Alexey (bergtrold) wrote in oldrus,
Alexey
bergtrold
oldrus

Categories:
  • Mood:

Кровавые трагедии и смуты России по Максиму Горькому

В русском крестьянине как бы еще не изжит инстинкт кочевника, он смотрит на труд пахаря как на проклятие Божье и болеет «охотой к перемене мест». У него почти отсутствует — во всяком случае, очень слабо развито — боевое желание укрепиться на избранной точкe и влиять на окружающую среду в своих интересах, если же он решается на это — его ждет тяжелая и бесплодная борьба. Тех, кто пытается внести в жизнь деревни нечто от себя, новое — деревня встречает недоверием, враждой и быстро выжимает или выбрасывает из своей среды. Но чаще случается так, что новаторы, столкнувшись с неодолимым консерватизмом деревни, сами уходят из нее. Идти есть куда — всюду развернулась пустынная плоскость и соблазнительно манит вдаль.

Любопытная статья "классика пролетарской литературы", опубликованная в Берлине в 1922 году и никогда не публиковавшаяся ни в советскую, ни в постсоветскую эпоху. Казалось бы, собственно к Древней Руси она не имеет прямого отношения - но интересна тем, что автор пытается на примере революционных событий и путём ряда экскурсов в историю заглянуть в душу и психологию русского крестьянина, понять, какими глубинными чертами его характера можно объяснить ту всеобщую озлобленность и жестокость, которая потрясла Россию в начале ХХ века. Картина, прямо скажем, весьма нелицеприятна. Но возможно, представитель городской интеллигенции был в чём-то прав? Судить вам, дорогие сообщники.
Tags: философия истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments