Category: общество

Перунова месть - 2: легенда и статуя

Исходник
Поиски источника приведенной мною ранее легенды, к сожалению не увенчались успехом. Однако мне удалось обнаружить другую легенду, рассказывающую о мести Перуна, а так же некоторые любопытные факты относительно колонны Роланда, упомянутой мной ранее.
Легенда

Josef Svátek (1835-1897) Pražské pověsti a legendy, 1883
Стр. 110-111 статья «Кумир Перуна» (Modla Perunova)

На том месте, где сейчас статуя Брунцвика стоит, стояла в языческие времена статуя наивысшего славянского бога Перуна, которому здесь посреди священной рощи на острове Кампе богатые жертвы приносили. Но когда христианство в Чехии появилось, сброшен был кумир Перуна в рядом текущую Влтаву, а меч, что этот языческий бог в правой руке держал, вмурован между камнями моста был, чтобы никто более мечом тем обезглавлен не был, как то во времена власти того Перуна бывало. Из мести утопил это языческий бог в этом месте много христиан и, говорят, еще много потопит – за то, что отреклись от него верующие и кумир его во Влтаве потопили. Старые рыбаки и лодочники пражские из-за того боялись для себя несчастий, если бы вдруг кому-нибудь, кто в этих местах тонет, помочь вздумали. Каждый год, говорят, Перун здесь кого-то топит, поскольку полагалось ему каждый год жертвоприношения получать. Еще в начале этого (19-го) столетия между лодочниками пражскими бытовало поверье, что нельзя помогать никому, кто неподалеку от затопленного кумира Перунова тонет, иначе каждый из спасателей утонет так же.
При переводе я старался сохранить язык оригинала, поэтому прошу меня простить за некоторую неудобочитаемсть текста.

Статуя

К сожалению, в книге не указаны источники, но такие признаки, как ряд взаимоисключающих, причем следующих прямо друг за другом посвященных одному и тому же предмету легенд, наводят на мысли, что перед нами действительно собранные и записанные предания, а не авторская фальсификация. Зато ряд вопросов вызывает сама статуя Брунцвика, упомянутая в тексте. Дело в том, что Брунцвик появился на своем месте только через семь лет после выхода этой книги, тогда как предыдущая статуя, по мнению ученых, изображала Роланда и была разрушена шведами еще в 1648 году. То есть на момент написания книги взору обывателей были представлены исключительно ноги, тогда как торс переехал в городской музей. Так почему же Брунцвик, если Роланд? И почему, собственно, Роланд?
Вот что пишет по этому поводу профессор Франтишек Рут:

Kronika královské Prahy a obci sousedních. Sebral a vypravuje Professor František Ruth, 1903, третий том
Стр. 510-511

Эта статуя стояла на мосту с давних времен, в период правления Ладислава Ягеллона (Ladislav Jagellovec, 1471–1516) была поставлена новая скульптура, которая была расстреляна шведами в 1648 году. Остатки хранятся в городском музее. Это был знак городских торговых и таможенных прав, своего рода персонификация водного права, символ усиленной охраны мира, как и подобные колонны Роланда в Бремене, Гамбурге, Девине и др., установленные на торжищах и у пристаней, то есть тут на берегу о. Кампы сгружался товар, что доставляли в Прагу по реке. Народ называл такие скульптуры по имени известного сказочного рыцаря – Роландом, а у нас – Брунцвиком.
Сноска в тексте: Мне так же попадалось рассуждение, что изначально название было Rolle-saule от rolle – оплата, пошлина, которое позже превратилось в Rolandsaule. Самая старая пражская статуя представляла собой важного старца с опущенным мечом, который стоял спиной к реке, а вовсе не лицом к мосту, как нынешняя. Модель этой старой статуи, выполненная из слоновой кости, есть в городском музее.
Происхождение слова Брунцвик (Bruncvík) излагает Redel (Das sehenswurdige Prag 1729) так: как Venceslaus (Václav) стало в немецком языке Vencel, из Boleslaus (Boleslav) – Buncel, Břetislav – Przetislaus превратилось в Pretzel, так и из Přemysl – Przemysl получилось Pruncel, потом Prunclík или Brunclík, а это, собственно, и был наш славный король Пржемысл Оттакар 2.
Этот король, говорят, возвращаясь в Прагу после победы над венгерским Белой, бросил меч свой в воды Влтавы, чтобы тот оставался там де тех пор, пока не будет переполнена чаша народного терпения. И когда наступят самые тяжелые времена меч этот появится над Влтавой, чтобы с его помощью король поразил всех врагов.
По другой легенде, Карл 4. повелел поставить эту статую в честь строителя моста, а в пилоне под ней приказал замуровать чудесный меч, который он получил в чужих краях от одного отшельника. Когда чехов постигнет беда, этот меч сам разрушит камни и в языках пламени вознесется на вершину горы Бланик, чтобы чешские рыцари поднимались на помощь.
Так же говорят, что на этом месте стоял кумир языческого бога Перуна, который мстит христианам тем, что у этого пилона каждый год тонут люди, а желающие их спасти так же гибнут.

Интересно, что в самом раннем источнике, повествующем о Брунцвике (Kronika o Bruncvíkovi, кон. 14. века) никакого волшебного меча при нем не упоминается. Нет в ней, впрочем, и никакой связи с мостами вообще и этим конкретным в частности. Но еще более важно, что название колонны выводится автором совсем не из имени сказочного рыцаря. И он в этом далеко не одинок: Maximilian Franz Xaver Millauer (1784-1840) – профессор и ректор Карлова (тогда еще Фердинандова) университета писал, что название «Роландова колонна» вполне вероятно происходит не от Роланда, а от немецкого слова «rollen», что означает «свиток» (ср. свитки в руках фигур на постаменте пражского Брунцвика), либо от слова «rugen», которое в немецком языке означает «наказание по результатам расследования/суда», указывая, что публичные места, где осуществляется правосудие, носят поэтому название «Rugeland». А его старший современник Josef František Jaroslav Schaller (1738- 1809) в своей работе "Beschreibung der Hauptstadt Prag" 1795 и вовсе говорит о том, что старая статуя Роланда была в действительности очень старой, сохранившейся, возможно, еще со времен славянских. Изначально она, якобы, изображала бога Перуна, а позже христианами была переделана в более приемлемую для них фигуру.

Последнее представить себе довольно сложно (хотя чего только не бывает на свете), но как бы там ни было, Роланд оказывается совсем не тем Роландом, которым кажется. С другой стороны, относительно Брунцвика-Пржемысла (чья история в исходном варианте 14. века представляет собой лишь миф о возникновении чешского герба) напрашивается мысль, что и меч, и мост, и миф о помощи в трудные времена оказались здесь "по наследству" от древнего Хозяина этих мест, чей кумир был когда-то сброшен в реку.

Перунова месть

Исходник
На днях наткнулся на весьма любопытную чешскую, вернее, пражскую легенду о Перуне, этнографическую достоверность которой мне так и не удалось определить. Иначе говоря, она вполне может быть как действительным преданием далеких веков, так и "новоделом", созданным в нашем веке для привлечения туристов. Поэтому я прошу воспринять ее именно как легенду и не более того. Хотя несколько весьма любопытных связанных с ней совпадений я все же укажу ниже, после пересказа текста.

Collapse )
Swina's coat of arms

"Русь – норманны".

Существует один средневековый источник, который именует русь норманнами, однако, прежде чем подробно рассмотреть его, давайте изучим само это понятие – норманны. Что это такое, откуда оно появилось и что означает?

В скандинавских сагах, записанных в 13-14 веках, нередко употребляется слово норманны (точнее Norðmaður, Norðmaðr, Norðmenn, Norðmann и т.д. в их вариантах написания). В отличие от пресловутого слова викинги, которое никогда не применялось в качестве самоназвания скандинавов, слово Norðmaður (произносилось очень приблизительно, как “норманур”) действительно используется для общего обозначения скандинавов. В сагах так частенько называют представителей любых скандинавских народов – норвежцев, данов, шведов, исландцев, гётов, готландцев, гренландцев и прочих. А равно и всех этих народов вместе взятых. Это на самом деле являлось тогда обобщающим самоназванием скандинавских племён.   

Collapse )

Новая книга о князе Само и проблемы ранней славянкой истории

Недавно прочел новую работу Максима Жиха «Славянский правитель Само и его «держава» (623-658). Источники, локализация, социально-политическая организация, историческое значение» (СПб., 2019). Это небольшая по объему, но крайне интересная и полезная книга. Так как я очень ленивый человек, очень не хочу заморачиваться с оформлением ссылок, да и занят, честно говоря, другим проектом, решил опубликовать свою первую рецензию в формате ЖЖ. Собственно говоря, все что я думаю о ней, Максим уже знает лично от меня (для него в данном тексте ничего нового нет), но, думаю, что и широкой публике тоже будет интересно, и повторение – мать учения.
Итак, во-первых, следует отметить, что книга написана простым и понятным языком. Никакого постмодернизма, никакого пустословия. Четко и по делу. Читать приятно. Прочел на одном дыхании.
Трактат в основной своей части разделен на несколько частей:
1. Источниковедческий обзор
2. Рассмотрение теорий происхождения главного героя
3. Анализ социально-политического устройства и исторической географии «государства Само»
4. Обзор политической истории этого политического объединения – войны с франками и аварами.
Кроме того, в Предисловии представлен добротный обзор историографии по проблеме, а в приложениях предлагаются все имеющиеся письменные источники о Само, в том числе впервые переведенные автором на русский язык.
Collapse )
Swina's coat of arms

Связаны ли “викинг” и “витязь”?

О происхождении русского слова витязь от скандинавского викинг можно прочитать у ряда авторов, пишущих в жанре скандинавской теории. Высказывался в таком духе не так давно, например, Л.С.Клейн. Однако, на самом деле, слово витязь совершенно определённо не происходит от скандинавского викинг. Дело в том, что слово витязь является общеславянским. А от славян заимствовано ещё и в румынский. 

А также, предположительно, в прусский. Подобное широкое распространение этого слова никак не может быть объяснено заимствованием русскими этого слова в “эпоху викингов” из скандинавской исходной. Если это и является заимствованием, то общеславянским, а следовательно, намного более ранним, чем 8-11 века, и произошедшим, соответственно, не из скандинавского языка. Хотя на самом деле, есть основания предполагать, что это и вовсе не заимствованное слово.  

Collapse )
Swina's coat of arms

Викинги: слово и миф. Часть 2

Откуда же тогда появились все эти расцвеченные пышными красками представления о викингах, которые мы в настоящее время видим в научной литературе, а равно и массовой культуре? И что это вообще такое? 

Это феномен, в первую очередь художественный, культурный. Который позже проник в исторические произведения. В 19 веке, такие деятели шведской литературы, как Эрик Гейер и Эсайя Тегнер, вдохоновлённые романтическим патриотизмом стали формировать в своей поэзии образ “общескандинавских” викингов – благородных, отважных, непобедимых воинов. Тот самый, который знаком нам и сейчас. И даже представляется чем-то научным. То же самое произошло в Дании, а чуть позднее – и в Норвегии.

Collapse )
Swina's coat of arms

Викинги: слово и миф. Часть 1

Давайте рассмотрим то самое, пресловутое, чрезвычайно широко разрекламированное слово викинги, которое в рамках предлагаемых в настоящее время в качестве “науки”, представлений и взглядов на раннесредневековую историю северной Европы является, чуть ли не краеугольным камнем! Оно свободно приравнивается к таким понятиям как варяги, норманны и даже просто скандинавы! И всё это весьма удивительно – так как на самом деле, никакой важности в реальных старинных источниках, это слово не имеет и употребляется в них чрезвычайно редко. Оно не является полностью равнозначным слову норманны, не обозначает всех скандинавов, и тем более – не равно понятию варяги! Исходя из источников, слово  “викинги”, на самом деле, никогда не означало ничего подобного. Разве что несколько сближается с понятием норманны, если мы именуем так участников раннесредневековых нападений на Европу. 

Но викинги ни в коей мере не являются полным синонимом всех этих слов. Настоящее значение и употребление слова викинги куда более скромное. И присутствует оно, на самом деле, не в таком большом числе источников, хотя является, видимо, довольно старым. Никакого смысла, типа названия всех скандинавов – у слова викинги не было никогда даже и в помине! И как синоним для слова варяги – оно также никогда не употреблялось ни в одном старинном тексте. 

Collapse )
Swina's coat of arms

История возникновения шведской теории происхождения Руси.

Поздравляю с праздником Солнцеворота! 

Откуда же, на самом деле, появилась шведская версия происхождения Руси? Сейчас обычно считается, что базис этого учения был заложен тремя немецкими историками, работавшими в конце 18 века в Российской академии наук, в Санкт-Петербурге: З.Г. Байером, Г.Ф. Миллером и А.Л. Шлёцером. Самым ранним из этих авторов являлся Зигфрид Готлиб Байер (или также Сигфрид Теофил Баэр), востоковед, по образованию, который первым в России опубликовал подобные утверждения в своей статье  “О варягах” (“De Varagis”), изданной на русском языке в 1767 году. Именно он впервые в нашей науке и заявил о шведском происхождении Рюрика и его руси. 

Но на самом деле учение это появилось не в России, а указанные авторы, включая первого из них – Байера просто привнесли его в Россию. Познакомив русскую публику, в том числе учёное сообщество, с этими идеями на правах “настоящей европейской науки”. В то время, когда перенимать западные науки было у нас весьма модным и респектабельным. Эти же немецкие авторы приложили руку к популяризации данной версии в остальном мире. Однако возникла эта теория, на самом деле, как это не удивительно, в Швеции в 17-ом и 18-ом веках! Именно там были предложены все те постулаты, которые до сих пор повторяются практически в неизменном виде, приверженцами шведской теории происхождения Руси. И именно оттуда всё это и происходит! Далее мы подробно рассмотрим историю возникновения этого – чтобы точно разобраться, как именно появилась эта версия!    

Collapse )
Swina's coat of arms

Почему исконное слово Русь было заменено на Россия? И что оно означает?


Ранее изучая русскую историю, я иногда задавался вопросом: откуда появилось слово Россия – если во всех древнейших русских текстах, как для названия нашего народа, так и для обозначения его земель, использовались только варианты типа Русь, или Роусь? Почему “у” исчезла и была заменена на “о”? И, вообще, что означает эта самая “Россия”, если мы русские? Одной из первых моих мыслей на этот счёт было то, что связано это с неправильным прочтением “странных” древних кириллических букв, “церковно-славянской вязи”. Однако, дело, конечно же, не в этом! 

На самом деле, слово “Россия” – по своему происхождению, является греческим прозвищем нашей страны. И восходит оно, разумеется, к греческому слову “росы”, которое те употребляли чтобы именовать так русских. Причём, эти греческие формы – являются, по сути, достаточно враждебными, ругательными и даже оскорбительными по отношению к нам. Греки стали называть так наших предков, на самом деле, потому, что боялись их. 

Collapse )