ortnit (ortnit) wrote in oldrus,
ortnit
ortnit
oldrus

Category:

Очерк истории Древлянской земли. Ч. 4

1
2
3
На грани исторического сумрака
Летописец обрисовывает перед нами контуры истории древлян, как и других восточноевропейских славиний, следующим образом:
1) расселение дунайских словен, одной из групп которых были древляне, осваивавшие лесные просторы между Днепром (полянами) и Припятью (дреговичи);
2) формирование (одновременно с полянами, дреговичами, словенами ильменскими и полочанами) древлянского княжения, которое принадлежало определенному роду;
3) период мира между древлянами, полянами, северой, вятичами, радимичами и хорватами (не совсем понятно, почему выделены именно эти славинии, возможно летописец хотел сказать о том, что период мирного сосуществования распространялся на все славинии этого пояса, но с другой стороны, кажется, этому «славянскому миру» противопоставляются дулебы на Зап. Буге, уличи и тиверцы на Днестре до Дуная (хотя, уличи первоначально проживали к югу от древлян и полян на Днепре)) – этот период относится к правлению Кия и его братьев у полян;
4) обострение отношений между древлянами и полянами: «По прошествии времени, после смерти братьев этих, стали притеснять полян древляне и иные окрестные люди. И нашли их хазары сидящими на горах этих в лесах и сказали: "Платите нам дань"…»
5) борьба древлян с русскими князьями, укрепившимися в полянском Киеве, которая продолжалась около полувека и в каждом раунде заканчивалась далеко не в пользу древлян.
Удивительным образом археология в целом подтверждает эту схему настолько, насколько это вообще возможно для археологии (которой данная функция вообще-то не очень свойственна, о чем у нас часто забывают). Если мы перенесем эту нехитрую схему на язык археологических культур, то получим примерно следующее:
1) расселение пражских племен в 6 веке, вытеснение антов за Днепр;
2) распад политико-культурного единства пражских племен («Словенского царства» по моей терминологии) в начале 7 веке;
3) складывание новой общности Лука-Райковецкой культуры к западу от Днепра до Карпат и роменской культурной общности к востоку от Днепра;
4) появление волынцевских памятников на полянской территории (будущий Киев), упадок поселения на киевском Подоле, планомерное освоение древлянского Полесья в течении 8-9 вв.;
5) войны с Русью археологически хорошо просматриваются лишь на последнем их этапе – «Ольгиной мести»: следы разрушений на укреплениях Искоростеня, развитие Овруча, распространение из него культуры древнерусского типа.
Археологические исследования также раскрывают нам более сложную этническую картину летописной Деревской земли, которую дополняют иностранные (франкские и греческие) письменные источники 9-10 вв. Летописец исходил из того, что на пространстве между полянами, волынянами и дреговичами не было иных славиний, кроме древлян. Но, археология показывает нам, что на этой территории выделяются несколько «гнезд» поселений, которые археологами справедливо связываются с этими самыми «славиниями». Из них только одно «гнездо» можно уверенно связывать с древлянами. Кто же были остальные?
В 10 веке византийский император Константин Порфирородный в своем трактате «Об управлении империей» перечисляет некоторые славинии, платившие дань Руси. Среди них он называет как известные летописцу названия (кривичи/криветеины, древляне/дервленины, уличи/ультины, дреговичи/другувиты, северии/севера или северяне), так и летописным преданиям не известных (лензанины, вервианы). Эти славинии вызывали закономерный интерес у исследователей. Если вервинов просто объявили «ошибкой» и определили в древляне, то вокруг лензанинов уже много десятилетий, если не столетий бушуют баталии (их записывали в польких ленздзян, волынян, полян, радимичей). Высказывались и логичные умозаключения, что эти «племена» следует понимать, как славинии, не учтенные летописями. Мне импонирует именно эта точка зрения. В таком случае, лензанинов/лендзян следует отождествлять, исходя из совокупности данных, логично искать "славинию" Лензанинов следует помещать на реках Стырь и Горынь. Полагаю, им соответствовало скопление поселений в верховьях Стыря. Вервианам остается место между Киевом и Дреговичами. То есть, они занимали область, примыкающую с севера к древлянам, а с юга - к дреговичам. Очевидно, с ними следует связывать редкие (пока редкие) поселения к югу от Припяти, протянувшиеся от Турова к Днепру. Туровское гнездо поселений у исследователей как раз вызывает вопросы, так как с дреговичами их не очень получается отождествлять, как и с древлянами. Последним, в свою очередь, соответствует густое скопление поселений на Средней Горине, Уже и Тетереве.
С.В. Алексеев предположил существование еще одной славинии в этом регионе на реке Жереве – жеревичей, которых отождествляет с одним из «племен», упомянутых между Русами и кочевыми Унгарами/венграми автором т.н. «Баварского географа» - Serauici (шеравицы). Если мутные «форшдерен лиуды» не тождественны древлянам (есть мнение, что «форшдерен лиуды фрешити» - это некий комментарий к этнониму «Русы»), то на тот момент «жеревичи», судя по всему, возглавляли объединение славиний будущей Деревской земли. Мне гипотеза Алексеева импонирует, о чем уже приходилось писать на страницах этого журнала.
Если попытаться объединить все вышесказанное, то появляется возможность реконструировать историю успеха древлян в течении 8-9 вв. создавших одно из крупнейших славянских племенных объединений, сравнимых по территории с Моравией. При этом им приходилось бороться за лидерство со своими соседями, которые проигрывая в этой борьбе вливались в древлянское княжение. Такая судьба постигла жеревичей, может быть лензанинов (вервианы оказались основой Туровского княжества, а потому врядли входили в Деревскую землю накануне поглощения последнего Русью, но какое-то время они вполне могли разделять судьбу своих южных соседей), а также другие племенные группы, оставшиеся безымянными.
Рост древлянской территории неизбежно должен был сопровождаться усложнением социальной и политической структуры их общества. Для успешного контроля над присоединенными землями необходимо было усовершенствование механизмов управления, сохранявших при этом традиционные формы. Надо полагать, что основу раннегосударственных механизмов управления составлял объезд князьями и их дружинами подвластной территории, которые столь ярко описаны в русских летописях, у Константина Порфирородного и в описании «Страны Славян» в арабских трактатах 9-10 вв. (наиболее подробно у ибн-Русте). Таким образом, в Дереве происходили те же процессы развития государственности, которые мы наблюдаем в это время в Южной Прибалтике, на Висле, в Моравии и Чехии. Причем, здесь, вдали от центров мировой цивилизации, от влияния франков, греков, хазар болгар и арабов этот процесс проходил в наиболее чистой и характерной для славян форме.
Экспансия древлян неизбежно затронула также и их восточных соседей – полян. Период мирного сосуществования, характерный для первого этапа развития Лука-Райковецкой культуры, завершился и теперь полянам нужно было решить – бороться за свою «самость» или вливаться в Деревское княжение. Согласно летописному преданию, у полян правил род потомков первого князя Кия. Времена славы этого княжения ко времени столкновения с древлянами давно прошли. Летописец прямо пишет о том, что древляне и другие соседи «обижали» полян. Археология также фиксирует упадок округи будущего Киева в 9 веке. От насильственного поглощения или истребления колыбель русской государственности спасли, как ни странно, хазары. Древлянская экспансия столкнулась с хазарской. Поляне предпочли платить дань далеким хазарам и защиту заднепровской волынцевской дружины из Битицы поглощению родственными соседями. Это предопределило дальнейшую историю развития восточных славян, так как создало возможность создания здесь политического центра Руси примерно столетие спустя.
Tags: славяне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments