Category: животные

Swina's coat of arms

О лютом льве на Руси.

Оригинал взят у swinow в О лютом льве на Руси.


В русских былинах упоминается добывание льва, что, вероятно, можно использовать и для трактовки знаменитого отрывка из Поучения Владимира Мономаха, где тот говоря об охоте, описывает помимо прочего, случай, как некий "лютый зверь" вскочил к нему на бёдра и вместе с конём опрокинул.

Вот тот текст Мономаха:

"(...) А вот что я в Чернигове делал: коней диких своими руками связал я в пущах десять и двадцать, живых коней, помимо того, что, разъезжая по равнине, ловил своими руками тех же коней диких. Два тура метали меня рогами вместе с конем, олень меня один бодал, а из двух лосей один ногами топтал, другой рогами бодал; вепрь у меня на бедре меч оторвал, медведь мне у колена потник укусил, лютый зверь вскочил ко мне на бедра и коня со мною опрокинул. И Бог сохранил меня невредимым. И с коня много падал, голову себе дважды разбивал и руки и ноги свои повреждал — в юности своей повреждал, не дорожа жизнью своею, не щадя головы своей"

Collapse )
Swina's coat of arms

Петушки в Европе и голубь в Новгороде.

Многие страны Европы, в том числе Германия наполнены старинными культовыми зданиями, на шпилях которых размещены флюгеры в форме петушков. На башнях, колокольнях, а также на маковках церквей вместо крестов - размещаются петушки. Имеет это явление широкое распространение и в землях бывших вендов, на южном берегу Балтики.

Вот например, одна из самых ранних каменных церквей Рюгена, в местечке Свантов - с петушком на шпиле:


Collapse )
Варяги, Русь

Росские названия порогов у Константина Багрянородного

Норманнисты так усиленно спешат заверить, что названия росских порогов у Константина Багрянородного нельзя вывести из славянских языков, что практически парализовали исследовательский интерес к этой проблеме. Несмотря на то, что все скандинавские этимологии также неудовлетворительны и являются просто подгонкой и поиском созвучий, навязывается мнение, будто абсолютно доказано, что речь идет о скандинавских языках. Многие исследователи настолько верят этим «заверениям», что даже не пытаются их проверить. Так Брайчевский, который критически отнесся к филологической схоластике норманнистов, тем  не менее, обратился не к поиску объяснений из славянских языков, а сразу стал искать в восточных языках, в частности в осетинском. В своей статье «Константин Багрянородный и днепровские пороги» я уже приводил аргументы Брайчевского относительно восточного, осетинского происхождения «росских» названий порогов.  Вопреки академику Литаврину, который в издании Константина Багрянородного навязывает всем мнение о якобы единственной правильной скандинавской этимологии названий порогов, мне все же кажется, что нужно вернуться к более тщательной проверке названий порогов.

Прежде всего, выпишем на греческом все названия «русских» порогов. Collapse )

СF

Символ рода русского


Известно, что в русской традиции важнейшее место занимает образ сокола . Символическое изображение этой хищной птицы в виде так называемых двузубцев и тризубцев являлось, по всей видимости, символом Рюриковичей и всего "рода русьскаго". Наконечники ножен, элементы конской упряжи и прочие археологические находки с изображением сокола  встречаются, помимо Руси, на южнобалтийском варяжском побережье, в Пруссии и восточной Прибалтике - т.е. в землях, с которыми русы были непосредственно связаны
 
 
Печать кн. Святослава Игоревича   Сребреник кн. Владимира
Святославича (Хв.)      
Печать кн.Ярослава
Владимировича (ХIв.) 













Collapse )


Отдельный интерес в этой связи представляет археологическая находка с фигурой хищной птицы из музея Gross-Raden (Северная Германия):


Фото - [info]nap1000

Дело в том, что изображение птицы на данном элементе абсолютно идентично форме для отливки фигурки сокола, найденной в Старой Ладоге и датированной Хв.:

 

Форма (слева) и новейший оттиск с нее. Фото - А.Ю.Чернов.


Пожалуй, символ сокола - русский родовой герб - наиболее ярко демонстрирует связь русов с прародиной и землями, хорошо знавшими их.

Верблюд


Название этого животного сразу вызывает в памяти торговые караваны с перцем и шелком, мерно бредущие по знойным пескам и степям Азии, или образ бедуина в развевающемся бурнусе, сидящего верхом между двумя горбами, - в общем, нечто от России бесконечно далекое и достаточно экзотическое. Даже само слово «верблюд» звучит как-то чуждо для русского уха, как слово иностранное. Да и что оно собственно может означать по-русски? Вроде бы никаких похожих корней для него в нашем языке подобрать нельзя.
Между тем ни в одном другом языке слова «верблюд» не существует. Collapse )