ortnit (ortnit) wrote in oldrus,
ortnit
ortnit
oldrus

Category:

Заметки о восточноевропейской торговле 9-10 вв. Варяги и русы.

Ключевым элементом современных концепций возникновения Русского государства является существование торговых путей, связывающих Балтийское море («циркумбалтийский регион») и Арабский халифат в 9 веке. Эта система речных маршрутов и волоков между ними известна под названием Волжско-Балтийского торгового пути или «Пути из Варяг в Хазары». Торговый путь начал формироваться, судя по всему, в 8 веке, когда утихли арабо-хазарские войны, а воинственных Омейядов на престоле халифата сменили просвещённые Аббасиды. На западе импульсом для формирования «северной торговли» стало «каролингское возрождение», а ключевую роль играли фризы. В связи с обостренными отношениями между арабами и христианскими странами Европы, именно Балтийское море и Восточная Европа стали ключевым звеном, связывающим два крупнейших рынка Западной Евразии. Активное движение товаров (в первую очередь драгоценных мехов) и арабского серебра доказывается сетью торговых поселений типа «виков» и кладами дирхемов. Выпадение последних на Балтике позволило утверждать, что на начальном этапе важнейшую роль в этой торговле играли балтийские славяне, на приморских землях которых выстраивается сеть аналогичных поселений (в 13 веке она станет основой знаменитой Ганзы), а затем уже в торговлю включаются скандинавские страны, формирующиеся раннегосударственные образования в Дании и Швеции. Причем письменные источники позволяют нам увидеть какими методами в эту торговлю вклинивались даны, силой перевезшие купцов из славянского Рерика в Хедебю. На востоке Балтики можно реконструировать аналогичные действия свейских конунгов, во владениях которых появляется Бирка – относительно крупный торговый центр, а также которым подчиняется Готланд – ключевой пункт морской торговли.
В представлениях норманистов «славянского» этапа этой торговли не было вообще, а скандинавские «варяги» выступают в роли фактически первооткрывателей торговых путей в Восточной Европе, создателей этой торговли и главных ее участников. При этом, именно эти скандинавские купцы/пираты отождествляются с русами и считаются в конечном итоге создателями Русского государства.
При этом, следует отметить, что в скандинавских сагах присутствие доблестных первооткрывателей в лесах Восточной Европы не отмечено. Саги достаточно ярко описывают борьбу скандинавских дружин за контроль над конечным торговым пунктом восточноевропейской части торгового пути – Ладогой. В целом, при желании, можно обнаружить археологические свидетельства этой борьбы. Во всяком случае, дыма без огня не бывает. Между тем, историки и археологи не утруждают себя мыслями о том, зачем самим жителям Восточной Европы нужны были такие скандинавские посредники, каким образом чужаки, известные своим буйным нравом, пробирались через достаточно дикие края, и зачем вообще скандинавам или кому-то другому понадобилось бы уходить далеко от любимого и знакомого моря в дебри Восточной Европы, если серебро само приходило к ним. Присутствие балтийских иноземцев на севере Восточной Европы подтверждается летописным преданием о варягах. Однако, варяги в нем представлены не купцами, а завоевателями, которые приходят из-за моря для сбора дани. Судьба таких «находников» была аналогична судьбе скандинавских викингов в диких краях Восточной Прибалтики, Ирландии, Северной Америки – их «изгнали за море». Затем, правда, возникла, якобы, необходимость в том, чтобы призвать варяжских князей обратно, но это тема для отдельного разговора.
У нас есть письменные источники, описывающие торговлю Востока с Восточной Европой. Но, картина там совсем не такая, какую рисуют норманисты или антинорманисты «северного разлива». Русы в арабских источниках действительно представлены как активные участники этой торговли. У ибн-Хордадбега, зафиксировавшего наиболее ранний этап восточноевропейской торговли русов, русские купцы по пути «Черное море – Азов – Дон – Волга – Каспий», через хазарские земли проникают вплоть до Багдада и Рея. В «Анонимной записке», которая легла в основу трудов географов «школы Джайхани» (ибн-Русте и другие) русские купцы по-прежнему участвуют в торговле, но ограничиваются рынками Хазарии и Волжской (?) Болгарии. Маршруты их при этом не описываются, но они явно связаны с водными магистралями. В трудах ал-Балхи и его последователей главными партнерами русов выступают волжские болгары, а их основные русские контрагенты – русы Куябы, через которых торгуют также русы Арсы. Эта информация в целом соответствует данным ибн-Фадлана, который лично встретил около 921-922 г. русских купцов в Волжской Болгарии. Возросшую роль Волжской Болгарии и прекращение экономического сотрудничества русов с Хазарией объясняется конфликтом 912-913 гг., когда мусульманская гвардия хазарского царя перебила русское войско, возвращавшееся из морского похода на побережье Южного Каспия. Маршрут этого похода описывает Масуди и он совпадает с маршрутом русских караванов по ибн-Хордадбегу. Следовательно, можно предположить, что русские караваны «Анонимной записки» могли идти в Хазарию тем же путем, но учитывая, что в торговле на этом (втором) этапе начинает принимать участие Волжская Болгария, логично предположить, что русы осваивают более дальний маршрут по рекам Восточной Европы. Это можно связывать с обострением ситуации в степях Причерноморья, где господствовали мадьяры.
Ибн-Фадлан оставил нам описание волжской торговли. Русы выступают тут как пришельцы, ищущие доступ к арабскому рынку. Главными же участниками торговли, которые и контролируют торговые пути, выступают болгары. Но, болгарские купцы вовсе не стремятся в далекие и холодные северные страны. Нет, торговля осуществляется самым экономичным способом. Болгары оставляют свои товары на границах более диких партнеров из страны Вису (летописная Весь – вепсы, живущие на Белом озере) и из страны Йура (летописная Югра). Эти народы – главные поставщики мехов Восточной Европы и оставались в таком качестве еще много веков. Болгары перепродавали ликвидные товары хазарам или через Среднюю Азию, минуя опасных кочевников, саманидским эмирам, а хазары – на рынки Закавказья и Ирана. Продолжая схему, нарисованную ибн-Фадланом, можно вполне уверенно утверждать, что аналогичным образом и в более раннее время, осуществлялась посредническая торговля через земли Вятичей на Оке, Мери и далее через земли Словен и Кривичей до Балтики. Как показывают археологические исследования, более удобный путь по Зап. Двине почему-то был тупиковым. Это можно объяснить только позицией воинственных балтских племен, предков латышей, предпочитавших долгое время грабить, а не торговать, поэтому пользовались менее удобным путем через Ладогу. Уже здесь, в Ладоге, эстафету у местных купцов принимали купцы с Балтики (славяне или скандинавы). Возможно, какие-то отряды искателей приключений и предпринимали попытки проникнуть вглубь Восточной Европы, но к русам это прямого отношения не имеет, а то, что про «варягов» греческие и арабские источники сообщают лишь с 11 века, указывает на то, что попытки эти были не очень удачные. Если предположить, что артефакты, свидетельствующие по мнению археологов о скандинавском присутствие в мерянском Сарском городище, Тимирево под Ярославлем, в Гнездово под Смоленском и «Рюриковом Городище» под Новгородом, оставили именно их хозяева – варяги, а не то, что эти вещи просто попали сюда в результате торговли или после того, как варягов немножко убили, можно утверждать, что варяги так и не сумели проникнуть к главным центрам волго-балтийской торговли. Вероятно, важную роль в этом сыграли русы, шедшие с юга и взявшие, судя по всему, под свой контроль торговые пути через Верхнюю Волгу во второй половине 9 века. Характерно, также, что по преданию варяги Аскольд и Дир, толи, отколовшиеся от Рюрика, толи, проникшие в Восточную Европу еще до его «призвания», ушли не на «хлебный» Волжский путь, а в глухомань в Среднем Поднепровье, где поселились в маленьком укрепленном городке Киеве, среди слабого племени Полян.
Подводя итог, хочется еще раз повторить, что оснований предполагать какую-то особую ключевую роль северных купцов и дружин с Балтийского моря («варягов»), вне зависимости от их происхождения, в Волго-Балтийской торговле, просто нет. Отождествлять этих купцов с русами восточных источников, также нет никаких оснований, так как маршруты русов описываются арабскими источниками и это маршруты южные, связанные с Черным морем, а не с Волго-Балтийским торговым путем. Лишь в Х веке надежно фиксируется присутствие русов на северных речных торговых магистралях, но в это время арабские источники однозначно указывают на то, что эти магистрали контролируют киевские русы. Само проникновение южных русов на будущий Русский Север следует связывать с тем, что южные маршруты, проходящие через причерноморские степи и Хазарию, оказываются для них закрытыми сначала мадьярами, а затем, после 912 года, - хазарами. Таким образом, со второй половины 9 века для Руси возрастала роль Волжской Болгарии как главного торгового партнера в торговле с Востоком. В тоже время, русские купцы переключались на византийский рынок и трансконтинентальный путь в Центральную Европу.
Tags: варяжский вопрос, ганзейский союз, кочевники, ладога, начало руси, русы, славяне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 78 comments