ortnit (ortnit) wrote in oldrus,
ortnit
ortnit
oldrus

Category:

Очерк истории Древлянской земли. Ч. 7

1
2
3
4
5
6
Век противостояния

Период гипотетического подчинения древлян Первому Русскому каганату не продлился долго. После 860 года, когда имя русов, осаждавших столицу христианского мира, прогремело на весь мир (ну ладно, преувеличение конечно, но до Италии раскаты грома докатились), их имя лишь изредка мелькает в источниках. Около 861-867 гг. русский каган и его окружение принимают крещение из Константинополя. Патриарх Фотий направляет в «Росию» епископа, а сменивший его в 867 г. Игнатий и император Василий I – архиепископа, приписав заслугу крещения Руси себе. В 871 г. мельком упоминает «каган норманнов» в письме императора франков и короля Италии Людовика II (в Италии русов называли норманнами и в 10 веке). Под 874 г. упоминается Росская епархия в числе подчиненных Константинопольского патриархата. Примерно в эти же годы происходит первая зафиксированная экспедиция русов на Каспий, где они были разгромлены войсками табаристанского эмира Алида ал-Хасана ибн-Зайда (ум. 884 г.). После этого известия о русах в письменных источниках надолго пропадают, если не считать летописных известий о деятельности Рюрика, Вещего Олега и Игоря. В поздних западнославянских исторических трактатах, опиравшихся на моравскую письменную традицию, упоминается Русь в числе подвластных Святополку I Моравскому областей. Это могло бы объяснить внезапное исчезновение Руси со страниц истории после 874 г. Очевидно, вскоре после каспийского похода, или даже вследствие его, Русский каганат распался, сама Русь попала под влияние Великой Моравии, переживавшей пик своего могущества. Славинии между Карпатами и Днепром оказались предоставлены сами себе, так как влияние Хазарии на них также не распространялось, а мадьяры ограничивались лишь набегами. Во всяком случае, летописное предание, рассказывая об утверждении власти русских князей в Киеве, ничего не сообщает о зависимости древлян, дреговичей, уличей и бужан от какой-либо державы или народа.
Летописец относит появление Вещего Олега в Киеве к 882 г., а покорение им древлян – к 883-му. Однако, эти датировки являются, судя по всему, умозрительными конструкциями летописца. К примеру, в НПЛмл о правлении Олега вовсе не говорится, а подчинение древлян приписывается Игорю относится к более позднему времени. Поэтому, с доверием относится к датировкам ранней части летописи едва ли есть основания. Противоречат этим датировкам и результаты археологических исследований. Согласно господствующим сегодня взглядам, выраженным в первую очередь А. Комаром, Киев начинает оживать лишь в конце 9 века. Это, собственно, и является фактически началом развития известного нам города Киева. Датируется это начало приблизительно 870-880-ми гг. Именно к этому времени мы можем реально относить появление варяжской дружины Аскольда и Дира в небольшом поселении на горах правого берега Днепра, основанного когда-то князем полян Кием и его братьями.
Из летописного предания не очень понятно, в каких отношениях состояли Аскольд и Дир с Хазарией – платили ли при них поляне по-прежнему дань хазарам или нет? Но, согласно преданию, Аскольд собрал вокруг себя какие-то варяжские отряды и прекратил нападения древлян на подвластных теперь варяжскому вождю полян. Никоновская летопись, вероятно опираясь на какую-то не дошедшую до нас летопись (Начальный свод?), рассказывает нам о деяниях Аскольда – походе на полочан (маркируется выпадением кладов 9 века на этой территории), войне с печенегами (которые появляются в Северном Причерноморье как раз в конце 9 века, вытеснив мадьяр на территорию совр. Венгрии), непростых отношениях с Рюриком в Новгороде и убийстве сына Аскольда в Болгарии. Кроме того, автор Никоновского свода приписывает Аскольду поход на Царьград 860 г. и последующее крещение, следуя и развивая тут версию автора ПВЛ, который первым отождествил варягов Аскольда с русью, осаждавшей Царьград. В Начальном своде и отразившем его тексте НПЛмл этого отождествления еще нет и о походе Аскольда на Константинополь нет ни слова (как и о крещении). Не связывают НПЛмл и Никоновская летопись Аскольда с варягами Рюрика (как в ПВЛ). Я полагаю, что дружина Аскольда, как и отряды, которые он собирает в Киеве, это часть тех варягов, которых изгнали ильменские словене и их союзники накануне призвания Рюрика.
Появление варягов стало серьезной проблемой для древлян, но никак не отразилось на их положении. Ни один летописец не сообщает о том, что Аскольд сумел наложить на древлян какую-то дань или иные формы зависимости. Его сил хватало лишь на защиту полян и может быть какие-то набеги на соседей. Все изменилось с появлением Вещего Олега. НПЛмл изображает его как воеводу князя Игоря. В ПВЛ он самостоятельный князь, воспитатель малолетнего Игоря Рюриковича. Ему приписываются два договора с греками и подчинение русской власти полян, древлян, северы и радимичей, а также смоленских кривичей. Как мне кажется, Вещего Олега поздние летописцы искусственно связали с варягами Рюрика. Характерно, что, как и варяги Аскольда, рюриковы соплеменники в НПЛмл не называются еще русью. В тоже время Вещий Олег – это именно русский князь.
Я считаю, что Олег был вождем русов, переселившихся после распада Великой Моравии из «Руси Изначальной» на восток, на Днепр. Эта часть руси не разделяла увлечение прежнего кагана христианством или отказалась от крещения позднее. Во всяком случае, летописный Олег несомненно язычник, поклоняющийся славянскому богу Перуну. Русь вновь начинает активно действовать на международной арене с начала 10 века: в 907 и 911 гг. Олег заключает два дополняющих друг друга договора с греками. В 909 и 912-913 гг. русские флотилии вновь появляются на Каспии. Однако, в 913 г. хазары предают возвращавшихся русских союзников (вопреки расхожим представлениям, письменные источники 9 – нач. 10 вв. указывают на дружественные отношения между Русью и Хазарией) и многочисленное, но уставшее войско было перебито мусульманскими гвардейцами правителей Хазарии, волжскими болгарами и буртасами. Эта катастрофа не помешала константинопольскому патриарху Николаю Мистику пугать именем Руси в 920-х гг. болгарского царя Симеона.
Предательство хазар в 913 г. было прекрасным поводом для обострения отношений с ними. Соответственно, именно к этому времени логично относить войну Олега с хазарами, завершившуюся подчинением хазарских данников – радимичей и северы. Русы нуждались в подкреплении. Это объясняет появление рядом с Олегом его будущего преемника Игоря, князя варягов. С этого периода начинается варягизация русской дружины и русификация варягов. Союз был скреплен браком Игоря и Ольги (судя по ее имени и положению, она была близкой родственницей Олега, что и позволило Игорю занять его место позднее). Вероятно, тогда же Олег появился в Киеве, убив правившего здесь варяга Аскольда. Покорение древлян также можно датировать около этого времени. Скорее всего, к 920-м гг. ядро будущей Киевской Руси, знакомой нам по летописям, было в целом сформировано.
После смерти Олега (по ПВЛ – 912 г., по НПЛмл – 920-е; возможно, что на самом деле Олег умер около 930 г.) деревские славяне сочли, что больше никому и ничего не должны, сбросив власть Руси. Игорь не заставил себя ждать и вернул покорность древлян, наложив на них еще большую дань, чем прежде. Собирать дань он доверил своему воеводе Свенельду (Свенгельду), который отличился также подчинением уличей, большой славинии к югу от древлян и полян. Уличи (все или только часть) не смирились с поражением и со временем мигрировали на Днестр, где смешались с тиверцами (по другой версии, тиверцы – это и есть уличи, сменившие свое название). Не исключено, что именно эмиграция уличей привело к тому, что Игорь передал славному воеводе сбор древлянской дани. Возможно, что именно к этому времени следует в действительности относить эпизод с столкновением малолетнего князя Святослава Игоревича, его воспитателя Асмуда и Свенельда с бунтующими древлянами. Летописец, исходя из своих представлений о возрасте Святослава и причинах правления Ольги, датировал его рождение 942 г., а столкновение с древлянами, в котором Святослав сыграл символическую роль, начиная сражение броском копья, относил к 946 г. На мой взгляд, Святослав был гораздо старше (это подтверждается тем, что он, а точнее его представитель, принимал участие в заключении договора с греками). Весьма любопытно, что летопись связывает его рождение и смерть Симеона Болгарского. По летописи это датируется 942 г., тогда как на самом деле Симеон скончался в 927 г.
Существует распространенное мнение, что Свенельд получил Дереву в своего рода княжеское владение. Для этого нет оснований. Скорее всего, ему была доверена лишь честь сбора дани, при котором одна треть оставалась в распоряжении сборщиков – даньщиков. Именно на таких условиях в последующем собирали дань с древлян дружинники Ольги. Передача древлянской дани под контроль дружины Свенельда вызвала недовольство дружины Игоря, которая сама была бы не прочь делать эту работу. Летописец датирует этот инцидент уже после войны с греками 941-944 гг. Кстати, весьма любопытно, что древляне не принимали участие в этой войне даже в 944 г., когда после тяжелого поражения 941 г. в войске Игоря оказались и наемные варяги, и тиверцы, и печенеги, и данники – кривичи, поляне и словене. При описании похода Вещего Олега (вызывающего у меня большие сомнения), древляне названы в числе участников похода, но в договорах названа лишь русь, а в эпическом анекдоте про паруса - русь и словене. Также и в греческих источниках при описании войны 860 г. и войны 941-944 гг. славянские данники не названы в числе участников походов.
Летопись датирует развернувшиеся вслед за тем трагические события 945-946 гг., однако на мой взгляд, более вероятно, что между заключением договора Игоря с греками и его гибелью в полесских Деревах прошло гораздо больше времени. Я склонен датировать последний поход Игоря 950-952 гг. Это объясняет и то, почему дружина Игоря жаловалась на недостаток, по сравнению с собирающими древлянскую дань дружинниками Свенельда. После драгоценных подарков и откупных Византии такие речи вряд ли были бы уместными. И дальнейшая хронология событий лучше увязывается с поздней датой.
Итак, спустя какое-то время после подписания нового мирного договора с греками князем Игорем, на древлянской земле развернулись загадочные и трагические события, которые уже много веков не оставляют никого равнодушными (по личному опыту, это самый запоминающийся сюжет на уроках истории в 6 классе). Князь Игорь отправился собирать дань в Деревскую землю со своей дружиной. Судя по контексту, он отправился за данью после жалоб дружинников. Первоначальное «Сказание о Рюриковичах», которое использовал первый русский летописец, судя по НПЛмл, не затрагивало походы руси на Византию, а было посвящено именно отношениям с древлянами. Поэтому хронология там как таковая отсутствовала. Летописцы по-разному решали эту проблему, расставляя датировки так, как считали нужным. Автор ПВЛ подошел к делу более основательно, чем его предшественник или составитель НПЛмл, поскольку использовал договоры с греками. Но, легче от этого нам не становится, так как этот летописец существенно изменил материал своих источников. В частности, они изменил композицию повествования Начальной летописи и сократил ее версию событий.
Главный вопрос – когда Свенельд получил право сбора деревской дани и как долго пользовался этим правом? По мнению автора ПВЛ Игорь покорил восставших древлян в самом начале своего правления и вплоть до его гибели они не причиняли больше беспокойства киевскому князю. Свенельд появляется в повествовании лишь в жалобе дружины Игорю. В честь каких заслуг воевода получил такую честь остается непонятным из контекста. В НПЛмл эти отношения освещены гораздо лучше:
1. Игорь воевал с уличами и древлянами. Свенельд – его воевода и, судя по всему, сыграл важную роль в успешном окончании этой войны (о чем в ПВЛ вообще не сказано). Даже после покорения всей земли Уличей, три года продолжал сопротивляться город Пересечень. Покорив уличей, Игорь доверяет сбор дани с них Свенельду (надо полагать, именно он взял Пересечень). Примерно тогда же должны были быть покорены и древляне.
2. Уличи, жившие на Днепре, ниже по течению от полян, не желая мириться с подчинением Руси, переехали на Буг и Днестр, после чего Игорь и компенсировал потерю уличской дани Свенельду правом сбора древлянской дани, ущемив тем самым интересы своих отроков.
3. Потеря 1/3 древлянской дани и 2/3 уличской дани должна была сильно ударить по благосостоянию княжеской дружины, что и вызвало ее возмущение.
Остается не понятным, как все эти события сочетаются с русско-греческой войной 941-944 гг. (Свенельд в связи с ней не упоминается). НПЛмл смешивает походы Олега и Игоря на греков и относит их к 920-м гг. За походом следует уже война с древлянами и уличами. Но, в НПЛмл рассказ о Вещем Олеге и походе на греков выглядит как явная вставка, разрывающая повествование (показательно, что в летописи, которой пользовался Ян Длугош этого сюжета нет вообще, а вслед за захватом Киева Игорем сразу следует покорение древлян). Более полная версия преданий об Олеге, которой пользовался автор ПВЛ, рассказывает, что в конце жизни Олег воевал с уличами и тиверцами, а после его смерти, как мы помним, древляне восстали. Война с древлянами и покорение уличей Игорем и Свенельдом выглядят как закономерное продолжение этих событий. Следовательно, если верно наше предположение о том, что Олег умер около 930 г., интересующие нас события следует относить к 930-м гг. Уличи названы данниками Руси в трактате Константина Порфирородного. Есть основания полагать, что он написан был еще при жизни Игоря (во всяком случае, о его смерти ничего не говорится, а Святослав Игоревич назван правителем одного из подвластных русскому «архонту» городов – Немогарды). Следовательно, исход уличей следует относить уже ко времени после заключения договора с греками. Очевидно, это произошло около 950 г. В таком случае, все становится на свои места.
Как бы там ни было, с наступлением роковой для русских князей осени, Игорь отправился за данью. Накануне дань уже собирала дружина воеводы, поэтому рассказ НПЛмл подчеркивает насильственные действия дружины Игоря. Собрав дань, Игорь, видимо вдохновленный успешным исходом предприятия, решается вновь отправиться за данью. При этом князь настолько уверен в своих силах, что отправляет основные силы с собранной данью в Киев, а сам возвращается к древлянам с малой дружиной – личными телохранителями. Возмущенные княжеским беспределом древляне убивают Игоря. По словам греческого хрониста Льва Диакона, (в его изложении убийцами были «германцы») Игоря привязали к двум согнутым стволам деревьев и разорвали на части.
Странное поведение Игоря накануне смерти вызывало много вопросов у историков, профессионалов и любителей. В стремлении решить кажущиеся противоречия, умы порождали самые разные сценарии в поистине шекспировском духе. Среди убийц Игоря оказывался воевода Свенельд, жена князя Ольга, крымские готы. Если Никитин объяснял «германцев» Льва Диакона как крымских готов, то Лев Прозоров считал, что за ними скрывается христианизированная варяжская дружина (в его изложении – это ободритские эмигранты – христиане). А. Королев, отталкиваясь от записанных в Овручском уезде народных сказаний, где Ольга убивает своего мужа Игоря, высказывался о заговоре Ольги и Свенельда. Свенельду приписываются даже полномочия древлянского князя, которые он защищает от посягательств своего киевского сюзерена. С.Э. Цветков считает, что причина «жадности» Игоря кроется в войне, которую киевский князь вел на своих западных рубежах.
На самом деле, летописная версия вполне логичная. История знает случаи, когда даже опытные полководцы поддавались своей самоуверенности, поэтому вряд ли нужно искать какой-то заговор. Свенельду жаловаться было не на что. Его права никто не ущемлял, да и отношения воеводы и князя были далеки от феодальных порядков Западной Европы. В любом случае, свою 1/3 древлянской дани он уже получил к этому времени. Последующее высокое положение при Ольге, ее сыне и внуке вряд ли было бы возможным, если он предал своего князя. Сама Ольга была женщина суровая во всех отношениях, но убийство супруга и легитимного правителя также не сошло бы ей с рук, учитывая, что летописная картинка, где Русью правит одно семейство «Игорь и Ольга – Святослав – сыновья Святослава» очень далека от реальности, где Русью управлял клан из 25 князей со своими дружинами, одним из которых был сын Игоря Святослав. Как уже писал выше, он явно был старше своих летописных лет на момент смерти отца.
Надо полагать, после казни Игоря, у древлянской знати закружилась голова от нечаянных успехов. После десятилетий вынужденного подчинения Руси, после двух (минимум) неудачных войн и последнего унижения, вдруг такой успех! А главное, на дворе осень, а значит русские князья со своими дружинами разошлись по подвластным славиниям для сбора дани и зимовки. Киев беззащитен, как и Ольга, законная наследница Вещего Олега, брак с которой обеспечит древлянам привилегированное положение в державе. В конце концов, чем древлянин Мал хуже варяга Игоря? Надо полагать, именно так думали древлянские «лучшие мужи», отправляя послов-сватов в Киев.
Век противостояния древлян и Руси подходил к концу.
Tags: славяне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments