sverc (sverc) wrote in oldrus,
sverc
sverc
oldrus

Моя работа над историей русского начального летописания

Постепенно у меня формируется большая монографическая работа по истории русского начального летописания. Началось всё с обращения к частному сюжету - с попытки прояснить "новгородско-ладожскую" альтернативу в сказании о призвании варягов, результатом чего стал выход статьи

О соотношении «Новгородской» и «Ладожской» версий сказания о призвании варягов в начальном русском летописании // Вестник «Альянс-Архео». 2018. Вып. 24. С. 3-44

Относительно сказания о призвании варягов в науке идут две дискуссии. Одна из них (т.н. "варяжский вопрос" - вопрос о происхождении варягов и их роли в древнерусском политогенезе) широко известна и имеет не только научный, но и общественный резонанс. Вторая дискуссия известна преимущественно специалистам, но с научной точки зрения имеет, как минимум, не менее важное значение. Суть её в том, какая из двух представленных в начальном летописании версий города, в котором по приходе к словенам вокняжился Рюрик (Новгород или Ладога) является в летописном тексте первичной, а какая вторичной. И дело тут не столько в том, какой город можно было бы считать "первой столицей Руси" (хотя это привносит в дискуссию некоторый колорит, в частности, в виде регулярного "обмена любезностями" между исследователями двух названных городов), сколько в том, что "новгородско-ладожская" альтернатива является модельной для понимания всей истории начального летописания. Если концепция истории летописания академика А.А. Шахматова верна, то первичной в летописном тексте может быть исключительно новгородская версия. И, соответственно, если удастся доказать, что первична в летописном тексте ладожская версия, то это с неизбежностью будет означать, что вся схема истории начального летописания, предложенная А.А. Шахматовым, неверна. Вот почему "новгородско-ладожский" вопрос находится в самом гносеологическом пекле летописеведческих дискуссий. Все противники концепций Шахматова (С.А. Бугославский, Л. Мюллер, А.Г. Кузьмин, Т.Л. Вилкул и т.д.) сосредотачивали особе внимание на доказательствах первичности "ладожской" версии. В свою очередь, сторонники и последователи А.А. Шахматова (М.Д. Приселков, Д.С. Лихачев, М.Б. Свердлов, А.А. Гиппиус и т.д.) отстаивали первичность "новгородской" версии. Кто же прав в этом споре?

Рассмотрев историографию дискуссии и проведя новое текстологическое исследование проблемы, я пришёл к следующим выводам:

(1) Текстологический анализ Сказания о призвании варягов в НПЛ и древнейших списках ПВЛ свидетельствует о том, что исходным в летописях был «новгородский» вариант вокняжения Рюрика. Именно он читался в древнейшей известной нам редакции ПВЛ (представленной полнее всего в Лаврентьевской летописи) и в предшествующем ПВЛ условном «Начальном» своде (как бы его ни понимать), вариант записи которого сохранила НПЛ . «Ладожская» версия появляется только на этапе создания более поздней редакции ПВЛ, представленной в Ипатьевской летописи, и, видимо, связана с неизвестным нам по имени летописцем, который рассказывает о своём посещении Ладоги.

(2) Данный вывод подтверждается анализом текста варяжской легенды во Владимирском летописце и в Львовской летописи. Оба памятника уникальны тем, что (а) городом, в котором садится Рюрик в них назван Новгород (как в НПЛ), но (б) при этом приводят с собой варяжские браться «всю русь» (как во всех древнейших списках ПВЛ). Ни в одной другой летописи, изданной в ПСРЛ, такого сочетания нет, при этом текст варяжской легенды в этих летописях (особенно во Владимирском летописце) полностью соответствует варианту Лаврентьевской летописи. Эти обстоятельства позволяет утверждать, что в данных летописях сохранилось чтение протографа (или его источника) Лаврентьевского и Троицкого списков, и по ним оно может быть надёжно восстановлено как «старѣишии Рюрикъ сѣде в Новѣгороде». В последующих переизданиях конъектуру «сѣде в Новѣгороде» следует дополнить примечанием с указанием соответствующих чтений Львовской летописи и Владимирского летописца.

(3) С точки зрения соответствия историческим реалиям середины IX в. предпочтение также должно быть отдано «новгородской» версии событий. Ладога, бывшая в то время полиэтничной неукреплённой торговой факторией, находившейся под политическим контролем славянской Любшанской крепости, никак не могла быть «столицей» земли словен и их соседей. Резиденцией Рюрика стало Новгородское городище, расположенное в центре словенской земли, где археологически фиксируется яркая варяжская дружинная культура, связанная с циркумбалтийским регионом. Именно оно и фигурирует в летописной традиции о событиях второй половины IX в. как «Новгород». Версия о «столице» Рюрика в Ладоге, не отражая исторических реалий времён «призвания варягов», скорее всего, возникла в XI-XII вв. в ходе политической борьбы между городскими вечевыми общинами Новгорода и его пригорода Ладоги, отражая стремление ладожан к высвобождению из-под власти Новгорода. Формирование соответствующей исторической памяти, в которой Ладога мыслилась как «столица», как независимый в прошлом город, к тому же «старейший» по отношению к Новгороду, должно было помочь ладожанам добиться независимости для своего города в настоящем.

В ходе работы над прояснением "новгородско-ладожской" альтернативы, у меня начало складывааться общее понимание слоджения текста Повести временных лет и вопроса о двух её авторах, оставивших в тексте свои "автографы", и двух редакциях данного летописного памятника. В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях отражены две разные редакции Повести временных лет, что ясно уже из того, что сам автор данного летописного свода в них указан совершенно по-разному. В Лаврентьевской летописи в начале ПВЛ ничего не говорится о её авторстве. Зато в неполной статье под 6618 (1110) годом, которой здесь заканчивается ПВЛ, в конце имеется запись, указывающая, что автором данного «летописца» является игумен монастыря святого Михаила Сильвестр: «Игуменъ Силивестръ святаго Михаила написахъ книгы си лѣтописець, надѣяся отъ Бога милость прияти, при князи Володимерѣ, княжащю ему Кыевѣ, а мнѣ в то время игуменящю у святаго Михаила въ 6624, индикта 9 лѣта; а иже чтеть книгы сия, то буди ми въ молитвахъ».

В Ипатьевской летописи данной записи нет (и само повествование в статье 6618 г. там не обрывается на соответствующем месте, а продолжается дальше), зато здесь авторство ПВЛ обозначено в самом её начале и автором назван монах другого монастыря – Печерского: «Повѣсть временныхъ лѣт черноризца Федосьева манастыря Печерьскаго», причём если в Ипатьевском списке имя "черноризца" не указано, то в Хлебниковском списке оно названо - Нестор. Вот уже больше двухсот лет историки пытаются разгадать эту загадку и определить, кто же был автором основного текста Повести временных лет и сколько было редакций данной летописи, но тайна двух авторов Повести временных лет (Нестора и Сильвестра) и по сей день не имеет общепринятого надёжного решения, всё также интригуя пытливые умы как и много лет назад.

Проведя новое исследование вопроса о двух авторах Повести временных лет и соотношении её редакций, представленных в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях, я опубликовал статью


Два автора Повести временных лет и проблема объёма летописной работы Нестора // Вестник «Альянс-Архео». 2019. Вып. 29. С. 3-60

Работа привела меня к следующим выводам:
(1) На основе Киевского Начального свода конца XI в. и его погодного продолжения в 1116 г., видимо, по заданию Владимира Мономаха, игумен Выдубицкого монастыря Сильвестр создал новый летописный свод – ПВЛ, прославляющий деяния Мономаха и его предков. Доказательств в пользу существования досильвестровой редакции данного памятника мы не видим. Нет и оснований считать Сильвестра переписчиком – его колофон мы считаем выраженной манифестацией авторства ПВЛ. В то же время невозможно рассматривать ПВЛ как цельное авторское произведение Сильвестра. Сильвестр был сводчиком, который дополнил и отредактировал предшествующие ПВЛ летописные материалы. Его яркая авторская примета – использование индиктов и именно статьи с индиктными датировками должны, в первую очередь, рассматриваться как авторские материалы Сильвестра.

(2) Один из экземпляров ПВЛ был передан в Печерский монастырь, где другой близкий к Владимиру Мономаху и его сыну Мстиславу книжник, который вёл в Переяславле летопись при Владимире Мономахе, а около 1114 г. отправился на север к его сыну Мстиславу, с которым в 1117 г. вернулся в Киев, внёс дополнения в состав ПВЛ: комплекс «ипатьевских» известий, отличающий ПВЛ читающуюся в Ипатьевской летописи от той, которая присутствует в составе Лаврентьевской летописи. В рамках древнерусских понятий об «авторском праве» этого для него было достаточно, чтобы удалить колофон Сильвестра и поставить в заглавии ПВЛ своё имя (Нестор) и новое место создания летописи (Печерский монастырь). Таким образом, не Сильвестр был продолжателем Нестора, но, наоборот, летописец Нестор был продолжателем Сильвестра.

(3) Дальнейшее киевское летописание имело дело именно с той редакцией ПВЛ, которую создал Нестор, что привело к закреплению в печерской традиции представлений о летописце Несторе как авторе ПВЛ, в то время как в Северо-Восточной Руси, летописцы которой имели в распоряжении оригинальную версию ПВЛ Сильвестра в составе Переяславских сводов, закрепилось мнение об авторстве Сильвестра.

(4) Нестор не только дополнил около 1118 г. созданную Сильвестром ПВЛ комплексом «ипатьевских» известий, но и продолжил её в стенах Печерского монастыря как погодную хронику до 6632 (1124) г. включительно, после чего летописание перешло к другому человеку, о чём свидетельствует смена мартовского стиля на ультрамартовский. В целом, таким образом, перу Нестора принадлежат: дополнительные относительно Лаврентьевской летописи известия Ипатьевской летописи на пространстве ПВЛ и погодное продолжение ПВЛ за 1116-1124 годы, читающееся в Ипатьевской летописи.

Следущим шагом будет третья статья, которая должна выйти в ближайшее время и которая будет называться Сложение текста Повести временных лет: летописная традиция XI в. и "летописец" игумена Сильвестра.
Tags: начало руси, сообщения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments