swinow wrote in oldrus

Categories:

“Немогард” и прочие “гарды”.

Византийские император Константин Багрянородный, в своём знаменитом труде, известном ныне под названием Об управлении империей, в главе посвящённой устройству современной ему Руси, помимо прочего сообщает о русском городе Немогард, “в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта России”. По-видимому, это является упоминанием Новгорода на Волхове. Любопытна эта форма тем, что это отмеченное на Руси в древнем источнике название, содержащее слово "город" в характерной для балтийских славян (так называемой, северо-лехитской) огласовке. 

Средневековый Новгород
Средневековый Новгород

Современное русское слово “город” имеет очень интересную историю. Оно происходит от протоиндоевропейского корня *ǵʰortós, означавшего ограду, заграждение. Слова, восходящие к этому корню известны практически во всех индоевропейских языках, как древних, так и современных. 

В языке даков – это было слово *garda, в современном албанском – gardh, праславянской формой  являлось – *gordъ,  древнегерманской – *gardaz, в старо-фризском зафиксирована форма garda, в староанглийском ġeard (современное английское yard), современное немецкое слово – garten, старо-голландское – *gart (современное голландское  gaard), старо-норвежское – garðr, исландское – garður, шведское и датское – gård, готское –  gards. древнегреческое слово, восходящее к этому же корню – χόρτος (khórtos), литовское –  gardas и т.д. и т.п. Надо отметить, что везде, кроме славянских языков – слова, происходящие от этого корня, обычно имеют значение огороженного пространства, например, огород, сад, двор, тыл, либо изгородь, ограда, заграждение и т.д. и т.п. В частности, в скандинавских языках этим словом называют обычно какие-то хутора, делянки, фермы, огороды, кладбища. У скандинавов это слово используется также для именования широко очерченных областей, философского характера, например, обитель богов у них называется – Асгард, мир людей – Мидгард, область за пределами материального мира – Утгард. В славянских же языках – этот корень получил значение “крупного человеческого поселения”, или “укреплённого поселения”, то есть реального “города”. Кстати русские слова изгородь, ограда, огород также сдержат этот корень с сохранившимся исходным значением – ограждения, или ограждённой территории. Но помимо сохранения древнего смысла “ограда” в славянских языках — это слово приобрело значение “город, укрепление”, иногда также, “замок, крепость”

В современном русском указанный древний корень, разумеется, дал форму город, в польском – это gród (читается "груд"), у чехов, словаков, лужицких сербов, балканских славян – град, hrad или grad, у русских помимо собственного варианта город также применяется форма град, почерпнутая из церковно-славянского языка, основанного на древнеболгарском, то есть южнославянском. А вот в языках балтийских славян, это слово сохранилось в форме наиболее близкой к исходной праславянской, близкой в свою очередь к формам из прочих индоевропейских языков. У балтийских славян зафиксированы два варианта этого слова: gord и gard. Связано это с тем, что у этих племён сохранилась праславянская огласовка корней taRt. Что видно на примере многих слов из их языков, например, marz (мороз), varna (ворона), gorch (горох) korva (корова) и т.д. У прочих славян характерными стали огласовки tRat и toRot – у них видим не варна, а врана, врона, или ворона, не дарга, а дорога, или дрога, не марз, а мороз, или мроз (мруз) и т.д. и т.п. Но у балтийских славян сохранилась наиболее архаичная форма слов, характерная и для других индоевропейских языков. Это касается, в том числе и слова город.   

По этой причине, на южном берегу Балтийского моря – в Поморье, Мекленбурге, Гольштейне, Бранденбурге, в местной топонимии очень часто можно наблюдать корень gard. Он является весьма характерным элементом для образования названий больших поселений, расположенных на Южной Балтике. Точно так же, как в России и других славянских странах, таковыми являются корни город, и град. Вот краткий перечень подобных южно-балтийских названий для ознакомления: Bialogard (несколько примеров в современном польском Поморье, на старинных картах выглядели как Belgard), Gardna, (у современных русских аналогом является форма Городня), Dębogard там же, в Поморье, означает “Дубогард”, или “Дубгород”. Bresegard"Берёзогард", пара примеров в Мекленбурге-Передней Померании.  Sagard, Rugard, или Ruygard на Рюгене, там же Putgarten (от "под гардом", или “Подгородня”, то есть “поселение возле крепости”, “подол”). Puttgarden на Фемарне. И, разумеется, на Южной Балтике видим около десятка поселений типа Старгард (в разных вариантах написания: Starigard, Stargard, Starogard, Stôrgard, Starogarda). То есть буквально – “Старый город”. Рассыпаны они по всему южному берегу Балтики – от Вагрии до окрестностей Гданьска. Кроме того, Nowogard (историческое написание Naugard) в Западно-поморском воеводстве Польши. В этих же землях очень распространены топонимы типа Gartz, Gaartz и т.д. которые происходят от формы gardec из языков всё тех же северо-лехитских племён, известных как венды, которая соответствует русскому слову городец, и означает “небольшая крепость, замок”. Таким образом – название Немогард в этом греческом тексте, демонстрирует нам именно южно-балтийскую огласовку слова “город”.  И это очень любопытно. 

Занимательно также отметить, что в Скандинавии в раннем средневековье государство Русь именовалось Garđr, Garðaríki, Garðaveldi, Gårdarike. Причём, изначально, это название видимо, обозначало земли балтийских славян по южному берегу Балтики, известные также как Виннланд, или Вендланд. Так, “Сага об Инглингах” повествует о поездке бога Одина из легендарного Асгарда “сначала на запад в Гардарики, а затем на юг в Страну Саксов” (современная Нижняя Саксония). Если к югу от той Гардарики находилась Древняя Саксония – следовательно сама она прекрасно соответствует землям южно-балтийских вендов. А если ещё точнее – то крайне западного их племени: ободритов, к югу от которых жили древние саксы. Напомним, одной из важнейших столиц ободритов являлся город Starigard на полуострове Вагрия, ныне известный по-немецки как Ольденбург ин Гольштейн. Позднее название Гарды, Гардарика, видимо, было перенесено скандинавами и на Восточно-Европейскую Русскую землю. Возможно по причине родства её населения с жителями “Варяжского Поморья”, то есть Южной Балтики. Обычно Гарды/Гардарики переводят как "Страна Городов", хотя, напомним, у скандинавов слово garđr не имело ранее и не имеет сейчас значения "город". Таким образом, если эти названия означали “Страна Городов”, то скандинавы использовали в них славянское слово, родственное их собственному, но имеющее другое значение. И в результате создали композит, в котором для понятия "Страна Городов" используется слово, которое в их языках "город" не обозначает! Более того, города на Руси, и даже дальше, по “Восточному пути”, включая столицу Византии скандинавы иногда называли, используя именно корень "гард". Но по этой схеме они именовали только города, находившиеся в восточном, "славянском" направлении. Для обозначения западных городов этот корень скандинавы не употребляли никогда. Если они называли их по-своему, то используя корни “borg/burg. Например, Romaborg – Рим, Rudaborg – Руан, Lundunaborg – Лондон, Vincestuborg – Винчестер, Skardaborg – Скарборо, Kantaraborg – Кентербери, Brandufurdaborg – Брентфорд. Соседний со скандинавами балтийско-славянский Волин, или Винета упоминается у них также как Jomsborg. То же самое относится к Щецину –  Burstaborg/Burstenburgh (в прочем, эта форма является переводом славянского названия Щецина, о чём скажем позже). Аркона иногда упоминается у них как Jaromarsborg или Jaromarsburg. По этой же схеме скандинавы позже именовали и города на Святой земленапример, Jorsalaborg – Иерусалим, Akersborg – Акко. Кстати, исходя из того, что наши Ладогу и Полоцк, скандинавы именовали по такому же принципу – Aldeigjuborg и Palteskjuborg, можно допустить, что там они могли бывать довольно часто. А вот дальше вглубь континента и на юг – никаких “боргов”, но только “гарды”. Из чего логично предположить, что с названиями этих городов они изначально знакомились именно в славянской огласовке. Точнее не просто в славянской, а в балтийско-славянской, в вендской – от тех самых балтийских славян, колонизировавших земли по северу Восточной Европы. От той самой руси, контролировавшей земли между Балтикой и Чёрным морем. Например, Константинополь скандинавы именовали Miklagarđr, или Miklegarđr. Если буквально перевести это название со скандинавского языка – получится нонсенс "великий хутор", или “великий забор”. Не крепость, а именно забор! Звучит странно для крупнейшего и богатейшего города всего тогдашнего известного мира. Получается, в этом случае необходимо допустить именно балтийско-славянское посредничество. Скандинавские названия городов, расположенных на Востоке, в том числе гораздо более крупных, чем скандинавские поселения той поры, например, Новгорода (Holmgarðr, или даже Holmgardaborg) иногда также Ногард (Nogarðr), Киева (Kœnugarðr), Константинополя, явно демонстрируют славянское влияние, хотя и в скандинавской переработке! В Скандинавии и сейчас корень гард практически не используется для наименования городов. Так как, слово это и сейчас не означает у них понятия город. Там вы найдёте сотни хуторов, лесных делянок, фермерских угодий, кладбищ, садов и т.д. в имени которых будет присутствовать слово гард (gård). Но названий крупных городов с этим корнем там практически нет. В лучшем случае – поселения на пару домов. В Скандинавии есть буквально парочка исключений, когда довольно крупные населённые пункты имеют в своём названии этот корень. Но это просто случаи, когда какое-то маленькое поселение переросло в относительно крупный город, сохранив своё старое название. Как если бы в России деревенька “Новые Заборы” разрослась бы в город “Новозаборск”. Что не означало бы, что слово “забор” используется в России для наименования городов, или означает понятие “город”. В современной Скандинавии слово gård не означает и не означало никогда понятия “город”, а также не применялось и не применяется для создания названий городов. И когда в древности они называли города на Восточном Пути, используя слово гард – они использовали славянское слово, так как получали информацию об этих городах изначально в основном от славян! От вендов. Или от южно-балтийской руси, знавшей славянский язык. 

"Немо" в слове Немогард (греч. Νεμογαρδ), из текста Багрянородного, вероятно, может являться следствием ошибки при переписке. Когда греческая прописная буква ипсилон (υ) обозначавшая "у", или “в”, была воспроизведена как мю (μ). Возможно, она немного смазалась. Если так, то изначально здесь имелся в виду Νευογαρδ, то есть Неуогард, или Невогард, то есть Новогард, или Новгород в современном русском произношении! То есть речь о Новгороде на Волхове. Интересным также является тот факт, что средневековые немцы, знакомые с балтийско-славянским словом гард (по причине бытования в присоединённых к Немецкой империи землях по Южной Балтике множества соответствующих названий) систематически и регулярно именовали русский Новгород на Волхове, а равно и другие русские Новгороды (например, Нижний Новгород) через форму Naugard, или Navgard. Существует множество старинных немецких карт, и всевозможных других документов, в которых русские Новгороды именуются Navgard, Nouogardia, Nowogardia, Nuougardia и т.д. 

Иллюстрация из книги Адама Олеариуса "Описание путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию", 17 век, Новгород Великий назван Weliki Novogord, или Gros Navgard.
Иллюстрация из книги Адама Олеариуса "Описание путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию", 17 век, Новгород Великий назван Weliki Novogord, или Gros Navgard.

Интересным и показательным является то, что южный Вышгород, расположенный под Киевом, который также упоминается в том же сочинении –  Багрянородный передаёт в форме Вусеград, то есть с южной огласовкой слова “город” – "град".  Вероятно, это свидетельствует о разном происхождении славян севера Руси и центрального Поднепровья. Впрочем, это известный факт. Находящий подтверждение во многих дисциплинах – в источниковеденье, антропологии, археологии, лингвистике.  

Здесь также можно отметить, что если верить этому свидетельству, то получается, что Святослав присутствовал больше в Новгороде, чем в Киеве. А Киев он не любил. Собственно, об этом есть и в русском источнике, по ПВЛ Святослав заявлял своей матери, Ольге: “не люб мне Киев”. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.