается в конце концов на шовинистическое восхваление северо-германских народов, некогда очень популярное в европейской историографии и, шире – западной культуре.  

На самом деле, смысл у этого слова обычно отрицательный, осуждающий – так именуют маргиналов и отщепенцев. Находящихся за пределами общества. Хотя в некоторых сагах деятельность викингов иногда оправдывается и романтизируется. В единственном авторском источнике, знающем это слово – тексте Адама Бременского “Деяния архиепископов гамбургской церкви”, понятие викинг носит совершенно определённо отрицательный смысл. И ни о чём подобном, как именовать все скандинавские народы викингами, или называть гвардию императора Византии викингами – в источниках даже речи не идёт! Никакие другие источники, описывающие норманнские нападения на западноевропейские страны слова викинг, по сути (кроме Адама) вообще не знают. 

Ранние франкские анналы именуют грабившие их земли отряды северян такими словами как “язычники”, или “варвары”, часто также “норманны”, или “даны”, а иногда и “славяне”, “ободриты”, или “лютичи”, ибо эти племена также часто воевали с франками, в том числе ходили на их земли в союзе с соседними датчанами и тоже подпадали под понятие язычников и варваров. А, например, чуть более поздний Титмар Мерзебургский в своей “Хронике” (начало 11 века) описывая нападения морских разбойников именует их: (IV, 24) “Execrata vero piratarum turba” (“Проклятая толпа пиратов”).  

Похожей терминологии придерживаются и англо-саксонские источники: описывая жестокие нападения с моря на свои земли, они именуют нападающих “язычниками” (“pagani”), “пиратами” (“piratae”), “варварами” (“barbari”), и характеризуют их как грабителей, убийц, поджигателей, врагов христианского мира, а то и прямо – дьявольское отродье.

Интересное определение приводит английский текст "Деяния Альфреда", Ассера (начало 11 века). В связи с нападением на Англию 871–872 годов, он даёт следующую формулировку нападавшим: “exosae memoriae paganorum exercitus” ("ненавистной памяти полчище язычников"). Другое яркое выражение видим в “Хронике” Этельверда (также начала 11 века): “plebs impiissima” ("нечестивейший народ”). Кроме того, Этельверд в 994 году, лично познакомившийся с будущим норвежским королём Олавом Трюггвасоном (который до того, как уже мы говорили, служил у Владимира I в Киеве, а потом у Бурислава на Южной Балтике) оставил тому следующую характеристику: “rex foetidus” ("зловонный король"). Что особенно удивительно, учитывая, что Олава вскоре чуть ли не канонизировали, а в скандинавских латиноязычных источниках его именуют “Beatus Olavus”. Кроме того, Этельверд называет  норманнов: “plebs spurcissima” ("мерзейшие из всех людей"), “plebs immunda” ("нечестивый народ"), “lues immunda” ("грязная зараза") не избегая при этом и традиционной франкских и английских выражений типа “pagani” и “barbari”.

Также, как мы уже сообщали выше, некоторые европейские, главным образом, английские источники, перечисляя участников нападений на Англию по этническому составу, описывают не только скандинавские племена, но упоминают и фризов, а также указывают вандалов, как в то время именуют обитателей Южной Балтики (Роджер Вендоверский, “Цветы истории”, Матфей Вестминстерский, Матфей Парижский, “Великая хроника”) и даже прямо называют лютичей и поляков! (“Церковная история”, Ордерик Виталий). 

При этом, слово викинги – не известно ни франкским, или немецким анналам, ни английским хроникам, ни каким-либо официальным документам тамошних королей. Оно не используется там никогда.  

Однако, в современной историографии принят даже специальный термин – “эпоха викингов” , которым именуют период максимальной средневековой активности скандинавов, который как считается, начинается примерно с момента нападения норманнов на английский монастырь на острове Линдисфарн в 793 году и продолжается вплоть до двух битв, состоявшихся в Англии в 1066 году – при Стамфорд Бридж (когда норвежский король Харальд Суровый, пытавшийся захватить английский престол потерпел поражение) и при Гастингсе (когда Вильгельм Завоеватель разгромил английского короля Гаральда и захватил Англию, став её королём) то есть, продолжается с конца 8 и по середину 11 веков. При этом, с тем, что действительно именовалось словом викинги в источниках, данные представления связаны довольно слабо. 

В английских текстах описывающих нападения норманнов на Англию действительно указывается, что эти нападения продолжались около 250 лет. Но, тем не менее, пресловутая “эпоха викингов” – весьма условный временной отрезок, ибо то, что происходило “во время” неё, очень мало отличается от того, что было непосредственно “до неё“, и сразу “после”. Например, Британию грабили на кораблях и до “эпохи викингов” – те же саксы, англы и фризы с ютами. Собственно, эти грабежи и послужили причиной того, что британцы наняли двоих братьев саксов для охраны своего острова, что и привело в итоге, к захвату острова и переселению туда англов, саксов и ютов. Постоянно и очень жестоко грабили Англию, кстати и соседние ирландцы. Страшным проклятием в Англии долгое время было выражение: “Чтобы ты увидел в окне ирландские паруса!” Что означало пожелание нападения и разорения ирландцами. 

Что касается самих воинственных северных морских народов, напомним упоминавшихся уже не раз свеонов, которых описывает ещё римский автор Корнелий Публий Тацит. После описания ругов он говорит: “ За ними, среди самого Океана, обитают общины свионов; помимо воинов и оружия, они сильны также флотом. Их суда примечательны тем, что могут подходить к месту причала любою из своих оконечностей, так как и та и другая имеют у них форму носа.” Обитали эти “свионы” где-то на Балтике. А это ещё 1 век новой эры! 

Совершенно не прекратился морской разбой в северных морях и после 11 века, когда “эпоха викингов” как бы закончилась. Более того, позже он имел, на самом деле, подчас грандиозные масштабы! Например, братство Витальеров, существовавшее во времена расцвета Ганзы. Которое долгое время контролировало целые области и острова по берегам Балтики и Северного моря, включая знаменитый Готланд. И угрожало многим столицам, например, Копенгагену и Стокгольму. А центром его была Южная Балтика – Рюген и его окрестности. Однако концом “эпохи викингов” в настоящее время считается захват Англии Вильгельмом Завоевателем. Экспансия скандинавов в Англию, после разгрома англичанами армии Харальда Сурового и поражения от Вильгельма действительно прекратилась. Атаки норманнов на западно-европейские страны закончились ещё раньше. При этом, на Балтике и на Северном море, разбойничьи войны продолжались очень долго, включая жестокие нападения на прибрежные территории самой Скандинавии. 

В любом случае, викинги – это не совсем то же самое, что норманны. Также, “викинги” – это совершенно определённо никакие не обобщённые “скандинавы”. 

Кто же такие эти самые викинги? 

Л. П.Грот в своей замечательной статье “Варины - варяги – вэринги”: судьбы в истории и историографии”, опубликованной в журнале “Начала Русского мира”, С-Пб. номер 1 (1) Год: 2014, Страницы: 67-88, сообщает со ссылкой на известного ирландского историка Фрэнсиса Бирна, что слово викинг встречается в староанглийском языке ещё в 8 веке. Где присутствует форма  uuicingsceade означающая “пират”. В старофризском языке известна форма uitsing. При этом, речь идёт о пиратах, действовавших между Европейским материком и Британией, то есть достаточно далеко от Скандинавии. Бирн также приводит ирландское личное имя Uiginn. А также название Wicklow (Vikingal’o). (Byrne F.J. The Viking age // A New History of Ireland. I. Prehistoric and early Ireland. - Oxford, 2005. - P. 609–634.)

Древнеанглийская эпическая песнь "Видсид", написанная предположительно в 7–9 веках, но записанная в виде текста в 10 веке, также знает это слово. Она упоминает “войско викингов” (wicinga cynn), которое отогнали Хродгар с Хродульфом (строка 47), победившие также и “хеадобеардов рать”. Ниже в ней же викинги указываются среди различных народов (строка 59) в землях которых побывал герой указанной песни. Перечисляются они в следующем окружении: свеев, геатов, сут-данов (южных данов), венлов (сравните “винулы” – славяне у Адама Бременского), вэрнов (Wærnum), собственно викингов, гефтов (Gefþum то есть гепидов, сравните с Gifðum в "Беовульфе"), винедов, геффлегов (Gefflegum, возможно, гаволян). Это единственный пример, когда под словом викинги действительно подразумевается что-то типа народа. Но даже и здесь речи о том, что это обобщённое имя всех скандинавов не идёт. По тексту, это не собирательное название всех скандинавов, а всего лишь, какое-то конкретное небольшое племя, и даже не факт, что на самом деле речь идёт о племени, а не о какой-то конкретной группе сплочённой общей деятельностью – то есть разбоем. Другими словами, о какой-то пиратской общине. Ещё далее в этой же песне (строка 80) упоминаются некие лид-викинги (Lidwicingum).  

При этом, в староверхненемецком языке примерно того же периода  известно личное имя Wiching. Которое носил, в частности, никто иной как немецкий проповедник 9 века – противник святого Мефодия в Великой Моравии. Было бы крайне удивительно, если бы этот фанатик христианства получил своё имя в честь яростных скандинавских язычников, атаковавших Европу. 

Из представленных данных, получается, что слово викинг имеет скорее не скандинавское, а континентальное происхождение. А даны с норвежцами могли познакомиться с ним и усвоить его как раз в Англии. Когда сами начали свои набеги на Британские острова, вслед за представителями континентальных народов, грабивших Англию на кораблях до них. А как этноним, обозначающий всех скандинавов – слово викинги вообще не употребляется ни разу, ни в одном оригинальном древнем тексте.  

Единственный западный автор, знающий это слово, Адам Бременский в “Деяниях архиепископов гамбургской церкви” (11 век) упоминает его один единственный раз и говорит он о викингах просто как о неких пиратах, основным театром действия которых, в его время, были острова на западе Балтийского моря:

(IV.6.): “От пиратских грабежей там (речь о датских островах Зеландия, Фюн и других) собралось много золота. Морские разбойники, которых здешние жители называют викингами, а мои соотечественники – аскоманами, платят дань королю данов взамен позволения делать своей добычей диких жителей, населяющих берега этого моря”.

Ранее Адам также упоминал аскоманов, но слово викинги при этом не употреблял: 

(II. 31(29)) “В это время (речь о конце 10 века) морские разбойники, которых мои соотечественники называют аскоманны, прибыли со своим флотом в Саксонию, и разграбили всё побережье Фризии и Хадельн”. 

Как видим – при Адаме, слово викинг не являлось каким-то обязательным и всем известным. Напротив, он сообщает его скорее как датскую специфику. Его же слово аскоманы происходит от Asch – “корабль, судно”, то есть, буквально это “корабельщики”.   

При этом слово викинги в разных списках адамова текста выглядят то как Wichhingos, то Wichingos, Winchigos, Niningingos, Wichinger, Withingos – то есть, видимо, переписчики Адама не были так уж хорошо знакомы с ним. И оно было в те времена достаточно редким и малоизвестным. 

Основное поле применения слова викинг, как мы уже сказали – это саги. Во всём корпусе исландских саг и прядей (то есть более кратких произведений) присутствует 144 ссылки на викингов и 39 упоминаний слова víking как состояния викингского похода. Но и там, оно означает именно морских разбойников, а равно и сам их разбой. В сагах имеется достаточно устойчивая формула, мол такой-то и такой-то “занялся викингским ремеслом” – то есть стал пиратом.

При этом, упоминание викингов в этих источниках по оценке немецкого историка Р. Зимека (Р. Зимек, Викинги: Миф и эпоха. Средневековая концепция эпохи викингов, Древнейшие государства Восточной Европы – 1999. – М.: "Восточная литература" РАН, 2001) можно разделить на несколько категорий. Первой является упоминание викингов в качестве предков того, или иного героя, что является его характеристикой. Как правило, он испытывает проблемы с социальной адаптацией, и как объяснение этого – указывается, что среди его предков были викинги. Сюда же можно отнести случаи, когда слово “викинг” используется в качестве прозвища, или псевдонима подобного героя. Следующей категорией является упоминание, что тот, или иной герой участвовал в викингских походах в юные годы. Мол, в юности он был викингом, а затем обратился к более почтенным занятиям, например, стал земледельцем. Следующая категория, это морские разбойничьи походы, как сезонное, временное занятие тех, или иных героев. К примеру, в сагах иногда описывается, как некоторые норвежские фермеры отправлялись на один, или несколько летних сезонов в викингские походы – либо за собственный счет, либо поступая на краткое время на службу к конунгу. И наконец ещё одна категория упоминаний слова викинг в сагах – это описание внешних, чужеземных, иногда безымянных викингов, с которыми борется герой. Эти викинги предстают в качестве испытания, выпавшего на долю героя, которое тот преодолевает. И это самая частая разновидность использования данного слова в исландских сагах. Как правило, столкновение с такими викингами сводятся к поединкам, либо к морским сражениям, произошедшим во время путешествия в чужие страны. Также присутствуют сюжеты, в которых лидерские качества героя, его статус вождя подчеркиваются благодаря демонстрации того, как он успешно избегает угрозы со стороны викингов. В целом, описание викингов в этой категории почти исключительно негативное. 

Как мы видим, в народном понимании, участие в набегах под руководством конунгов, которые уже можно отнести к норманнским нападениям, подпадало под понятие “викингского похода”.  Но всё же – солдаты, участвовавшие в военных десантах и нападениях на европейские государства, и даже завоеваниях целых областей (как в Англии, Ирландии, Нормандии, Сицилии и т.д.) под предводительством племенных властей, имели официальный статус. А с викингами в их чистом виде – то есть, с разбойниками и пиратами, которые никому не подчинялись, сами же конунги часто и боролись. 

При этом – употребляется слово викинг далеко не только к скандинавским разбойникам. Например, в "Саге о Хаконе Добром" (глава 8) читаем: "Затем Хакон конунг поплыл на восток вдоль берегов Сканей и разорял страну, брал выкупы и подати и убивал викингов, где он их только находил, как датчан, так и вендов". Здесь в числе викингов прямо упоминаются балтийские славяне. О том, что они постоянно грабили скандинавские берега говорят и многие другие источники. Ещё один пример из уже рассматривавшейся "Саги об Олаве сыне Трюггви" (гл. 6): "Когда они выехали на восток в море, на них напали викинги. Это были эсты". Здесь же можно добавить цитату из "Саги о Харальде Суровом" (гл. 48): "Хакон стал ведать защитой страны от викингов, которые сильно разоряли Датскую Державу, вендов и других людей Восточного Пути, а также куров". В этих примерах под викингами подразумеваются морские разбойники из Южной и даже Восточной Балтики – эсты (или эстии), венды (балтийские славяне) и куры (или курши). Но сами эти источники являются западно-скандинавскими. Слово викинг в самой Восточной Европе ни в одном источнике не фиксируется ни единого раза. Однако, исландские саги, рассказывая об этих народах, их пиратов, также как и своих собственных, называют викингами. 

В некоторых образцах западно-скандинавской литературы средневекового периода мы также обнаруживаем крайне отрицательное смысловое наполнения слова викинг, которое иногда используется в переводах церковных латиноязычных текстов на скандинавский язык. Там это слово также означает "пират, грабитель".  Так, в исландской компиляции Библии известной под названием "Стьёрн" Давид называет Голиафа “víkingr mađr” (Stjorn 46334), что является вольным переводом “iste Philisteos incircumsisus”. А значит, слово víkingr, здесь очевидно, подразумевает "чужой, языческий". Даже готы, напавшие на Италию, могли быть названы в североевропейском переводе "Диалогов" Григорияvíkingar”.  

Касательно происхождения слова викинг выдвигался целый ряд этимологических версий. Фрэнсис Бирн напоминает, что все попытки произвести его из старонорвежского языка оказались лингвистически невозможными. Так толкование “vik-king” то есть “король фьорда” невозможно поскольку в старонорвежском слово “king” существовало лишь в форме “konungr”.  Давно отвергнута, как лингвистически невозможная, мысль и о том, что это слово произошло от гидронима Вик (фьорд, в котором расположен город Осло, на юге Норвегии) – как название местных жителей. Последние в источниках известны как vikverjar. Сюда же можно отнести версию происхождения слова викинг от vig, (vik, viken) – то есть “бухта”, “залив”. 

Т.Н. Джаксон считает заметным толкование Ф. Аскеберга, производящего термин vikingr от глагола vikja “поворачивать, отклоняться” и понимающего викинга как человека, который изменил свой образ жизни, ушёл из дома, покинул родину. Это мнение Джаксон называет наиболее авторитетным. Однако уход из дома – не самое главное в характеристике викинга. Поэтому Джаксон отмечает также мнение Пера Торсона, возводящего древнеисландское vikingr к прагерманскому корню *wig со значением “битва, убийство”. Отсюда формы vig, wig, vega“убивать”, wigan – “бороться”. (Джаксон Т.Н. Исландские королевские саги. – М., 1993. - С. 82.)

Джаксон напоминает также, про идею произвести термин vikingr от древнеанглийского слова wic, восходящего к латинскому vicus, обозначавшему “укреплённый лагерь”. Но отвергает это под предлогом того, что якобы маловероятно, чтобы воинственные скандинавы получили имя от обозначения укреплённых лагерей в Англии. Однако, мы бы не спешили отказываться от этой версии, учитывая, что рассматриваемое слово прекрасно фиксируется на континенте и в Англии, ещё за сто лет до начала активной скандинавской экспансии. Обозначая в то время, однако, уже именно пиратов. И имеет достаточно прозрачную связь с кельтской, фризской, верхненемецкой и древнеанглийской лексическими традициями. И, следовательно, вполне логично предположить, что оно могло быть перенесено на Британские острова с материка. А позже было заимствовано уже самими данами и норвежцами, которые как бы завершили историю морских набегов на Британские острова. Начатую ещё в эпоху великого переселения народов – с нападений тех самых континентальных саксов, фризов, англов, ютов и прочих. А уж трактовка слова викинг как некоего “общескандинавского” этнонима – и вовсе дело совсем недавней совершенно голословной и умозрительной традиции. Тех самых романтических описаний великих героев викингов. Которые, по каким-то причинам, попали в научные представления и надолго задержались в статусе адекватных данных, таковыми, на самом деле, не являясь. Таким образом, вполне вероятно, что слово викинг – в конце концов восходит, на самом деле, к латыни, что совершенно не удивительно, учитывая всё то колоссальнейшее влияние, которое этот язык оказал на культуру всех без исключения европейских народов, включая северные. И означало оно первоначально “нападающий из укрытий, из укреплённых лагерей морской разбойник”. Да и далее применялось только для обозначения пиратов, и никак иначе! А использовали его достаточно часто лишь в районе Северного и Норвежского морей, а также Запада Балтики. Всё же то грандиозное содержимое, которым это слово наделили в недавнее время, весь этот героический, романтический, до предела пафосный смысл – является просто выдумками.   

Каждый раз когда вы читаете что-то типа “Хоккон был королём викингов”, “при раскопках древнерусского городища найдены следы викингов”, “викинги ограбили Париж”, “поселение викингов в Америке”, “стража византийского императора состояла из викингов”, а тем более когда древнерусских князей называют “викингами” – это просто ерунда, невежественные глупости, выдумки и ложь! Самая настоящая чушь! Выбросьте это из головы. Слово викинг никогда не обозначало ничего подобного. И с Русью оно не связано вообще никак! Мы можем согласиться, что некоторые из русинов, или ругов которые добирались до Восточной Европы – занимаясь пиратством, и разбоем на морях и реках (о чём имеется очень много прямых сообщений в источниках) для западных скандинавов могли подпадать под их понятие “викинги”. Но сами себя они так никогда не называли и слова этого русские тексты не знают совершенно и полностью. Тоже самое можно сказать о каких-то воинах из Исландии, или Норвегии, добиравшихся до варяжских дружин на Руси и в Византии: до того как вступить в эти отряды, они могли заниматься пиратством, то есть побыть “викингами”. Но слово викинг никогда не было равнозначным слову варяг, варанг или вэринг, не являлось его синонимом, и никогда не означало гвардейца византийского императора, или наёмника русского князя. А уж тем более – самого русского князя. То же самое можно сказать о слове норманны, которое также не означало ни варягов, ни викингов. Оно действительно часто подразумевало скандинавов, но как мы показали выше, подчас, особенно в латиноязычных текстах, вмещало в себя представителей не только скандинавских племён. Но в любом случае – норманны, это известные по западным текстам, участники организованных массовых набегов, воевавшие, как правило, во главе со своими племенными правителями. По сути, это солдаты грабительских войн, которые вели против христианской Европы многие тогдашние северные языческие страны и племена. Подчас широкими коалициями, включавшими представителей различных народов –  централизовано, под управлением своей собственной верховной власти. И эти норманны далеко не равнозначны морским разбойникам, преступникам, с которыми очень жестоко боролись, зачастую, сами же скандинавские племенные вожди – конунги. Или которых они, в лучшем случае, терпели где-то на периферии своих государств. То есть, пресловутым викингам. И уж совершенно определённо, что слово викинг никогда не являлось собирательным названием для всех скандинавов, как оно сплошь и рядом употребляется в настоящее время. В том числе в “науке”. Ничего такого, на деле, в источниках нет даже близко. Это совершенно определённо не обобщающий скандинавский этноним. И вообще не этноним – это название рода деятельности. Причём не очень уважаемой деятельности.  

Викинг – это слово впервые фиксирующееся на границе континентальной Европы и Британии, и обозначавшее пиратов, морских разбойников. Имея, возможно, латинское происхождение, позже оно также стало употребляться и западно-скандинавскими народами – для наименования всё тех же пиратов. Причём любой этнической принадлежности. И ровно ничего сверх этого. Никакой особой привязки только к скандинавам оно не имело. Так, чаще всего, действительно именовали скандинавских морских разбойников. Но связано это с тем, что употреблялось это слово, в основном, в западных скандинавских землях, наиболее близких к Британии. Восточнее Дании и южнее Северной Германии, выражение “викинг” –практически неизвестно.  

Даже уже в источниках средневековой Швеции оно, по сути, не употребляется! Почти не существует древних шведских памятников, в которых бы присутствовало слово викинг. Хотя это скандинавская страна. Но для шведов оно уже, по всей видимости, было чуждым! 

Например, знаменитый шведский историк и писатель 16 века (родившийся ещё в 15), Олаф Магнус – слово “викинг” вообще не использует. Слово норманны ему известно, но вместо викинги он употребляет только латинское пираты. Однако, в переводах его работы на современный шведский язык, вместо оригинального пираты подставляется именно викинги. Так, в главах 18-27 Магнус рассказывает о дочери одного из королей гётов Альвиле, которая, чтобы избежать навязываемого ей брака с сыном короля данов, сбежала из дома и начала пиратствовать. Рассказ озаглавлен “De piratica illustrium virginium” (О пиратских походах высокородной девы), а в переводе на современный шведский язык глава называется “Om högättade ungmörs vikingatåg” (О викингских походах высокородной девы). Аналогично переводится, например, фраза “piraticæ princeps creata” (выбрали предводительницей пиратов), которая в современном шведском варианте выглядит как “valde henne till ledare af vikingafärden” (выбрали её предводительницей в викингском походе) или “cum fratre de regno Noruegie piratica contendentem” (с помощью пиратской флотилии сражался со своим братом за норвежский престол), что в переводе на шведский читается как “med en vikingaflotta stred med sin broder om Norges rike” (с помощью флотилий викингов сражался со своим братом за норвежский престол). 

Также в Швеции известно несколько рунных камней, содержащих упоминания о людях, отправлявшихся в викингский поход. Большинство из них находятся на крайнем юге страны. В современных границах эти территории принадлежат Швеции, но исконно – это датские земли и практически всё средневековье, включая “эпоху викингов” они принадлежали датчанам. К таковым, в частности, относятся рунные камни Västra Strömmonumentet, 10 века, в Сконе, на крайнем юго-западе Швеции (провинция, или полуостров “напротив” Копенгагена) и Gårdstångastenen в районе Лунда (городок там же, в Сконе). Однако есть также и рунный камень из Упланда Brostenen U 617. Который находится в самом сердце будущих шведских земель. Но упоминается в нём некий Ассур, сын ярла Хокана, который был участником обороны против викингов (vikinga vörðr). 

Резюмируя – по всей видимости, слово викинг не является скандинавским по происхождению, но оно стало популярным у западной части скандинавских племён. При этом никогда не было самоназванием всех скандинавов, а также не представляло собой синонима к таким выражениям, как варяги, или норманны. И обозначало всегда всего лишь пиратов, морских разбойников. В официальных текстах, практически не использовалось. В основном – в народном творчестве. Однако, в новое время, когда возникла мода на возвеличивание германских народов и их истории – слово викинг (а равно и то, что за ним стояло) подверглось сильной романтизации и искусственному расширению значения. В итоге изменившись до неузнаваемости! 

Продолжение в Части 2

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.