ortnit (ortnit) wrote in oldrus,
ortnit
ortnit
oldrus

Category:

Очерк истории Древлянской земли. Ч. 6

1
2
3
4
5

Встретились два брата, Рус и Славянин
Если хазары приостановили экспансию древлян, то встреча с русью, превратившей Киев и его окрестности в центр своей восточноевропейской империи, положила этой экспансии конец. Однако, на самом деле мы не имеем понятия о том, при каких обстоятельствах впервые познакомились древляне и русь.
В первой четверти 9 века ничто не предвещало беды. Деревская земля (в этот период, возможно, еще под началом жеревичей?) уверенно смотрела в будущее. К востоку от нее, начиная с непокорных полян, лежала обширная зона влияния Хазарского каганата, сильного и богатого государства, которое уже исчерпало свой экспансионистский потенциал и теперь больше интересовавшегося развитием торговли. Далеко на западе начался подъем родственных центральноевропейских славиний, избавившихся с помощью франков от многовекового врага – аваров. Через полвека Великая Моравия громко заявит о себе. На юге, в Степи, в это время, кажется тихо. Наверное, еще кочуют остатки болгар, не ушедших за Дунай с Аспарухом и не подчинившихся хазарам. Но, вряд ли они представляли серьезную опасность.
Все изменилось внезапно. Примерно в 825-830 гг. загадочная катастрофа проносится по пространству от Киевщины до окраин земли Вятичей. Все земли, платившие легендарную дань хазарам, оказались затронуты этим катаклизмом. Выражался он в уничтожении политического центра этого обширного региона – крепости Битица. Волынцевская дружина, обеспечивавшая покорность и регулярное поступление дани от полян, северы, радимичей и вятичей, была уничтожена. Различные группы населения, обслуживающие эту дружину, собственно носители волынцевской культурной традиции, разбежались кто куда – часть осела в Вятичах, на реке Упе, другие бежали на Правобережье, где смешались с полянами и уличами, оставив памятники типа Сахновка. Кто уничтожил Битицу – не известно. Но, существует мнение, что нужно связывать эти события с какой-то группой варягов (Аскольд и Дир?), русов, норманнов (естественно, чаще всего между этими терминами ставится знак равенства). Однако, вывод этот делается лишь на основании находок на городище стрел, похожих на те, что использовались в Гнездово. Между тем, другие специалисты отмечают, что наконечники, унесшие жизнь защитников крепости, имеют южноуральское происхождение или поволжское. Так что, логичнее связывать их с появлением новых грозных кочевников – венгров (они же мадьяры, они же угры).
Мадьяры, пришедшие откуда-то с Южного Урала, появились в Северном Причерноморье, видимо, воспользовавшись ослаблением Хазарии, погрязшей в междоусобице, разразившейся из-за стремления одной группы знати установить иудаизм в качестве государственной религии, и их противников – каваров. Сами мадьяры бежали от более грозного соперника – печенегов, но представляли собой грозную силу. В 9 веке они были способны выставить 20 тыс. воинов. Как это часто бывает, пришельцам нужно было громко обозначить свое присутствие. Поэтому они развернули активную деятельность против господствующей хазарской элиты – поддерживали каваров, которые проиграв борьбу с конкурентами – иудеями, бежали к мадьярам. Очевидно, в рамках этой конфронтации следует рассматривать и уничтожение Битицы. Со славянами у пришельцев отношения тоже не сложились. Арабские источники сообщают о набегах мадьяр на славян и русов, захвате пленников, которых потом продавали на рынках Крыма. С хазарами позднее отношения все-таки наладились. Хазарские правители способствовали некоторой централизации мадьярской орды, поддерживая наиболее влиятельных вождей – Леведию, Альмоша и его сына Арпада. Управление ордой было выстроено в подражание Хазарии. Во главе мадьяр стояли кендэ (хазарский титул) и дьюла. Очевидно, по договоренности с хазарами мадьяры откочевали ближе к устью Дуная, вытеснив окончательно из Северного Причерноморья болгар. Впрочем, с болгарами у новых хозяев степных просторов тоже сложились вполне мирные отношения. Ок. 834-836 гг. мадьяры оказывали помощь болгарам, пытаясь помешать эвакуации ромейских граждан (македонян), насильственно переселенных ханом Крумом за Дунай (среди этих македонян был ни много, ни мало будущий император Василий I).
Беспокойных мадьяр и нестабильных хазар славянам было мало. Примерно в тоже время впервые заявили о себе русы, которые сами себя называли русь. Ранняя история руси теряется в тумане. Здесь не место спорить о их происхождении, связи с ругами, норманнами, варягами, росомонами, скифами, аланами и т.д., и т.п. Моя позиция в этом вопросе постоянным читателям, надеюсь, известна и понятна. Для общего ознакомления оставлю здесь несколько ссылок на предшествующие публикации: 1, 2, 3, 4, 5
На исторической арене Русь более-менее уверенно и постоянно появляется вскоре после истории с мадьярами и эвакуации македонян. Около 837-838 гг. русские послы появляются в Константинополе, а в 839 г. их занесло в Германию, где они в составе византийского посольства предстали перед франкским императором Людовиком I. Это вызвало интерес придворного хрониста, автора Бертинских анналов, благодаря чему мы узнали об этих событиях, так как ромеи ни словом не обмолвились о первом (?) русском посольстве в Царьград. Очень вероятно, что еще ранее, на рубеже 8-9 вв. русь совершила грабительский рейд по греческому побережью Крыма под предводительством Бравлина (не все исследователи согласны с тем, что Бравлин был вождем руси, так как «Житие св. Стефана Сурожского» в русском и армянском варианте не называют этнос нападавших (в русской версии Бравлина, явно под влиянием летописи, выводят из Новгорода), а в укороченной греческой версии вообще отсутствует этот сюжет), а около 810-820-х (другие исследователи предпочитают 842 г. или вовсе относят это событие к 10 веку) разоряли южное побережье Черного моря и большой город Амастриду. Как бы там ни было, в 839 г. письмо ромейского императора Феофила, цитируемое Бертинскими анналами, рекомендует правителя руси (росов в греческом изложении) «каганом». Упоминание этого титула имеет огромное значение, так как позволяет сделать вывод о целой истории, длительном процессе развития Руси, предшествующей 837-839 гг.
Во-первых, титул позволяет помещать Русь в южной части Восточной Европы и связывать со сферой влияния Аварского и Хазарского каганатов, от одного из которых русский правитель и заимствовал свой титул. Традиционно предпочтение тут отдается хазарам, но на мой взгляд (в силу моих представлений о локализации Русского каганата в этот ранний период) нужно говорить о преемстве статуса от погибшего Аварского каганата. Во-вторых, факт принятия русским правителем титула «каган» свидетельствует о том, что в это время русь уже подчинила своей власти значительные территории, племена и народы с их элитой, так как титул «каган» в степной зоне Евразии соответствовал по своему содержанию титулам «император», «шахиншах». Таким образом, под руководством русского кагана в 839 г. находилась уже целая империя. Это подтверждается сообщением более позднего времени, когда в 860 г. русский флот осадил впервые Константинополь. Патриарх Фотий, руководивший обороной города, сообщает нам ряд интересных подробностей: русский флот спустился в Черное море по рекам (то есть, это не причерноморский народ и в Крыму жить в это время не мог), а перед тем как выступить против империи ромеев Русь подчинила многие соседние народы. Загадкой остается то, какие именно народы покорили русы в начале 9 века. Тут важное значение имеет уже упоминавшийся трактат «Баварский географ». Автор этого трактата, датируемого обычно 2й-3й четвертью 9 века, помещает народ Ruzzi в дальнем по отношению к франкам зарубежье в следующем контексте: Bruzi. Vuizunbeire. Caziri. Ruzzi. Forsderen. Liudi. Fresiti. Serauici. Lucolane. Vngare. Vuislane. Целый ряд этих народов нам хорошо известны, и мы можем точно локализовать их территорию в 9 веке. Это пруссы в юго-восточной Прибалтике, Хазария, раскинувшаяся на огромных территориях Поднепровья, Подонья, Поволжья, Северного Кавказа, Крыма. Луколан логичнее всего связывать с Луцком и лучанами на Волыни. Унгаре – венгры кочевали в междуречье Днепра и Днестра (Ателькузу). Висляне занимали территории в верхнем течении Вислы, с Краковом в центре (историческая область Малая Польша после присоединения этого княжения к Польскому государству). Vuizunbeire или Vuizun и beire заманчиво отождествить с летописной Весью и популярными в сагах бьярмами (бейрами «Орозия» короля Альфреда). Последних нужно скорее помещать в Восточной Прибалтике. Исходя из этих данных можно вывести систему, по которой автор «Баварского географа» составлял свой перечень в этой части. Вообще следует сказать, что насколько можно судить, «Баварский Географ» представлял собой краткое описание (или скорее план описания) народов, проживающих вдоль франкской границы, затем – народов, обитающих на территории Польши и Чехии. Интересующий нас отрывок представляет собой неожиданное ответвление от этого компактного региона. Причем, это ответвление явно напоминает нам о хорошо известном Волго-Балтийском торговом пути, связывающем в 9 веке Северную Европу с Ближним Востоком. Этот торговый путь маркируется хорошо известными франкам пруссами и бейрами с одной стороны и хазарами с другой.
Весьма показательно, что если описание Восточной Германии, Польши и Чехии очень подробное и дает нам множество имен мелких племен, то для территории Восточной Европы картина совершенно иная. Тут мы видим всего 8 слов (за исключением пруссов и вислян, которые в общем-то относятся к той же основной компактной группе трактата), причем далеко не все их них могут быть этнонимами. В частности, И. Херманн считал, что «форшдерен лиуды фрешиты» является комментарием к Русам, аналогичным комментариям к пруссам, хазарам и многим другим народам списка. Учитывая сложность понимания этой части «Баварского географа», это представляется мне более вероятным. Таким образом, на юге Восточной Европе остаются только хазары, русы, венгры, жеревичи/шеравичи и луколане/лучане. Мы не видим здесь ни дреговичей, ни кривичей, ни многих других «племен» хорошо известных из других источников. Поэтому, как мне кажется, логично предположить, что под именем хазар могли скрываться и подвластные хазарам народы, в том числе севера, радимичи, вятичи и поляне. Жеревичи, как уже упоминалось в предшествующих постах, могут быть ранним именем древлян, хотя могут оказаться и более западным племенем, ближе к Волыни. Таким образом, весьма вероятно, что под именем русов скрывались также многие славинии, подвластные русскому кагану. Северные это были «славинии» (кривичи, словене) или южные? На этот вопрос нам вновь помогает ответить «Баварский Географ»: Русь помещается не между пруссами и хазарами, а между хазарами и вислянами, что дает нам направление поиска. Думается мне, что под властью Русского каганата находились «славинии» Лука-Райковецкой культуры. В этом случае, границы Русского каганата могут быть маркированы границами этой культуры, а в числе его данников оказываются дреговичи, хорваты Прикарпатья, бужане, древляне (если жеревичи/шеравичи не идентичны им), уличи (ранее мне приходилось писать о том, что Unlizi «Баварского Географа» должны помещаться где-то в Польше) и тиверцы, а также нельзя исключать, что поляне в этот период также могли оказаться в составе Руси, а не Хазарии.
Однородность культуры Луки-Райковецкой уже наводила исследователей на мысль о том, что она формировалась в рамках единого политического объединения. В связи с этим обычно вспоминают дулебов. М. Жих предлагает отождествлять именно с объединением лука-райковецких славиний «царство Валинана» во главе с Маджаком в легенде, пересказанной аль-Масуди. Однако, учитывая данные «Баварского Географа», Фотия, Бертинских анналов и множество указаний на существование в раннесредневековом Прикарпатье населения с этнонимом «русь», мое предположение о том, что Лука-Райковецкая культура является археологическим отражением Русского каганата 9 века становится как минимум вероятным.

Несмотря на то, что взгляды С.В. Алексеева на возникновение Руси очень далеки от моих, мы сходимся с ним в трактовке одного предания, возможно восходящего к хазарской традиции, о взаимоотношениях славян, Руси и Хазарии. Анонимный сборник эпонимических легенд, составленный в 12 веке, кажется арабским или персидским автором, сообщает, что Рус получил землю от Хазара (по описанию, тот самый загадочный «Остров русов»). Затем: «Славянин пришел к Русу, чтобы там обосноваться. Рус ему ответил, что это место тесное (для нас двоих). Такой же ответ дали Кимари и Хазар. Между ними началась ссора и сражение. И Славянин бежал и достиг того места, где ныне земля славян», лелея мысли о мести. Ближайшей аналогией мне представляется история появления руси на Киевщине, которая какое-то время входила в сферу влияния Хазарии. Я склонен относить этот эпизод ко времени Вещего Олега, но столь же вероятно, что тут получили отражение какие-то более ранние события. С.В. Алексеев относит их, например, ко временам Бравлина, с которым и отождествляет легендарного «Руса». «Славянина» он отождествляет в свою очередь с древлянами. Это очень привлекательная версия. Древлянская экспансия в отношении полян более-менее соответствует описанному ближневосточным автором столкновению интересов Руси, Хазарии и какого-то славянского объединения, которое выступает в роли агрессора (очень нетипично, надо сказать, для ближневосточной историко-географической традиции, где именно славяне обычно выступают в роли жертвы нападений русов или степных народов). Однако, не все так просто. В приведенном сказании Славянин терпит поражение от хазар. Он бежит в «Страну Славян». Это явно та же самая «Страна Славян», которую описывают арабские географы 9-10 вв., рядом с «Островом русов» и Хазарией. Многочисленные детали позволяют отождествить ее скорее с Северой и Вятичами. В таком случае, маршрут Славянина – к русами, а оттуда в Хазарию, где произошло сражение, приведшее в итоге к возникновению «Страны Славян», очень похоже на то, что мы знаем (по реконструкции А.В. Григорьева) о возникновении Вятичей – миграция военизированной группы западных славян из чехо-моравского региона примерно в начале 9 века (можно вспомнить, что в это приблизительно время гибнет волынцевская Битица) и создание политического центра в Супрутах на Упе. Поэтому, что-то однозначное тут говорить сложно. Нельзя исключать, что в литературно обработанном хазарском (?) предании отразились и претензии древлян на Полянскую землю, и миграция вятичей.
Подводя итоги, скажу, что более вероятно, что древляне все же оказались под властью Первого Русского каганата (будем называть его так, чтобы отличить от Киевской Руси) в первой половине 9 века. И это стало прологом к летописной истории их дальнейших взаимоотношений.
Tags: славяне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments