Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

В ПОИСКАХ ОСАЛУКОВНЫ

У нас как-то в литературе утвердилось мнение, что Олег Святославич, знаменитый "Гориславич" из "Слова о полку", был женат на дочери некоего половецкого хана Осалука.
Не прояснит ли кто мое недоумение - дело в том, что Олег преставился в 1115 году, а первое упоминание Осалука в летописях датируется  1193 годом (если не отождествлять его с Селуком Лаврентьевской, Селелуком Ипатьевской летописи, который опять-таки появляется на сцене спустя тринадцать лет после смерти князя).
Оно, конечно, всякое бывает, но тесть, сохраняющий не просто активность, а водящий войска в бой спустя десятилетия после смерти отнюдь не отроком умершего зятя - мне как-то с трудом верится в такое.
Сведений о жене Олега Святославича летописи не сообщают вообще никаких.
Не есть ли пресловутая "Осалуковна" очередной евразийский миф?
Иначе, кстати, очень трудно понять, почему у записываемого ей во внуки Буй Тур Всеволода не просто европеоидный, а чистый северноевропейский облик?

Слева - "на три четверти половец", по утверждению евразийцев, Буй Тур Всеволод, реконструкция внешности по черепу. Справа - фризский крестьянин.

Модель смерти и умирания в «Повести об убиении князя Михаила Чериниговского».

Проблематика смерти в культуре человека лишь с недавних пор стала актуальной, соединяя в себе различные гуманитарные направления: историю, этнографию, этнологию, фольклор, мифологию, социально-культурную антропологию. По мнению А.Я.Гуревича, «смерть играет важную роль в конституировании картины мира, присущей данной социально-культурной общности»; одновременно, она является одним из коренных «параметров» коллективного сознания (Гуревич, 1992, с.5-6). Феномен смерти являет собой уникальный пласт ментальности, которой подвержены не только интеллектуальная элита конкретного периода времени, но и самые широкие слови населения (Гуревич, 1989, с.115).

Важность и уникальность установок отношения к смерти как к культурному феномену привлекло значительное количество исследований, пионером среди которых может служить труд Филиппа Арьеса «Человек перед лицом смерти». Проблематика смерти нашла свое отражение в трудах В.Янкелевича, М.Вовеля, А.Я.Гуревича, Р.Моуди, Г.Мулина и др. Исследователями синтезировался материал из различного рода гуманитарных и социальных наук. Обстоятельно изучен феномен смерти в культуре средневекового европейского общества (Ж. ле Гофф, Ф.Арьес, М.Вовель, К.Л. Харт Ниббриг, Ж.Дюби и др.).

Отрадно отметить, что в последние десятилетия появляется все больше трудов, так или иначе уделяющих внимание повседневной жизни, бытовой культуре, мировоззрению древнерусского человека. Это труды В.В.Долгова, И.Н.Данилевского, А.А.Горского, А.Л.Пушкаревой и др. Тем не менее, проблематика и роль смерти в повседневном мире древнерусского человека еще не нашла своего исследователя.

Для рассматриваемой нами темы особую роль играет агиографический жанр древнерусской литературы, авторы которого стремились создать символический мир для своих героев, придать их действиям сакральный, риторический оттенок. Стереотипными являются упоминания биографий великих князей и их слуг, а также татар, которым зачастую придаются инфернальные черты. Одним из подобных произведений является «Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора».

«Повесть об убиении князя Михаила Черниговского» - это созданная книжником фантомная реальность, своеобразный ответ древнерусской интеллектуальной элиты на события, связанные с нашествием монгольских войск под предводительством Бату на Русь. Символизм и эсхатологичность агиографического сюжета не позволяют согласиться с А.Г.Юрченко, считающего историю трагической гибели князя Михаила вымыслом, однако имеет смысл согласиться с утверждением историка о неизбежности мученичества (Юрченко, 2006, с.225), что и будет показано ниже. Тем не менее, выяснение реальных причин смерти черниговского князя не лежит в плоскости нашей темы.

Смерть князя Михаила в Орде является мученической. Этот факт не вызвал сомнение ни у одного исследователя, так или иначе обращавшегося к изучению данного события (Юрченко, 2006, с.225; История русской литературы, 1980, с.178; Рудаков, 2009, с.102; Горский, 2006, с.149-150). Факт неизбежной мученической кончины сопровождает всю нить повествования.

По справедливому замечанию В.Н.Рудакова, повесть наполнена эсхатологическими сюжетами (Рудаков, 2009, с.106). Образы ужаса, страха и смерти – ключевые моменты в повести, тесно переплетающиеся с христианским мировоззрением. Именно из-за «умножения грехов» книжник видит причины нашествия «поганых татар на землю христианскую». (Повести, 2001, с.243). Причем эсхатология в данном случае тесно переплетается с ужасами смерти, красочно описанными неизвестным автором повести: «были они погаными безжалостно перебиты…. мало кто уцелел». Описанные фрагменты повествования как будто подготавливают неопытного читателя к основным сюжетным событиям.

Collapse )
Swina's coat of arms
  • swinow

Как могла выглядеть система островов Рюген - Узедом до землетрясения 1308 года?

Недавно в сообществе обсуждалось свидетельство арабского автора Ибн Русте об острове ар-Русийа (остров Руси), окружённом озером. Есть мнение, что ар-Русийа арабских текстов - это Рюген. Памятуя о том, что в начале XIV века он подвергся мощному землетрясению, я попробовал реконструировать, как могла бы выглядеть его береговая линия до катаклизма.

Вначале о сути дела. Как сообщает географ Герард Меркатор, в 1308 году на Рюгене случилось разрушительное землетрясение, которое уничтожило значительную часть полуострова Мёнхгут (крайний юго-восточный полуостров Рюгена) - ранее также назывался Мёкегудт. Об этом, в частности, несколько раз упоминает А.Г. Кузьмин: «Герард Меркатор сообщает, между прочим, что «остров в древние лета многим пространнее был, неже ныне». В результате землетрясения от острова отделился небольшой островок Руден, а часть его оказалась затопленной». (Кузьмин А.Г. Варяги и Русь на Балтийском море // Вопросы истории. 1970. №10) Также об этом: «1308 год. Землетрясение разрушило остров Рюген, в результате чего откололся остров Руден». (Сведения иностранных источников о руси и ругах. Из книги: Откуда есть пошла Русская земля. Т. 2. М., 1986)

Collapse )

ЕЩЕ О СВЯЗЯХ ВИЗАНТИИ И БАЛТИЙСКОЙ РУСИ



Я  уже касался в сообществе темы об отражении событий юго-западной Прибалтики в византийских источниках. Тогда речь шла об упомянуом в византийских хрониках "крещении россов" в годы, когда речь могла идти только о крещении Рюгена - остальные сколь-либо заметные группы русов были христианами, по крайней мере, де-юре (вопрос о двоеверии и языческом сопротивлении я тут не рассматриваю).

Тогда же встал вопрос о том,  есть ли какие-то свидетельства связей между Византией и южным берегом Варяжского моря.

Хотел бы указать по крайней мере на два таких источника. Первый из них недавно освежил в моей памяти выход четвертого тома пятитомника "Древняя Русь в свете зарубежных источников"(М., 2010). Там.,помимо прочего, цитируются "Барийские анналы", в составе вторгшегося в Италию византийского войска отмечающие на втором месте после русов (то есть именно там, где византийские хрисовулы того времени обыкновенно помещали варангов)  неких "вандалов"(стр. 93). Комментатор (А.В. Назаренко) в сноске сначала утверждает, что так называли "западных славян", а потом недоуменно заключает"что за славяне могли участвовать в византийском войске, неясно". в отношении первого он не то ошибается, не то лукавит, стараясь избежать и намека на упоминание балтийских вендов - именно их, а не расплывчатых "западных славян" называли вандалами средневековые книжники. Чехов и словаков так, насколько мне известно, не называли, на поляков же название вандалов распространилось не раньше, чем владыки Кракова подчинили себе вендов-поморян. Их очевидное тождество с "варангами" не должно нас здесь занимать.
Для нас тут совершенно ясно одно - в войске Византии, причем в немалом количестве, присутствовали балтийские славяне. и это факт, прямое сообщение источника.

Барийские анналы возникли в первой половине  XI века. Ближе к концу того же столетия Адам Бременский (кстати, также именовавший вендов вандалами) отмечает в городе Юмна (он же Волын) присутствие значительного количества греков и даже некий "греческий огонь" (фрагмент, еще не получивший однозначного толкования - обыкновенно тут подразумевают маяк).

Итак, уже в XI веке контакты между балтийскими вендами и Византией очевидны. В императорской армии присутствуют, и отнюдь не в малом количестве, воины-венды. В то же время в торговых городах "поморья Варяжского в Кашубах", говоря словами летописи, присутствует столь же заметное количество греческих купцов. 

Вандалы и славяне: родня или соседи? (К постановке проблемы)

Племя вандалов, отнесенное историками XVIII-XIX вв. к мифическим «восточным германцам»*, в эпоху средневековья традиционно причислялось к славянам. Немецкий историк Адам Бременский (ок. 1075 г.) пишет: «Славия - это очень обширная область Германии, населенная винулами, которые некогда назывались вандалами».

*См. http://sergeytsvetkov.livejournal.com/49
715.html

Его соотечественник, писатель XII в. Гельмольд в полном согласии с ним говорит, что славян в древности называли вандалами, а в его время - винитами, или винулами.

Collapse )
varing
  • varing

Актуальное...

Когда в истории России случился первый теракт? Или происшествие, которое таковым можно считать? Что-то ничего не приходит в голову, кроме безумных революционеров-бомбистов XIX века... А Смутное время или пораньше? Не было такой проблемы?

Возьмём общее определение. Террористический акт - это форма насилия, совершаемого деструктивными силами с политическими целями.
wasileck

Создаётся файлообменник с дисертациями

Недавно, в гугл-рассылке Электронная библиотека обсуждали проблему доступности диссертаций с сайта РГБ.
Лежат они там, как видно, мёртвым грузом. В итоге решили создать сайт, с которого можно свободно их скачивать.
Пока что там выкладываются филологические работы.

Кровавые трагедии и смуты России по Максиму Горькому

В русском крестьянине как бы еще не изжит инстинкт кочевника, он смотрит на труд пахаря как на проклятие Божье и болеет «охотой к перемене мест». У него почти отсутствует — во всяком случае, очень слабо развито — боевое желание укрепиться на избранной точкe и влиять на окружающую среду в своих интересах, если же он решается на это — его ждет тяжелая и бесплодная борьба. Тех, кто пытается внести в жизнь деревни нечто от себя, новое — деревня встречает недоверием, враждой и быстро выжимает или выбрасывает из своей среды. Но чаще случается так, что новаторы, столкнувшись с неодолимым консерватизмом деревни, сами уходят из нее. Идти есть куда — всюду развернулась пустынная плоскость и соблазнительно манит вдаль.

Любопытная статья "классика пролетарской литературы", опубликованная в Берлине в 1922 году и никогда не публиковавшаяся ни в советскую, ни в постсоветскую эпоху. Казалось бы, собственно к Древней Руси она не имеет прямого отношения - но интересна тем, что автор пытается на примере революционных событий и путём ряда экскурсов в историю заглянуть в душу и психологию русского крестьянина, понять, какими глубинными чертами его характера можно объяснить ту всеобщую озлобленность и жестокость, которая потрясла Россию в начале ХХ века. Картина, прямо скажем, весьма нелицеприятна. Но возможно, представитель городской интеллигенции был в чём-то прав? Судить вам, дорогие сообщники.
Хобби

О времени взятия Корсуни князем Владимиром



В российской и советской историографии фактически так и остался не решенным вопрос о датировке взятия Корсуня князем Владимиром Святославичем. Эта датировка в разных работах варьирует в границах от 988 г. (Богданова, Иванов) до 989 (Назаренко) и 990 г. (Рапов).
Сложность проблемы объясняется противоречивостью указаний отечественных источников (988 г. – ПВЛ и НПЛ, одновременно с крещением и   «на третье лето по крещении Владимира», т.е. очевидно в 989 г. – Иаков Мних). А также приблизительностью указаний на время взятия Херсонеса со стороны источников византийских.
Collapse )
Пистолетик!

По следам Окулича-Казарина - продолжение

Общение со священником Православной церкви Пыльтсамаа показало только, что метрики в церкви хранятся только с 1937 года. Он посоветовал обратиться в архив в Таллинне. Обратившись в Государственный архив Эстонии нас отослали в Исторический архив Эстонии в Тарту http://www.eha.ee/ на сайте которого мы нашли оцифрованные метрики Пыльтсамаа, и вообще все подобные документы хранятся на этом сайте оцифрованными на этом сайте. И в книге за 1923 год под 26 апреля значится смерть русского эмигранта Николая Окулича-Казарина на 74 году жизни, позднее мне переведут полностью эту страницу, там что-то сказано о погребении.
Таким образом, имеется документальное свидетельство смерти Великого псковского краеведа Окулича-Казарина.